Я уже долго ожидала рождения второго малыша. Живот, как мне казалось, уже давно опустился, и по всем приметам я уже должна была родить. Вот уже около 2,5 недель я ходила, готовая к тому, что вот-вот начнутся схватки. По закону Мэрфи заболел мой сынок, а вечером я обнаружила, что мой животик снова опустился, на этот раз так, что между ним и солнечным сплетением было расстояние где-то в 7 см. Это было во вторник. А ночью со среды на четверг меня разбудил плач Даньки – у него поднялась температура. Я взяла его на руки, и… с меня потекло. А через несколько минут у меня начались схватки. Было 3:30 на часах. Сказала всполошившемуся мужу, чтоб он отдохнул, пока есть время, а сама пошла, приводить себя в порядок и собирать оставшуюся мелочевку. Я морально готовилась к родам продолжительностью в сутки (первые длились 27 часов, и по аналогии с мамой, я сделала вывод, что, как и она младшего брата, я буду рожать малыша столько же).

Когда прибыли в 7 роддом, схватки были, раз в 5-7 минут. Хоть роды у нас были подписаны в обменке совместные, меня приняли первую, отправили в родильное отделение, а потом уже приняли и привели ко мне мужа. Сразу скажу, зачем я шла на роды с мужем.

Во-первых, когда рядом человек, который волнуется за меня и ребенка и может, если что позвать врача или проконтролировать тщательность их помощи – это меня почему-то больше успокаивало, чем предварительная оплата одной акушерки из бригады врачей.

Во-вторых, это человек, разговор с которым мог хоть как-то облегчить скуку и боль ожидания потуг.

А в третьих, я хотела, чтоб он видел воочию, что переживает женщина, рожая, и чтоб больше ценил этот труд.

Нам выделили маленькую предродовую палату, и сердцебиение ребенка бегали слушать трубкой, а не аппаратом, так как такового в палате не оказалось (зато такой аппарат есть в общей предродовой палате на 4х человек). Я сначала пробовала лежать во время схваток, но потом поняла, что мне проще двигаться. Кстати, я читала, что при вертикальном положении шейка раскрывается быстрее. Может, это и неправда, но по сравнению с первыми родами, у меня этот процесс происходил значительно быстрее. Рома засекал время между схватками и делал массаж.

Когда схватки пошли каждые 1-2 минуты, я отказалась от массажа, поскольку мне он уже не помогал, а причинял боль. Кроме того, я почувствовала легкое давление на прямую кишку, что означает, что головка достаточно низко, и вот-вот готова родится. Поэтому отправила Рому за акушеркой, чтоб она внеочередной раз проверила раскрытие. Оказалось, что оно составили 6 см – то есть, почти, но еще не все. Тут опять послышали сердцебиение трубкой, и началась суета – у малыша обнаружили тахикардию. А поэтому меня оторвали от мужа и поместили в общую палату, чтоб подключить к аппарату (по-моему, допплером он зовется). Благо, что у меня было почти полное раскрытие, и поэтому меня не стали резать, а под мои просьбы о помиловании (это притом, что я понимала, что так будет лучше) мне пальцами завотделением дооткрывал шейку, и потащил в родзал.

Родзал оказался общим, тут под одеялом лежала родившая полчаса назад девушка. Я напомнила, чтоб ко мне привели мужа. Смутно уже помню, но его-таки привели, но ко мне близко не подпустили, а завотделением сказал ему закрыть рукой рот (это вместо повязки)… Я родила девочку – 54 см и весом 3800 г в 13:15 – роды продлились чуть меньше 10 часов, и я считаю, что их значительно ускорило то, что в отличие от первых родов, я все схватки, практически, провела на ногах.. Как оказалось, тахикардия в последний момент возникла из-за двойного обвития ноги пуповиной. Мужу так и не дали взять малышку на руки (хотя он и не требовал этого), и быстро выставили из родзала, поскольку на подхвате была следующая роженица, у которой роды были почти патологическими: ребенка тянули под наркозом, в окружении всей смены и главврача в придачу.

Вечером меня и еще троих новоиспеченных мам перевели на 7 этаж, в послеродовое отделение, куда спустя полчаса-час были доставлены и детки. А на утреннем осмотре детский врач меня “обрадовала”, сообщив, что у малышки сломана ключица. Она спросила, не тянули ли мне ее, но я этого не знала. Детке перемотали ручку, сказав, что ничего страшного, что это родовая травма, и она скоро зарастет. И каждый врач новой смены интересовался, не тянули ли мне ее. На четвертый день жизни дочки констатировали образование костной мозоли и нас выписали. Рома же рассказал мне, что никто детку не тянул во время родов, что я сама ее “вытолкала”, из чего было сделано предположение, что, скорее всего ее перелом не следствие родов, а скорее вина врачей (акушерки?) – в общем, того, кто распутывал обвитие ног, и, скорее всего, придавил малышку.

Выводы о родах с мужем: мне он помог относительно того, что общение с ним отвлекало от боли, когда схватки были не столь сильными, он бегал за врачом. Вообще, присутствие близкого человека морально очень поддерживает. Что же касается непосредственной физической поддержки, то она помогла, но не была незаменимой.

Выводы об организации родов с мужем в 7 роддоме г. Киева на 13.12.2001:

плохо, что предродовая палата не оснащена должным образом, в результате чего на случай осложнения хода родов присутствие мужа прекращается. Также отрицательный момент отсутствие отдельных родовых палат или хотя бы занавесок между родильными креслами, ведь дело даже не в родах с мужем. Лично мне после того, как я родила и лежала со льдом на животе пришлось стать свидетельницей вытягивания ребенка из следующей мамы. Я, лично, не впечатлительная, тем более что всегда есть возможность отвернуться, но. Хотя я не уверена, что в другом роддоме Киева эти моменты положительно решены. О роддоме в общем: во многом остались бюрократические моменты, но все же я себя чувствовала себя довольно комфортно. В палатах послеродового отделения тепло (и даже жарко), чего, правда, не скажешь о родовом отделении. Но там всегда можно попросить еще одно одеяло. И вообще, главное не стесняться и требовать того, что вам необходимо.

Snezhana Kitsno (skitsno@hotmail.com)