Сапа Ирина Юрьевна

Часть 1. Срыгивания у детей раннего возраста
Часть 2. Рефлюкс-эзофагит у детей
Часть 3. Пищевод Барретта

В последние годы значительно возросло внимание детских гастроэнтерологов и детских хирургов к заболеваниям пищевода. Это связано с тем, что патологический заброс содержимого желудка в просвет пищевода приводит к серьезным изменениям слизистой оболочки пищевода, ухудшает течение заболеваний органов дыхания и значительно меняет качество жизни ребенка.
В группе заболеваний пищевода наиболее часто встречается гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ). Название патологии происходит от слов gaster – желудок, oesophagus – пищевод и refluxus – обратное течение. В основе болезни лежит развитие характерных признаков заброса желудочного содержимого (реже – содержимого двенадцатиперстной кишки) в просвет пищевода и развитие воспалительного поражения нижней части пищевода (рефлюкс-эзофагита). В разделе “Болезни органов пищеварения у детей/Пищевод” приведены данные об анатомическом строении пищевода, которые помогают понять механизм развития желудочно-пищеводного рефлюкса. Рефлюкс может происходить из-за расслабления или снижения давления в нижнем пищеводном сфинктере (мышце-запирателе); нарушения опорожнения желудка; повышения внутрибрюшного давления.

Часть 1. Срыгивания у детей раннего возраста

Под срыгиванием понимают пассивный заброс небольшого количества желудочного содержимого в глотку и ротовую полость. Это манифестация гастро-эзофагального рефлюкса (ГЭР) без признаков эзофагита. ГЭР обычное физиологическое явление у детей первых трех месяцев жизни и часто сопровождается привычным срыгиванием или рвотой. Помимо недоразвития нижнего отдела пищевода, в основе рефлюкса у новорожденных лежат такие причины как незначительный объем желудка и его шарообразная форма, замедление опорожнения. В основном физиологический рефлюкс не имеет клинических последствий и проходит спонтанно, когда эффективный антирефлюксный барьер постепенно устанавливается с введением твердой пищи - к 12-18 месяцам после рождения.

В основе первичной несостоятельности антирефлюксных механизмов детей раннего возраста, как правило, лежат нарушения регуляции деятельности пищевода со стороны вегетативной нервной системы. Вегетативная дисфункция, чаще всего, обусловлена гипоксией головного мозга, развивающейся в период неблагоприятно протекающих беременности и родов. Установлена взаимосвязь между родовыми повреждениями позвоночника и спинного мозга, чаще в шейном отделе, и функциональными расстройствами пищеварительного тракта.
Очень часто дети раннего возраста “захлебываются” грудным молоком и потом срыгивают, если у мамы большое количество молока и оно легко истекает из молочной железы (галакторея). В таком случае следует постараться, чтобы ребенок плотно охватывал сосок и не заглатывал воздух.
В том случае, если срыгивания очень упорные и у ребенка нет пилоростеноза (см. статью в разделе “Болезни новорожденных”), необходимо дополнительное обследование для исключения гастроэзофагальной рефлюксной болезни. Проводится УЗИ и по показаниям – фиброэзофагогастроскопия. Все пациенты со срыгиванием должны быть проконсультированы детским невропатологом.

Наличие ГЭРБ можно предположить, когда ГЭР проявляется срыгиваниями и рвотой, не отвечающими на пробное лечение с использованием густых детских смесей и медикаментов. Клинические симптомы, которые должны насторожить родителей и врача – это рвота с примесью крови, задержка физического и психического развития ребенка, постоянный немотивированный плач, кашель, нарушение сна.
Редко встречается у детей синдром руминации (“жевания жвачки”). При данном состоянии происходит заброс желудочного содержимого в ротовую полость и повторное его проглатывание. Отмечено, что, оставаясь одни. Дети могут поперхиваться собственным языком или пальцами. Как правило, этот синдром наблюдается у детей от 2 до 12 месяцев, но может встречаться у детей школьников. Напряженная ситуация в семье способствует проявлениям руминации, поэтому данное состояние расценивается как проявление повышенной нервозности и тревоги у ребенка.

