"Оно" началось в 20:15 в маршрутке после 2-х часовой прогулки с моими родителями.
Мы начали засекать периоды еще в маршрутке. Схватки шли через каждые 10 минут. После 3.5 недель ложных схваток, я гнала эту идею прочь, собираясь спокойно лечь спать с мыслью "ну вот и еще один день 41 недели прошел, а мальчик всё сидит".

Дома я решила прибраться, т.к. опыт потерянного времени в ожидании нарастания схваток за 3.5 недели у меня был немалый.
Когда период между схватками сократился до 5 минут, и продолжалось всё уже 1,5 часа, муж заставил позвонить Ясинской. Я, долго извинялась (1мая 21:00, она на какой-то тусне т.к. был слышан шум гулянья), и предложила ей, чтобы мы поехали в роддом, и если там подтвердят, что это оно, то мы ей позвоним и она приедет. Так и договорились.

Мы вызвали скорую, которая приехала через час (совет: при вероятности стремительных родов, выбирайте такси). Схватки шли как по часам, через каждые 5 минут. Никакого дискомфорта я не ощущала. Я была жутко довольная, что раз сватки с таким интервалом идут так легко, то и роды будут "пикником". Врачи скорой были довольно грубыми и язвительными, они начали обсуждать тему присутствия мужа на родах и не скупились на пошлости типа "он (муж) свое дело уже сделал" или "а хотя, пусть пойдет и посмотрит, чем это всё заканчивается". Было очень неприятно. Но мысли о том, что скоро мы увидим нашего Маркуню, грели мое сердце, и с лица не сходила улыбка маленькой девочки, которой сейчас купят заветную куклу.

Приехав в 1-й роддом, мы были приятно удивлены, что Ясинская уже ожидала нас там 1.5 часа. Меня повели на чудную процедуру клизмы (хотя дома сходила в туалет), одели в мой халат и повели на 5-тый этаж. В палате стояло 2 кровати, и была раковина. Тут меня одели в супер-секси рубашку с разрезом до пупа. Мужа привела Ясинская. Его наряд был тоже впечатляющим: голубой одноразовый костюм в маленькую дырочку. Костюм был настолько тонким, что чётко виделись его соски. Тут муж героически похвастался, что "отвоевал" штаны, которые были совершенно чистыми, а медсестра предложила ему "светить" трусами.

Меня повели на осмотр на кресле. Это было очень неприятно: будто боль при месячных, очень сильная. После "такого" осмотра, на котором постановили, что шейка длинная и узкая и рожать мне только к утру, всё началось. Схватки были уже ощутимыми, и мы начали гулять по комнате, т.к. в соседней кто-то орал не своим голосом.
Через 3 часа Ясинская и акушерка Любовь Ивановна забрали меня на очередной осмотр. Раскрытие было всего 3 пальца, хотя схватки были уже очень неприятными. Нам сказали гулять по коридору. Длительности периода между схватками хватала ровно на столько, чтобы дойти в один из концов и через пару часов приближение к этому участку коридора вызывало у меня неприятные ожидания схватки. Через 3 часа был еще один осмотр, вердикт шейка открывается медленно. Мне прокололи пузырь. Вод было много, и прокол занял время, которое совсем не скашивалось уже довольно сильными схватками.
Вернувшись в палату, я обнаружила, что муж отрубился, он правда сразу проснулся, и мы начали переживать усиленные схватки (совет: если вы едите рожать с мужем ночью, то возьмите для него кофе. Это не из-за его черствости он вырубается, просто для него нет "бодрящих" схваток и ему оставаться в сознании 13 часов (мои роды) после насыщенного дня, очень тяжело).

Ясинская порекомендовала принять какую-то таблетку, которая усиливала схватки, но дозу предложила очень маленькую, что проверить эффективность. О, таблетка "подействовала", раскрытие пошло быстрее, но меня начало тошнить, что оказалось признаком раскрытия шейки.
Мне также постоянно писали КТГ (каждый час), что было тоже очень неприятным: схватки на спине переживались очень тяжело. Утешал только результат: у Маркуни было чудесное сердцебиение (узи на 37-ой неделе показало обвитие). Муж оказывал всяческую поддержку, следя по монитору за началом и пиком схватки, он сообщал мне, когда схватка шла на убыль, что очень помогало переживать остаток схватки. Он также массировал мне живот, стоя сзади, он впереди по бокам, нежными движениями поднимался вверх, и прогибался со мной, как бы обнимая меня сзади своим телом. Это очень помогало, хотя бы тем, что я чувствовала, что я не одна.
Что было после этого, я уже неточно помню. Помню, что меня усадили на маленькую табуреточку, и там я провела несколько часов. Схватки были очень сильными. Я ныла и мычала, но старалась не кричать, помня о кислородном голодании для малыша. В периоде между схватками, который почти не было, я вырубалась и "не отвечала на программные запросы". Время от времени заходила акушерка и говорила, чтобы я не спала, а улыбалась. Мое воспитание удержало меня от "ответа" ей.

Около 8 часов утра начались потуги. Это было замечательным временем. Схватки перестали быть острым спазмом, который не приводил в моем сознании ни к каким результатам. Теперь схватки имели финал, потугу, который во многом облегчал процесс. Потуги – это супер. Вот бы все роды состояли только из потуг! :)
Меня заставили несколько раз потужиться, чтобы "зафиксировалась головка". Я точно не знаю, что происходило, но помню, что мне было страшно, что рожу прямо здесь, в предродовой. После "фиксации" меня повели в родзал. Идти было неприятно: четко чувствовалось, что головка малыша уже близко к выходу.
Взобравшись с помощью мужа на кресло, я родила с 3-ей потуги на первой же схватке.
Маркуню сразу плюхнули мне на живот со словами "какой милый мальчик, длинный, худой и с большими кулаками и ногами :)!»

Спустя минут 15 родилась плацента. Нам ее показали, и выглядела она как говяжья печень :). После этого последовал смешной разговор между врачами и нашим папой. Они всё пытались заставить его перерезать пуповину, считая этот ритуал чем-то особенным. А муж всё настаивал "это ваша работа, вот и режьте", считая данный акт чем-то нездоровым (чего бы это было круто резать весьма неприятно выглядящий канат, который является живым соединением между мамой и малышом). А тем временем наш мальчик обкакал маму и блаженно лежал не понимая, почему его пуповина вызывает такой ажиотаж.

Родила я без разрывов и эпизиотомии, была только поверхностная трещина на коже, которую все же зашили.
Спустя час нас перевезли обратно в предродовую, где Маркушу приложили к груди (хотелось бы раньше, но как-то так сложилось, да и сам он не сильно искал, что бы поесть).
Мы провели 2 часа в предродовой, где папа с малышом спали, а я, несмотря на бессонную ночь полную напряжения, рассматривала моего малыша и благодарила Бога, что Он дал мне сил перенести это всё, и что наш малыш здоров (8 баллов по Апгар).

Pochtimama (sale@bigmir.net)