Предисловие

Этот рассказ написан через 5 часов после родов, что называется “по горячим следам”. За время беременности я перечитала не менее сотни самых разных рассказов про роды: оптимистических и ужастиков, с подробнейшими описаниями всего процесса и отвлеченно-возвышенных. И только сейчас поняла, что на самом деле все эти рассказы написаны ПОСЛЕ, когда уже все пережито и с вами уже есть то замечательное чудо, ради которого это все происходило. И взгляд ДО, ПОСЛЕ и ВО ВРЕМЯ – это три огромные разницы, ведь по сути, это три совершенно различных жизненных этапа.
И несмотря на то, что я попыталась объективно описать свои ощущения, все таки имейте ввиду, что это взгляд ПОСЛЕ.

Коротко про нашу беременность
Если быть совсем краткой, то ее вполне можно охарактеризовать как идеальную, и в физиологическом, и в психологическом смыслах.
После непродолжительного и не слишком тяжелого токсикоза с 7-й по 12-ю недели организм полностью приспособился к своему новому состоянию. Дальше мы с Никулькой в животике просто цвели и пахли :), до последнего дня наслаждаясь прекрасным самочувствием и физической формой.
А моего Половинка без всякого сомнения можно было назвать идеальным беременным папой :)- столько любви, терпения, заботы и внимания он проявлял.

Наши роды: физиология (в этой части довольно много чисто технических подробностей, которые могут быть интересны только будущим мамам).
Ника родилась 30 сентября 2001 года в 16.45 в 6-м роддоме г. Киева. Вес при рождении 3180 г, рост 50 см, 8/8 по шкале Апгар. Роды были первые и продлились с самого начала до конца ровно 14 часов.

3 часа после начала родовНачалось все в ночь с 29 на 30 сентября в 2.15. Срок беременности – 40 недель и 1 день. Я почувствовала первые несильные схватки (по ощущениям чуть посильнее болей при месячных), которые сразу пошли с регулярным интервалом в 4-5 минут по 30-40 секунд. Примерно тогда же отошла пробка. Да, кстати, до начала схваток никаких традиционных предвестников у меня не наблюдалось, кроме ощущения по вечерам в течение 2-х последних дней как будто скоро начнутся месячные. Схватки постепенно становились сильнее, и возможности спать не было. Хотя все было вполне терпимо и при глубоком медленном дыхании не представляло проблемы.

7 часов после начала родовМы не спеша собрались, позвонили своему врачу и примерно к 10 утра поехали в роддом. Там еще около часа-полутора заняли стандартные процедуры оформления: заполнение карты, измерение температуры, давления, сердцебиения ребенка, переодевание в больничную одежду, клизма (мне делали впервые за сознательную жизнь; совершенно ничего ужасного, просто неприятные ощущения).

В роддоме. Рожаем 10 часовЗатем нас с мужем препроводили в предродовую. Схватки при этом шли регулярно, но по силе не нарастали. Осмотр показал, что раскрытие уже 6 см (смотреть раскрытие достаточно болезненно, но недолго и поэтому терпимо), тогда же прокололи пузырь (этого момента я вообще не почувствовала). Схватки все также продолжались, но интенсивнее не становились. При осмотре около 13.00 установили, что прогресса почти нет и врач предложила ставить окситоцин. Честно говоря, я была настроена против всякого рода стимуляции, но она убедила нас тем, что такими темпами полное раскрытие будет еще нескоро (если вообще не остановится) и сил на основную работу – потуги – просто не останется, тем более, что ночью я фактически не спала. В результате вкололи укол, а потом поставили капельницу.

С этого момента ощущения от схваток кардинально изменились. За достаточно короткий промежуток времени они стали очень сильными и болезненными, а промежуток на отдых сократился до 3-х минут. Просто глубокое ритмичное дыхание уже не помогало и я перешла на дыхание типа глубокий вдох, а на выдохе что-то вроде низкого “уууу” (обделила меня природа музыкальным талантом – это больше напоминало вой, чем пение). Но это помогало не терять контроль и, по словам акушерки, неплохо способствовало раскрытию. Массаж на этом этапе мы уже прекратили, было только желание, чтобы меня не трогали.