Лечение срыгиваний у детей разделено на несколько последовательных этапов. Ряд авторов рекомендует частые кормления малыми порциями. В то же время, кормление небольшими объемами приводит к увеличению числа кормлений и, соответственно, к увеличению числа “послеобеденных” промежутков, что увеличивает число срыгиваний после еды и усиливает беспокойство родителей. В реальной практической деятельности эту меру очень тяжело применить, так как частые кормления ограничивают активность родителей; также уменьшение объема кормления может оказаться стрессом для ребенка, когда он голоден и не хочет прекращать сосать. Эффективность этой рекомендации не доказана. Однако объем кормления должен быть уменьшен, и, в конечном счете, необходимо подобрать частоту кормлений во избежание перекармливания малышей.

Особое значение в раннем возрасте отводится так называемой постуральной терапии. Она направлена на уменьшение степени рефлюкса и способствует очищению пищевода от желудочного содержимого и уменьшает риск развития эзофагита и аспирационной пневмонии. Кормление ребенка грудного возраста желательно проводить в положении под углом 45-60 градусов. Так как ночью во время сна отсутствует перистальтика пищевода, необходимо, чтобы ребенок спал с приподнятым головным концом кроватки в положении на боку.

Рекомендации диетической коррекции срыгиваний при смешанном и искусственном вскармливании основаны на анализе соотношения: казеин/сывороточные белки, в назначаемой смеси. Основываясь на том, что смесь для ребенка должна по составу максимально соответствовать женскому молоку, приоритет в современном вскармливании отдается сывороточным белкам. Однако научные исследования, доказывающие преимущества сывороточных белков над казеином, малоубедительны. Смеси содержат больше белков, чем грудное молоко, с другим соотношением аминокислот. Считают, что казеин способствует створаживанию, и что младенцы, вскармливаемые смесями с большим содержанием сывороточных белков, срыгивают чаще. Показано, что казеин козьего молока способствует более быстрому створаживанию и большей плотности створоженной массы, чем сывороточные белки. Остаточное желудочное содержимое через 2 часа после кормления, при использовании казеиновых белков, больше, чем при кормлении смесью на основе сывороточных белков. Это способствует более медленному опорожнению желудка и связано с лучшим створаживанием. Замедленное опорожнение желудка от смеси с казеинами по сравнению со смесью с сывороточными белками, привело в последнее время к появлению “новой” казеин-преобладающей молочной смеси. Она рекомендована для вскармливания “голодных младенцев”, что обусловлено хорошей насыщающей способностью казеина. Эти смеси сгущаются злаковыми и, таким образом, применяются для лечения срыгиваний.
По мнению зарубежных исследователей, целесообразно использование сгущенной или коагулированной пищи. В молочную смесь добавляют коагулянты, например, препарат рожкового дерева “Нестаргель”. Клейковина рожкового дерева (камедь) – это гель, который образует комплекс углеводов (галактоманнан). В Европе очень популярна камедь акации.
Многие данные свидетельствуют, что загустители молока уменьшают число и объем срыгиваний у младенцев. Рисо-насыщенная смесь, предположительно, улучшает сон, что возможно обусловлено хорошей насыщаемостью, связанной с утилизацией калорий в обогащенном продукте питания. Обогащенные молочные смеси хорошо переносятся, побочные эффекты редки, так же как и серьезные осложнения.

Таким образом, ввиду своей безопасности и эффективности при лечении срыгиваний, сгущающие молоко вещества остаются в ряду приоритетных мер при неосложненном рефлюксе. Смеси, оказывающий противосрыгивающий эффект, называют AR-смесями (антирефлюксные, например, Нутрилон). Большинство из них содержат загуститель камедь в различной концентрации, которая принята как пищевая добавка в специальных медицинских целях для младенцев и детей раннего возраста, но не как дополнительный элемент питания здоровых детей. Добавление диетических волокон (1,8 или 8%) к продуктам прикорма дает косметический эффект на стул (плотный стул), но не влияет на его объем, цвет, запах, калорийность, всасывание азота, всасывание кальция, цинка и железа. Прежелатинизированный промышленным способом рисовый крахмал также добавлен в некоторые смеси. В ряд смесей добавлен кукурузный крахмал. Научный Комитет Европейского Совета по Питанию принял максимально допустимое количество добавленного крахмала - 2 г на 100 мл в адаптированные смеси.

