Когда почти 16 лет назад после легкой и беспроблемной беременности я очень тяжело родила дочь (мы чудом остались живы) я сказала, что больше никогда не захочу иметь еще одного ребенка. Но жизнь меняется, меняемся и мы.

Пару лет назад с удивлением поняла, что мое отношение изменилось, и я морально готова стать еще раз мамой. Знакомые и друзья, по-дружески шутили, мол, не собираешься ли второго родить, на что я честно отвечала, конечно, собираюсь :). Я запланировала немного разгрузиться от работы, муж строго говорил, чтобы я посетила врачей, и они подтвердили, что я смогу родить ребенка, а он не останется вдовцом. Но все произошло по-другому, в апреле я узнала, что ожидаю малыша. Эта беременность была тяжелой, хоть я считала, что нахожусь в отличной физической форме, четыре раза была угроза прерывания беременности, но к счастью все закончилось хорошо.

24 декабря 2006 года. Утро.
Я и не подозревала, что мне приготовил этот день. Срок ровно 40 недель, и надо ехать на прием к врачу. Ехать очень не хочется, так как врач сказал, что с понедельника надо ложиться на дородовую подготовку. У меня маловодие, старение плаценты и т.п., умом я понимаю, что перенашивать мне нежелательно, но я так не люблю всякие больницы, что всерьез обсуждаю с мужем как мне избежать этой подготовки или как провести ее дома.

На приеме врач смеется, вот это сохранили беременность (надо сказать, что с 34 недель, стала открываться шейка, боли были сильные, и преждевременные роды были очень реальными, но мы боролись и победили ;).

Осмотр, врач говорит, что рожу сегодня, максимум завтра, ура! Спрашивает, готовы ли вещи в роддом, сможем ли мы с мужем быстро добраться в случае чего. Конечно, сможем. Я пытаюсь выяснить, как же начинаются схватки, чтобы не упустить момент, какой интервал должен быть, врач объясняет, видно, что ему смешно, представьте себе, барышня перед вторыми родами уточняет, как же начинаются схватки ;))). На прощание врач просит, перезвонить и отчитаться через три часа, как себя ведет мой живот. Надо сказать, что в животе на тот момент полная тишина, и никакого ощущения того, что роды близко. Дорога домой, машина, и звонки от друзей и знакомых, всем отвечаю, что еще не родила, но, наверное, скоро. Очень хочется селедки с картошкой, исполнить желание беременной жены для мужа дело чести.

День. После съеденной селедочки с картошечкой и полтазика оливье настроение хорошее, опять отвечаю на звонки. Муж спрашивает, как живот, живот как живот, тянет немножко, но не каменеет, значит схваток нет.
Звонит подружка, бурно обсуждаем с ней, как прошла новогодняя вечеринка у нее на работе.
Пару раз заглядывает муж, лицо почему-то встревоженное. Прекращаю разговор, спрашиваю, что произошло. В ответ: все хорошо, как ты себя чувствуешь? Атмосфера изменилась, чувствую, что-то случилось плохое. Еще раз прошу мужа: скажи, что случилось? Он, наконец, решается, берет меня за руку… Умерла моя бабушка…. Я до сих пор не могу поверить, что ее нет со мной, ведь она была рядом всю мою жизнь… Я умом понимаю, что никто не может жить вечно, а на душе очень тяжело…

Муж говорит, что мне никто не решился сообщить, даже родители. Я изо всех сил стараюсь не плакать, я одеваюсь, я должна с ней попрощаться. Муж просит позвонить врачу, я не могу, говорю, что позвоню потом. Бабушкина квартира, испуганные лица родителей и брата, я должна держать себя в руках, я иду прощаться с бабушкой… Потом…потом, муж едет с папой что-то срочно отвезти, я с мамой разбираю старые бабушкины фотографии, ищем самое красивый портрет, разговариваем о бабушкиной жизни.

Мне что-то не по себе и почему-то мокро и неприятно. Кровь, я поняла, что наверно роды начались. Набрала мужа, попросила приехать. Муж приехал, оказывается, врач ему звонил и сказал, чтобы мы потихоньку ехали в роддом. Берем дома кульки, тем временем меня начинает довольно сильно хватать, переодевает меня муж.

Машина, когда схватка, свет фонарей сливается в полосы, в промежутке пытаюсь говорить с мужем, подбодрить его.

