Цель исследования. Выявить факторы риска (ФР) возникновения ИБС, встречающиеся в молодом возрасте, и триггеры развития приступа НС.

Материалы и методы. Исследованы клинические особенности заболевания у 30 пациентов, госпитализированных в КБСМП по поводу ОКС (11 женщин (36,7%) и 19 мужчин (63,3%) в возрасте 58,04 ± 8,73 лет), у которых впоследствии диагностирована НС. Особое внимание уделяли детализированному выявлению ФР развития ИБС, имевшим место в жизни больных в более молодом возрасте (до 18 лет). Пациентов тщательно спрашивали об их собственной жизни до совершеннолетия и социально-экономических условиях их жизни указанного возрастного периода. Обращали отдельное внимание на триггерные факторы развития настоящего приступа НС и его продромальный период.

Результаты исследования. Наследственность оказалась отягощенной у половины больных: смерть матери от ССЗ в возрасте до 55 лет выявлена у 1 (3,3%) пациента; у 15 (50%) - ближайшие родственники имели ССЗ в возрасте старше 55 лет; у 15 (50%) наследственность по ССЗ не отягощена.

При опросе выявлены следующие особенности больных, имеющие место в жизни пациентов до 18 лет: 5 (16,7%) пациентов в детстве имели избыточную массу тела; 16 (53,3%) - являлись пассивными курильщиками; 5 (16,7%) отмечали систематическое злоупотребление соленой, жирной и жареной пищей; у 11 (36,7%) - основная масса потребляемой пищи приходилась на вечер, имело место переедание; средний возраст начала употребления алкоголя среди лиц, участвующих в анкетировании составил 19,8±3,5 лет; 15 (50%) не были удовлетворены материальными, а 10 (33,3%) и жилищными условиями; 3 (10%) пациента вели малоподвижный образ жизни; 22 (73,3%) - всегда торопились, быстро передвигались, быстро ели; 19 (63,3%) - подвергались постоянному тяжелому физическому напряжению в среднем с 13±2,4 лет; 17 (56,7%) - в детстве часто переносили ОРВИ; 6 (20%) периодически ощущали дискомфорт в домашней обстановке; 6 (20%) постоянно и 2 (6,7%) периодически испытывали напряженные психоэмоциональные отношения со сверстниками, старшими; у 2 (6,7%) пациентов имело место повышение АД в возрасте до 18 лет, в среднем с 14,5±0,7 лет.

Последнему обострению предшествовали следующие симптомы: изменение настроения отмечали 13 пациентов (43,3%), нарушение сна - 22 (73,3%), общую слабость - 10 (33,3%), головные боли, боли в области спины - 15 (50%), симптомы вегетативной дисфункции (сухость во рту, тремор, потливость) - 13 (43,3%), изменение аппетита - 9 (30%), дискомфорт в животе - 2 (6,7%), проявление ринита - 5 (16,7%).

Из наиболее вероятных причин, спровоцировавших последний приступ, явившийся причиной настоящей госпитализации, больные отмечали: изменение уровня физической активности - 20 (66,7%) пациентов; изменение метеорологических условий - 14 (46,7%); подъем АД, хроническое беспокойство и депрессию - по 11 (36,7%) человек; геомагнитные дни и потерю близкого человека - по 9 (30%) больных; более холодную погоду, несоответствие вознаграждения интенсивности работы, продолжение работы при плохом самочувствии - по 7 (23,3%) пациентов; проблемы у детей, разочарование, связанное с несбывшимися ожиданиями - по 6 (20%) человек; монотонный однообразный труд - 5 (16,7%). Несколько реже анкетируемые отмечали проблемы с ВДП (перенесли ОРВИ), острое понижение настроения 4 (13,3%) и употребление пищи по - 4 (13,3%) больных; потребление большого количества алкоголя - 3 (10%); ожидание отпуска, высокое напряжение, связанное с установленным конечным сроком выполнения задачи, неудачи в личной жизни - по 2 (6%) пациента; переезд, отсутствие отпуска более года, приближение праздника, предстоящее путешествие, необходимость куда-то лететь в самолете, ненамеренную потерю работы, недавнее увольнение - по одному (3 %) больному.

Выводы.
Некоторые общепринятые ФР возникновения ИБС присутствовали у больных до 18 лет их жизни. Продромальный период выявлен у 27 (90%) пациентов. У большинства протестированных лиц был типичный ангинозный статус, спровоцированный самыми разнообразными триггерными факторами. Большинство больных - 24 (80%) - имели одновременно сочетание более трех триггерных факторов; один, два и три таких фактора имели по 2 (6,7%) пациента соответственно.



ГОУ ВПО СГМА, кафедра госпитальной терапии.
Иванова Т.М, Шаробаро В.И.