Но необходимо помнить, что “AR”-cмеси - медицинские продукты и должны быть рекомендованы только врачом, согласно правилам назначения лекарственных препаратов.
Педиатры старой школы ранее рекомендовали ребенку со срыгиванием прием 1-2 чайных ложек 10 % манной каши на воде перед кормлением через одно кормление (по Эпштейну). Эта мера позволяла предупредить развитие желудочно-кишечного заброса у данной группы малышей.
При неэффективности диетических мер и постуральной терапии используются медикаментозные средства. Детям грудного и раннего возраста назначают цисаприд (цизаприд, координакс, препульсид), мотилиум.

У детей раннего возраста хорошо зарекомендовала себя альгинатно-антацидная смесь “Гавискон” (производное альгиновой кислоты). В желудке этот препарат образует вязкий противовоспалительный гель-антацид, который плавает как плот на поверхности желудочного содержимого и предохраняет слизистую оболочку пищевода от агрессивного содержимого. Детский “Гавискон” пригоден для смешивания с молочной смесью при бутылочном кормлении.

Часть 2. Рефлюкс-эзофагит у детей

Воспалительное поражение слизистой оболочки пищевода, связанное с гастроэзофагеальным рефлюксом, получило название рефлюкс-эзофагита. Очень редко рефлюкс-эзофагит встречается как самостоятельное заболевание. Как правило, он наблюдается при поражении верхних отделов пищеварительного тракта – при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, хроническом гастродуодените и т.д.
К развитию желудочно-пищеводного рефлюкса предрасполагает ряд факторов: стрессовые ситуации, нервно-психические перегрузки, ожирение, неудобная поза во время приема пищи и в течение дня, курение (в том числе и пассивное), прием алкоголя и пива, диафрагмальные грыжи, нерациональный прием некоторых лекарственных препаратов.
Интенсивность клинических проявлений рефлюксной болезни зависит от концентрации ионов водорода в содержимом, которое попадает из желудка в пищевод и от длительности контакта этого содержимого (рефлюктата) со слизистой оболочкой пищевода.

Клинические проявления гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ): боли в подложечной области, неприятное чувство “саднения, жжения” за грудиной сразу после проглатывания пищи или во время приема пищи. При выраженных болях дети отказываются от еды. Боли за грудиной могут возникать при быстрой ходьбе, беге, глубоких наклонах, поднятии тяжестей. Нередко дети отмечают боль за грудиной и в подложечной области после приема пищи, усиливающуюся в положении лежа или сидя.
Самый характерный симптом – изжога. Обычно она возникает натощак или после еды и усиливается при физической нагрузке. Дети младшего возраста не умеют описывать симптомы изжоги. Из других диспептических расстройств могут быть тошнота, звучная отрыжка, рвота, икота, затруднение глотания.
К так называемым внепищеводным проявлениям ГЭРБ относят рефлюксный ларингит, фарингит, отит, ночной кашель. У 40-80 % детей с желудочно-пищеводным рефлюксом есть симптомы бронхиальной астмы, которые развиваются из-за микроаспирации (вдыхания) желудочного содержимого в бронхиальное дерево. Часто поздний ужин, обильная еда могут спровоцировать симптомы ГЭРБ, а затем и приступы удушья.

Серьезными осложнениями рефлюкс-эзофагита являются эрозии и язвы пищевода с последующими развитием сужения просвета (стриктуры) этого органа , а также формирование пищевода Барретта.
Патологические изменения в органах желудочно-кишечного тракта с нарушением глотания и клиникой рефлюкс-эзофагита присущи и отдельным формам системных заболеваний соединительной ткани. Наиболее четкие клинико-морфологические изменения в пищеводе обнаруживаются при склеродермиии, дерматомиозите, узелковом периартериите, системной красной волчанке. В ряде случаев изменения в пищеводе при системных заболеваниях соединительной ткани предшествуют выраженной клинической симптоматологии основного заболевания, выступают в роли предвестников.