Вечер. Роддом №6 акушерский пропускник. Что-то никак не могу понять, что же от меня хочет женщина средних лет в медицинской одежде. Зачем мне пять раз подряд произносить название улицы где я живу, и для чего мне в который раз меряют окружность живота. Так больно, что я ныряю куда-то в себя, так легче. Требуют подписать какую-то бумажку, выныриваю на поверхность – ага, это заявление, о том, что я согласна на все медицинские манипуляции, и на переливание донорской крови. Если бы в здравом уме, может меня бы это и возмутило, но сейчас глубоко фиолетово, я подписываю все, что мне подсовывают, лишь бы больше не отвечать на вопросы, мне тяжело разговаривать.

Наконец, бюрократическая пытка закончена, санитарка забирает меня на процедуры. Ничего страшного, но вот сидеть на унитазе очень тяжко, все время сваливаюсь набок, хватает все сильнее. Зато под душем становится легче, почти хорошо, стою так некоторое время. Затем слышу голос врача, который зовет меня, спрашивает у персонала, где я подевалась, понимаю, что рожать в душевой мне никто не даст, откликаюсь, одеваюсь и иду искать мужа.

Искать никого не надо, муж давно стоит и ждет меня, за это время уже нарядился в хирургический костюм. Какая-то милая женщина, с ворохом моих документов, сопровождает нас на 6 этаж в родильное отделение. В лифте слышу ее голос: дыши, не закрывай себе рот, оказывается я, чтобы не кричать зажимаю себе рот руками. Я не могу кричать, я не должна забирать у малыша кислород, я боюсь испугать мужа. Предродовая палата, три кровати, два мяча, очень жарко, санитарка суетится, стелет мне постель. Муж не понимает, зачем три кровати, у меня краткая передышка, и я ему рассказываю, что эта палата для шведских семей, выражение лица мужа надо видеть :).

Потом опять меня начинает захлестывать боль, из соседних палат доносятся дикие крики, держусь усилием воли, хочется завыть вместе с ними. Потом я плохо помню, муж говорит, я металась по палате и буквально искала пятый угол, никакая поза мне не могла помочь, потом свалилась на кровать.
Дальше, часть времени я проваливалась в какой-то туман, а часть времени я хорошо помню. Слышу, что меня кто-то зовет, ага, это мой врач пришел, ведет меня куда-то. Долго не могу забраться на кресло, из последних сил прошу подождать секунду, к моему удивлению, мне не причиняют сильной боли, из меня льется что-то теплое, я понимаю, что прокололи пузырь.

Дойти до палаты не могу, опять накрывает боль, приживаюсь к холодной стенке в коридоре, так легче. Врач ведет меня в палату. Мне опять хуже, воздуха не хватает, муж мечется вокруг. Я изо всех сил держусь, чтобы не кричать, а вот дышать получается плохо. В комнате какие-то люди и врач, монитор, смотрят сердцебиение ребенка, все в норме. Меня пытаются усадить на мяч, и спрашивают, умею ли я ламбаду танцевать (Я сначала думала, что мне это примерещилось, но муж подтвердил, что меня тормошили, постоянно что-то спрашивали, про танцы, про спорт) , и сейчас меня научат ее танцевать сидя на мячике. Помогает плохо, становится еще больнее. Сваливаюсь куда-то набок, муж перекладывает меня на кровать, почему-то начинают дрожать руки, медсестра не может попасть мне в вену.

Вижу врача, пытаюсь спросить, сколько мне еще ждать, ответ: потерпи совсем чуть-чуть, скоро рожать пойдем. Дальше вставать уже не могу, меня тормошат и заставляют дышать правильно, опять слушают сердце ребенка, все в порядке.

Через какое-то время понимаю, что начались потуги. Прошу мужа позвать кого-нибудь. Дальше было больней всего, оказалось, тужиться нельзя, голова еще высоко, надо терпеть и дышать. Одновременно получалось плохо, или могла сдерживать или дышать, меня опять тормошили, рассказывали про то, что ребенку нужен кислород. Опять проверка сердцебиения малыша, слава Богу, все в порядке. Дальше сдерживать потуги не было сил, муж кого-то зовет, опять люди в комнате, меня поднимают и ведут куда-то.