После 14.00 схватки пошли уже по минуте и больше каждые 2-3 минуты. Ближе к 15 раскрытие было 8 см, но головку Никулька продвигала медленно. Начался самый тяжелый период: очень сильные схватки и очень мало времени на отдых. Я как-то умудрялась не терять контроль во время схваток с помощью своих “уууу”, которые, наверное, были слышны на все отделение. Зато в перерывах, несмотря на принципы, малодушно упрашивала врача сделать мне хоть какую-то анестезию, на что она отвечала, что осталось совсем чуть-чуть и на таком раскрытии анестезию уже не делают. И еще один коронный вопрос, которым я доставала врача, акушерку и мужа после каждой схватки: “Когда же?”. В общем, ближе к 16.00 на схватках уже начало подтуживать, но тужиться пока не разрешали – головка еще не встала куда надо. Спасало частное дыхание “по-собачьи”, но тоже озвученное. Хотя “спасало” - это громко сказано, просто позволяло не впасть в истерику от всей этой боли. Далее последовала зверская процедура расправления шейки матки вокруг головки вручную. Это был один из самых болезненных моментов за все роды – тут уж я просто орала, не сдерживаясь, на весь роддом.

Где-то после 16-ти разрешили тужиться. Вот это началась настоящая работа. Основная идея – тужиться нужно не в голову, а в попу, и у меня это более или менее получалось. И еще тут очень важно слушаться врача и акушерку. Скоро уже был виден чубчик и нас перевели в родовую. Потуги происходили примерно так: схватка – глубокий вдох – максимум усилия в попу – медленный выдох. Так три раза за схватку. Это больно, но тут как раз тот случай, когда все зависит только от тебя. Если не выкладываться и жалеть себя, то больно будет намного дольше. Еще один очень болезненный, но достаточно быстрый момент был, когда родилась головка. А дальше Ника просто выскочила (с помощью врача) и наступило огромное облегчение и кайф. Это случилось в 16.45. Она была синеватого оттенка, в крови и смазке, но просто потрясающая! А дальше уже я и не почувствовала остальных манипуляций: сказали чуть потужиться – вышла плацента (абсолютно не больно). Потом осмотр (с Никулькой в это время возились папа и педиатр) – внутри оказалась малюсенькая микротрещинка, которую врач тут же зашила рассасывающимися нитками, предварительно смазав чем-то обезболивающим. Совершенно не больно, на фоне общего облегчения я даже и не заметила.

Вот примерно и вся чисто техническая J часть.

Наши роды: ощущения и настроение

Активные уговоры Никульки, чтобы она собиралась на выход, мы начали с 39 неделек. Это было связано с риском раннего старения плаценты – на 36-й неделе уже 3-я степень, и врач посчитала, что это требует постоянного мониторинга состояния ребенка, а это возможно только в стационаре. Мое отношение к больницам близко к паническому ужасу – я там ни разу не лежала, и мы прекрасно понимали, что хотя бы пару деньков (не говоря уж о неделе) в стационаре и на психологическом настрое на роды можно ставить жирный крест. Нам дали срок до 40 недель, в понедельник с утра уже нужно было явиться с вещами. На все уговоры маленькая хитрунья не поддавалась, а традиционные народные методы на нас не действовали: для всяческих нагрузок типа длительных прогулок, ходьбы по лестницам и мытья полов я оказалась в слишком хорошей физической форме, а к сексу наша детенышка оказалась уж больно привычна J , и все старания не давали никакого результата. В общем, к субботе мы уже более менее расслабились, срок родов прошел в пятницу, и я начала потихоньку настраиваться на больницу. Вечером в субботу были в гостях, вкусно поужинали, я пила сухое белое вино, а Ника устраивала в животе дебош J . Вернулись домой, а по ТВ выступление Задорнова. Смеялась я просто до слез и болей в животе – почему-то думаю, что именно это стало толчком. А может наши убеждения помогли, или маленькая мордочка сама решила, что пора.