Диагностика ГЭРБ и рефлюкс-эзофагита проводится на основании данных истории развития болезни, особенностей клиники и результатов инструментальных и лабораторных методов. “Золотым стандартом” диагностики рефлюкс-эзофагита на современном этапе является эзофагогастродуоденоскопия с прицельной биопсией слизистой оболочки пищевода. Эндоскопический метод позволяет выявить отек и покраснение слизистой оболочки пищевода, ее эрозивно-язвенные поражения. Широко применяется УЗИ органов брюшной полости. Среди инструментальных методов диагностики наиболее информативными являются 24-часовая pH-метрия и функциональные диагностические тесты (эзофагальная манометрия). Сочетание этих методов позволяет оценить состоятельность нижнего пищеводного сфинктера у пациента по продолжительности кислой и щелочной фазы в положении стоя и лежа, давление в области пищеводно-желудочного перехода. Возможно также проведение фармакологических проб, в частности, введение щелочных и кислых растворов. Также в диагностике ГЭР у детей большую ценность представляют радиоизотопные и рентгенофункциональные исследования, которые включают водно-сифонную пробу или нагрузку с газообразующей смесью. В последние годы применяется метод эхографии для выявления желудочно-пищеводного рефлюкса.

Лечение ГЭРБ, учитывая многокомпонентность данного состояния, комплексное. Оно включает диетотерапию, постуральную, медикаментозную и немедикаментозную терапию. Выбор метода лечения или их комбинация проводится в зависимости от причин рефлюкса, его степени и спектра осложнений. Также своевременная диагностика и адекватная терапия ГЭРБ позволяют снизить частоту приступов удушья и улучшить качество жизни пациентов с бронхиальной астмой.

Как уже отмечалось выше, детям с ГЭРБ и рефлюкс-эзофагитом проводится постуральная терапия - питание в положении под углом 45-60 градусов, сон с приподнятым головным концом кровати.
Больным следует избегать глубоких наклонов туловища, не рекомендуется выполнение гимнастических упражнений с напряжением мышц передней брюшной стенки, поднятие тяжестей. Следует ограничить прыжки, езду на велосипеде. Необходимо избегать ношения одежды с туго затянутыми поясами и тесными резинками.
Очень важно избегать пассивного курения, и тем более, курения самими пациентами – подростками. Употребление алкоголя даже в очень малых количествах отрицательно влияет на тонус нижнего пищеводного клапана и способствует усугублению рефлюкса.

Дети с рефлюкс-эзофагитом должны питаться 5-6 раз в день небольшими по объему порциями. Последний прием пищи должен быть не позднее, чем за 3 – 4 часа до сна. Необходимо избегать употребления продуктов, усиливающих ГЭР (кофе, жиры, шоколад и т.д.). В диете исключаются или максимально ограничиваются острые блюда со специями, уксусом, соусами (аджика, майонез, кетчуп). Ограничивают употребление жирных и жареных блюд, а также продуктов, которые стимулируют желчеотделение и газообразование (репа, редис, все желчегонные травы и др.). Детям не разрешают при ГЭРБ употреблять сушеную рыбу, сухофрукты. Еда всухомятку очень вредна, так как травмирует воспаленную слизистую оболочку пищевода. Полностью исключаются газированные напитки, жевательные резинки. Доказано, что длительное (более 15-20 минут) жевание резинки способствует увеличению кислотопродукции в желудке и снижает тонус пищеводно-желудочного клапана, что способствует рефлюксу.
При выраженном рефлюксе рекомендуют принимать пищу стоя, после еды походить в течение получаса.

Клинически обосновано применение у детей антацидов из-за их нейтрализующего эффекта. Из препаратов этой группы особое внимание заслуживают маалокс и фосфалюгель (1 – 2 пакета 2 – 3 раза в сутки, для детей старшего возраста). Высокой эффективностью при лечении ГЭР обладает смекта (по 1 пакетику 1-3 раза в сутки). Обычно препараты принимают через 40 – 60 мин после еды, когда чаще всего возникают изжога и дискомфорт за грудиной.
С целью уменьшения повреждающего действия кислого желудочного содержимого на слизистую оболочку пищевода используют ранитидин, фамотидин.
Высокоэффективны препараты, которые называют “ингибиторами протонной помпы”: омепразол, париет (рабепрозол). Наиболее эффективным антирефлюксным лекарственным препаратом, используемым в настоящее время в педиатрической практике, является “мотилиум”. Перспективным препаратом для лечения дискинетических нарушений желудочно-кишечного тракта в целом и ГЭР, в частности, является цизаприд (“препульсид”, “координакс”).