Родзал.
Мы проходим в соседнюю комнату, мне надо залезть на кресло, с первой попытки не выходит, вторая лучше, правда ноги куда-то съезжают. Меня довольно долго осматривают, потом слышу: «О, все уже, пошло!» Затем голос врача: «Юра, ты как ?» И голос мужа в ответ: «Нормально».
Первая мысль – галлюцинация, мой муж в родзал не собирался, категорически отказывался, с трудом уговорила в предродовую идти. Поворачиваю голову, нет, мне не мерещится, за моим плечом муж.
Мне что-то говорят, включаюсь, пора тужиться. Стараюсь сосредоточится, получается плохо. Врач с акушеркой хором, тужься, какай. Не получается, я паникую. Голос врача: «Ира, спокойно, возьмись за поручни и старайся». Я знаю, что я должна побыстрее справиться, у ребенка пуповина вокруг шеи и ему сейчас совсем тяжело. Мне опять кричат: какай, какай. Ничего не выходит, с перепугу тужусь в лицо. Меня останавливают, от усталости я не могу потужиться три раза за потугу, получается всего один или два. Наконец, наверное, от отчаянья у меня все-таки выходит. Слышу голос, стоп, не тужься. Замираю, понимаю, что в этот момент снимают петлю с шеи. Дальше уже легче, еще несколько усилий и мне на живот кладут ребенка.

У меня перехватило дыхание, ребенок серо-синий, глаза закрыты, не кричит. Его быстро забирают, начинают что-то делать. Я в ужасе, мне кажется, что я умру прямо сейчас: почему он молчит? Спокойный голос врача: «Ира, не все сразу», и вслед за этим громкий победный рев моего сына. Самый прекрасный звук в мире. Мне плохо видно малыша на столе, я прошу мужа рассказывать, что делают с сыном.
Мне хорошо, меня никто не трогает. А я в душе надеюсь, что обо мне забудут хоть на какое-то время. Надежда не сбылась, мужа просят уйти. Рождается плацента, она вся в кальции, наверное, поэтому мой сын такой изящный, рост 51 см, вес 3290г.

Потом не самое приятное, осмотр на предмет возможных разрывов. Хорошая новость, всего две маленькие трещины, плохая, на них все-таки наложат швы, врач говорит, что я ничего не почувствую, а швы потом сами рассосутся. Это, правда, врач делает укол и шьет, это не больно, но неприятно и еще почему-то дергаются колени. Когда рожала дочь, меня сильно порезали, а потом шили без всякого обезболивания.

Наконец меня оставили в покое, прикрыли чем-то ноги. Я прошу позвать мужа. Спрашиваю врача можно ли взять сына, который лежит на столе под лампочкой. Получаю добро, муж берет сына. За то время, что занимались мной, ребенка очень смешно упаковали. В голубых одноразовых пеленках, которые шелестят, перевязанный оранжевой ленточкой посредине, он напоминает большой новогодний подарок, впрочем, это и есть наш с мужем новогодний подарок, самый чудесный.

Мы одни в родзале, сын у мужа на руках, периодически прошу его подержать. Держать не очень удобно, в руке капельница, но недолго вполне возможно. Звоним родителям, моя мама плачет. В зал входит очень приятная женщина и говорит, что ребенка пора прикладывать к груди. Меня отключают от капельницы, поворачивают на бок, и дают сыну грудь. Малыш сразу присосался и сосал где-то минут двадцать.

Потом за нами приходят сестры из послеродового и детского отделения, меня переодевают в другую рубашку. Рассказывают, что в этот день было уже или 14 или 16 родов, но мальчик родился первый. Меня перекладывают на каталку, сына заворачивают в одеяло. Такой веселенькой процессией мы движемся по коридору. Вижу врача, он говорит, что малыша надо нести в детское, а мне хорошо отдохнуть. Я отказываюсь, говорю, что все равно вряд ли буду спать. Еще раз говорю спасибо врачу, и мы покидаем родильный блок.

Меня устраивают в палате, готовят постель, медсестра из детского переодевает сына в принесенные нами вещи. Наконец все уходят, уходит и муж, ему еще предстоит дальняя дорога домой. Мы остаемся вдвоем с сыном , мне не спится, я понимаю, что всегда 24 декабря будет для меня днем большой радости от рождения сына, и одновременно днем светлой грусти по ушедшему близкому человеку. Видимо так было суждено.

Пребывание в роддоме после родов прошло легко, я выполняла все врачебные назначения и заботилась о ребенке. Кстати, благодаря сыну, я встала через час после того, как меня перевели в отделение, зашедшая чуть позже медсестра, которая должна была помочь мне встать, очень удивилась. Вот такая моя история.

Я хочу поблагодарить прекрасного врача, хорошего человека Ярощука Валерия Александровича. А также всю прекрасную медицинскую бригаду, которая помогала мне родить моего сына. Я очень благодарна своему мужу за полную поддержку и понимание, а также безграничное терпение. Спасибо девочкам с форума, которые уже стали мне подругами, за поддержку в тяжелые и радостные минуты.

С уважением, Iris_ka (Ирина) и сын Николай.

Форум для родителей

Ждем ваши рассказы о родах! Пишите:
администратору форума