Наконец-то я обрела возможность сесть и написать свой рассказ о родах. Здесь уже публиковался замечательно подробный рассказ Миринки, оказалось, что в наших историях много общего.

Мою беременность можно было бы назвать идеальной – никакого токсикоза, болей в спине, усталости, чувства тяжести, угроз срыва.
Я ни в чем себе не отказывала, много путешествовала – автобусы, поезда, самолеты, плавала, училась вождению, на седьмом месяце сдала на права.
Я проработала до последнего дня и 11 сентября с чувством выполненного долга вышла в декрет.

Но на 32 недельке оказалось, что не все так уж безупречно – УЗИ определило тазовое предлежание ребенка. Интересно, что за полчаса до этого участковый врач в очередной раз определила головное. Когда после УЗИ я зашла к ней с этой новостью, она ободряюще сказала «Ну и ладно! Прокесарят, и все будет в порядке!» Я принципиально ничего против КС не имею, на том и успокоилась.

Впрочем, через две недели я поехала познакомиться с врачом, у которого собиралась рожать, и удивилась (и в то время даже огорчилась) его нежеланию делать КС без серьезных, по его мнению, на то показаний (крупный плод и пр.) Я успела начитаться всяческих ужасов о родах с тазовым предлежанием. Чтобы все закончилось хорошо, от врача требовалась просто-таки ювелирная работа. Но он производил впечатление именно такого ювелира: очень спокойный, надежный, уверенный в себе и внушающий доверие. И я, все еще тихо надеясь на кесарево по показаниям, проконсультировавшись для верности в ПАГе, все же решила рожать у него.

Особенных надежд на всевозможные упражнения, якобы способствующие повороту плода, я не питала, делала скорее для очистки совести. Может быть, из-за неверия в успех ничего и не получилось, а может быть, интуиция меня не подвела.

Итак, предварительная дата родов – 22 ноября, срок по УЗИ – 24-26 ноября. 18 ноября меня положили в отделение патологии беременности, так как ребеночек уже окончательно определился, что родиться намерен попой вперед. Это был мой первый стационар во время беременности, я никогда не лежала на сохранении.

Общие впечатления от ОПБ:
- весело, беззаботно, хлопот никаких. Мне повезло с соседками по палате, поэтому вспоминаю эти дни с удовольствием;
- условия нормальные: в палате ремонт более чем скромный, зато душевые и туалеты вполне приличные, есть телевизор на этаже. Кормят, как для подобного заведения, вполне прилично.
- не могу назвать медперсонал отделения очень внимательным, но меня этот момент не так уж огорчал. Я заранее договорилась с врачом о родах и, собственно говоря, внимание и участие остального персонала меня мало интересовало.

За день до ПДР я простудилась. Представив, как это чудесно рожать с забитым носом и больным горлом, я поняла, что рожать мне пока рановато :). Масик, очевидно, тоже об этом подумал и решил подождать. В течение ближайших нескольких дней меня не оставляло ощущение, что я лежу не в ОПБ, а в отделении отоларингологии. Никаких капельниц, осмотров, уколов и пр. (это в принципе и не нужно), зато постоянные полоскания, орошения горла, леденцы, капли в нос и прочие радости. Ночью девчонки ходят по коридору, мучаются со своими предвестниками, схватками, а я с термосиком с содо-солевым раствором по нескольку раз за ночь хожу в душевые горло полоскать.

Так я дожила до 26 ноября. Выздоровела. Готова рожать. Все так же глухо. Чувствую себя отлично, как и всю беременность, живот совсем маленький, не хожу, а летаю. Все замечательно, постепенно переориентирую себя на декабрь.

В ночь с 27 на 28 ноября я проснулась в 3.40. Порадовалась, что поспала хотя бы часиков 5 (в последнее время из-за бессонницы это было редкостью). Решила в профилактических целях сходить еще раз в известном направлении с термосиком. В 4.00 легла в надежде еще немного сладко поспать. Повернулась к стене, порадовалась, что все идет замечательно и еще есть время на сон и. Не тут то было. Щелчок – и полились воды. Как хорошо, что я была уже в роддоме! Представляю, как бы я запаниковала, если бы мне пришлось еще собираться, одеваться, ехать, отвечать на кучу формальных вопросов при поступлении и пр. Я пришла (или прибежала) в сестринскую – пусто, темно, глухо, все заперто. Позвонила врачу, с которым договаривалась о родах. Тут же появилась дежурный врач, посмотрела меня, созвонилась с «моим» врачом и произнесла шокировавшую меня фразу «Готовьтесь в родзал». Как в родзал? Неужели отхождение вод при полном отсутствии схваток и даже не ягодичном, а ягодично-ножном предлежании – это не повод для КС. Ведь рожать в таком случае очень опасно. Она искренне удивилась моим опасениям: «Вам совсем нечего бояться. Вы же у Давида Зауровича будете рожать, а у него золотые руки».

