Прогресс в лечении острого инфаркта миокарда (ИМ) привел к существенному снижению 1-месячной смертности и частоты развития сердечной недостаточности (СН) в период первичной госпитализации по поводу ИМ. В то же время, СН остается важнейшей причиной поздней летальности и госпитализаций больных, перенесших ИМ, а факторы, предопределяющие развитие СН в отдаленные сроки, изучены значительно меньше.

ЦЕЛЬ

Изучить частоту клинической манифестации СН в течение первого года после ИМ и выявить ее ранние предикторы.

МЕТОДЫ

Проведено 12-месчное наблюдение 123 пациентов, средний возраст 59+1 лет, перенесших ИМ с подъемом сегмента ST и системный тромболизис, у которых не было явлений СН по окончании первичной госпитализации по поводу ИМ и находившихся в течение года на стандартной медикаментозной терапии. При поступлении оценивались клинические данные и анамнез.

Электрокардиографический анализ включал измерение числа отведений с элевацией сегмента ST, значений максимальной и суммарной элевации ST (maxST и sumST) перед тромболизисом (ЭКГ-1) и через З ч после него (ЭКГ-2) в мм. Эхокардиографические показатели оценивали перед тромболизисом (ЭхоКГ-1), при выписке (ЭхоКГ-2), и по окончании периода наблюдения, когда оценивался класс СН по NYHA и пациенты были разделены на группы СН— (NYHA I) и СН+ (NYHA II-IV).

РЕЗУЛЬТАТЫ

В группу СН+ вошло 54 (44%) пациента, у большинства из которых (43, 80%) был диагностирован II класс NYHA. У 69 больных в конце наблюдения не было проявлений СН (группа СН-). Пациенты группы СН+ были старше, чем в группе СН - (62±1 и 56+1 лет, р=0,001), у них достоверно чаще наблюдалась передняя локализации ИМ (83% и 44%, р<0,001), было больше отведений с элевацией сегмента ST на ЭКГ-1 (5,6+0,2 и 4,4±0,2, р<0,001); была больше величина элевации ST на ЭКГ-I (maxST 5,3±0,3 мм против 4,0+0,3 мм, sumST 18,0+1,4 мм против 12,9±1,1 мм) и ЭКГ-2 (соответственно, 2,5±0,2 мм против 1,7±0,2 мм и 8,2±0,9 против 5,3+0,6 мм), везде р<0,05.

В группе СН+ также были выше индекс локальной сократимости левого желудочка при ЭхоКГ-1 (1,81 ±0,05 против 1,57+0,05, р<0,001) и ЭхоКГ-2(1,78±0,03 против 1,49±0,04,р<0,001), а также величина митрально-септальной сепарации (9,7±0,5 мм против 8,1 ±0,5 мм, р=0,03) и конечно-систолического индекса левого желудочка (32±2 мл/м против 25± 1 мл/м , р=0,005) при ЭхоКГ-2. Характер медикаментозной терапии в группах достоверно не различался.

По результатам логистической регрессии, возраст был важнейшим независимым предиктором СН, отношение шансов 1,06 (95% доверительный интервал 1,01—1,12).

Пороговым значением возраста, позволявшим наилучшим образом разделить пациентов по прогнозу СН, была его величина 64 года: СН имела место у 27 из 42 (64%) пациентов старше 64 лет, и лишь у 29 из 81 (36%) младше этого возраста, р<0,05.

ВЫВОДЫ

Развитие СН в течение I года после ИМ можно прогнозировать на основании ряда доступных в клинической практике электрокардиографических и эхокардиографических показателей. Пожилой возраст представляет собой наиболее значимый фактор риска клинической манифестации СН.

,

Берштейн Л.Л., Новиков В. И.,
Вишневский А.Ю., Гришкин Ю.Н.
ГОУ ДПО «Санкт-Петербургская
медицинская академия
последипломного образования»
Росздрава, Санкт-Петербург, Россия