Ночью процесс пошел. С психологической точки зрения наши роды можно разделить на 3 периода. Первый продлился около 10-11 часов и был самым легким. Схватки все это время были регулярными, но вполне терпимыми, с помощью дыхания достаточно легко контролируемыми. Папа наш проснулся, поизмерял схватки, а потом отправился спать дальше – смысла не спать ночь обоим не было, силы еще были нужны. Настроение было эйфорическое – ну наконец-то! Мы дособирали сумки, я посидела в инете, перекусила, все это время записывая схватки. После 9 утра собрались и поехали в роддом. Там процесс продолжился, мы были в наилучшем расположении духа, смеялись и шутили. После того, как меня обрядили в роддомовскую рубаху (это что-то!), а нашего папу в наряд а-ля “Скорая помощь”, поводов для приколов стало еще больше. В предродовой было солнечно и тепло, настроение наше – самым радужным. На схватках муж делал мне легкий массажик, между ними мы развлекали друг друга, позировали для камеры и веселились. Я в основном ходила по палате, во время схваток упираясь в подоконник.

Второй период длился около 3-х часов и был самым тяжелым. После окситоцина характер схваток очень изменился – они стали намного сильнее, болезненнее и времени на отдых оставалось все меньше. Тут уж было не до веселья – во время схваток я дышала-укала, убеждая себя, что еще 10 таких “вдохов-уков” и полегчает. Стоять уже было невозможно, т.к. в короткие промежутки хотелось просто полежать бревном, и чтобы не трогали. Последний час, когда уже начинало подтуживать, но тужиться было еще рано, был самым ужасным. Тут главным было не сорваться и не впасть от боли в истерику, любой ценой постараться удержать контроль. Я старалась не думать, что будет еще следующая и следующая схватки, но буквально каждые 5 минут умоляющим голосом спрашивала врача, когда уже можно будет рожать. Это было действительно очень больно и выматывающе.

Ну и наконец третий период – потуги, по времени минут 40. Тоже очень тяжело, но кардинально отличается от предыдущего, где от тебя толком ничего не зависит. Тут надо РАБОТАТЬ, если выразиться точнее – ВКАЛЫВАТЬ, с полной отдачей и ни в коем случае себя не жалея. Для меня это было легче (в моральном, а не в физическом смысле) – завершение было уже близко, самая продолжительная часть позади и все зависит только от меня. Тяжело самой себя оценить объективно, но, по-моему, справилась я хорошо. Никуля родилась в полном порядке, сама же я не порвалась и меня не порезали. На потугах нам очень здорово помогал папа – напоминал закрывать глаза и держал руки на моем лице. Это помогало расслаблять его (лицо) и меньше тужиться “в голову”.

Ну и теперь самое ГЛАВНОЕ. Только благодаря огромной поддержке моего Половинка я так неплохо справилась. Если бы не он, то в конце я бы стопроцентно сорвалась и потеряла контроль. На этом этапе он уже ничего не делал в физическом смысле, просто был там, держал за руку, гладил, говорил и переживал все со мной вместе. Это просто чувствовалось и ощущалось как дополнительные силы, которые вливались в меня. Я даже не могу описать это словами. В конце со мной постоянно были прекрасные врач и акушерка, которые замечательно поддерживали, но настоящей “каменной стеной” было именно ЕГО присутствие.

Нике 50 минутА теперь у нас есть еще и это замечательное Чудо – Ника. Ее сразу положили мне на живот, и она очень внимательно и осмысленно разглядывала нас своими карими глазенками. А еще причмокивала, высовывала язычок и усиленно пыталась запихать в рот и сосать все 5 пальцев одновременно :) .
Вот так у нас все и получилось.

Благодарности

Большое спасибо за профессионализм и просто человеческое отношение врачу Кучме Наталье Романовне и акушерке Ларисе Чепрасовой. Во многом именно благодаря им Никулька родилась здоровенькая, а у меня обошлось без разрезов и разрывов. А также всему персоналу роддома №6 города Киева за доброжелательное отношение.

Послесловие

Даже и не знаю, что за рассказ у меня получился и будет он пугалкой для будущих мам или, наоборот, источником оптимизма. Я постаралась быть объективной, но, как уже говорила, это взгляд ПОСЛЕ. И как бы не происходили ВАШИ роды, вся боль и неприятные ощущения забываются, но остается то Чудо, ради которого это было.