Меня перевели в предродовую палату – очень симпатичная комната с хорошим ремонтом, удобной кроватью, душем, туалетом, специальным стульчиком (не знаю, как называется), мячом, чайником. Только вот простые радости полежать на мяче, посидеть на стульчике, принять душ и попить чаю мне, к сожалению, были недоступны. Так как воды уже отошли, схваток нет (попой вперед, насколько я понимаю, ребенок движется медленнее, чем головкой), то в 5.00 меня положили под капельницу с окситоцином. До самого конца, на все десять часов родов. Вставать с постели нельзя, чтобы не выпала ножка или пуповина.

До 10.00 я чувствовала себя вполне нормально, во время схваток дышала быстро и неглубоко. Вполне вменяемо общалась с врачом и со всеми «посетителями» палаты – заходили другие врачи, акушерки, санитарки и пр. Зашла приятная женщина, преподаватель медуниверситета. Сказала, что у меня такой интересный патологический случай, они как раз проходили эту тему и очень бы хотели присутствовать на родах. Я ей миленько поулыбалась, но Давида Зауровича попросила никого не впускать. Студентов в родзале я бы уже просто не вынесла :).

После десяти стало очень больно. Раскрытие 4 см. Около двенадцати, после пятого см. вкололи «обезболивающее» (полноценное обезболивание – эпидуралку – в тазовом предлежании делать опасно, она может притупить потуги – самый ответственный момент подобных родов). Оно несколько уменьшило боль, но все равно было больно.
Неприятно то, что между схватками очень хочется спать, а спать некогда, потому что через несколько секунд идет новая схватка.
Но самый тяжелый период родов – это когда уже тужит вовсю, а тужиться нельзя, потому что попа ребенка еще высоко. Последние несколько часов родов я находилась в каком-то полубредовом состоянии. Я помню, что в последний час в предродовой было много людей: Давид Заурович, палатный врач, дежурный врач, акушерки. Они о чем-то своем говорили, что-то обсуждали. Я это помню как сквозь сон. Тужилась я вероятно плохо, «в лицо». Смешно то, что в тот момент меня больше всего заботило, не полопались ли сосуды у меня на лице. Я этот вопрос задавала, по меньшей мере, раза три.

Наконец-то меня перевели в родзал. В кресле до рождения масика я провела, мне показалось, не больше пяти минут. Сделали, как и обещали, эпизиотомию (ма-а-ленький разрезик) — и моя крошечная девочка родилась.

Впрочем, она оказалась совсем не такой крошечной. За неделю до родов на УЗИ в роддоме мне сказали, что ребенок вряд ли будет больше трех килограммов. Она же родилась 3 400 г и 52 см. Я до сих пор не могу понять, как она смогла разместиться в таком маленьком животике.

Ее сразу же выложили на живот и приложили на 3 секунды к груди. Оно даже попыталось пососать молочко. Это, конечно, очень трогательный момент. Я никогда не забуду удивленные (перепуганные!) синие глазки, смотрящие на меня. Потом ее забрали, помыли, осмотрели и оценили в 8/9 по шкале Апгар.

Родилась плацента. Давид Заурович предложил зашить меня под общим наркозом, а не с использованием новокаина, поскольку я и так уже была порядком измучена. Но наркоз, вопреки моему ожиданию, был не таким, как при полноценной операции, - просто небытие. Было такое ощущение, будто погружаешься в сказку, типа Алисы в стране чудес, какой-то театр абсурда. Жутко интересно! Теперь я понимаю, что такое глюки :).

Еще какое-то время я приходила в себя в кресле. Потом перевели в послеродовую палату вместе с новорожденной доченькой Вероничкой.

Я почти не помню акушерку. Все время родов рядом со мной был врач, и даже когда выходил, я слышала его голос где-то рядом в коридоре. Он не только безупречно провел столь сложные роды (руки у него действительно золотые), но и очень меня поддерживал морально. Огромное спасибо ему от меня и Веронички.

kreogen2002

Форум для родителей

Ждем ваши рассказы о родах! Пишите:
администратору форума