В лечение рефлюкс-эзофагита хорошо зарекомендовали себя препараты, содержащие альгиновую кислоту (альгинаты, иногда пишут - алгинаты). Альгиновая кислота образует пенную смесь, снижающую кислотность содержимого желудка, и при попадании в просвет пищевода в случае рефлюкса защищает слизистую оболочку этого органа. Препараты из этой группы – гавискон, топаал.
С целью защиты слизистой оболочки пищевода и желудка от действия агрессивных факторов желудочного сока также используют сукральфат (вентер).
Российские гастроэнтерологи отмечают хороший эффект от применения полифитового масла “Кызылмай” (Казахстан), в состав которого входят масла зверобоя, крапивы, шиповника, солодки, облепихи, чабреца, мелиссы.

Такая тактика при ГЭРБ у детей обеспечивает длительный терапевтический эффект и предупреждает осложнения. Отсутствие эффекта от консервативного лечения на протяжении нескольких месяцев или лет является показанием к хирургической коррекции.

Часть 3. Пищевод Барретта

Пищевод Барретта является одним из осложнений длительно существующей гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Встречается это заболевание примерно у одного из десяти больных с рефлюкс-эзофагитом и относится к предраковым состояниям. По данным медицинской литературы, в Республиканских детских хирургических центрах ежегодно пищевод Барретта диагностируют у 3-7 детей с ГЭРБ.

При этом заболевании клетки плоского неороговевающего эпителия пищевода замещаются метаплазированным (от слова metaplasso – преобразовывать, превращать) цилиндрическим эпителием. Название “пищевод Барретта” поэтому скорее ироническое, поскольку дано по имени английского хирурга Нормана Барретта (Norman Barrett), который в своей работе в 1950 году утверждал, что пищевод не может быть выстлан цилиндрическим эпителием.

Наиболее достоверным методом диагностики пищевода Барретта является исследование участка слизистой оболочки нижнего отдела пищевода, который получают при биопсии во время эндоскопического исследования.
Предрасполагающим фактором к развитию пищевода Барретта служит низкая кислотность при рефлюксе.

Характерные клинические симптомы при пищеводе Барретта отсутствуют. Это заболевание следует обязательно исключать при длительности заболевания (рефлюкс-эзофагите) свыше 5 лет и недостаточной эффективности консервативной терапии. Описано несколько случаев уменьшения болевой чувствительности пищевода у больных с пищеводом Барретта, поэтому такие пациенты не испытывают изжогу и боль при попадании желудочного содержимого в просвет пищевода, что затрудняет своевременное выявление патологии.
Кроме этого, у больных обнаружено снижение секреции со слюной эпидермального фактора роста – особого пептида (белка), участвующего в процессе заживления хронических язв и эрозий слизистой оболочки пищевода.

При выявлении пищевода Барретта необходим тщательный поиск очагов дисплазии (от слов dys-+ plasis – неправильное, ненормальное развитие) в слизистой оболочке пищевода. Если обнаруживают дисплазию низкой степени, назначают ингибиторы протонной помпы (омепразол) в высоких дозах на 8-12 недель для предотвращения дальнейшего воздействия соляной кислоты на слизистую оболочку пищевода. При исчезновении диспластических изменение, повторные эндоскопические исследования проводят через год. При сохранении дисплазии и ее прогрессировании целесообразны дополнительные консультации гистологов (специалистов по тканям органов) из разных учреждений. В случае подтверждения дисплазии высокой степени показано оперативное лечение.

Иногда для лечения пищевода Барретта используют лазерную, крио- или термическую коагуляцию зоны. Но наиболее эффективен хирургический метод удаления зоны с измененной структурой слизистой.