Срок нашей с мужем беременности достиг ровно 38 недель, и ровно в два часа ночи из меня хлынули воды. Забавно то, что как раз накануне вечером, я, наконец, добралась до маникюрши и под корень обрезала ногти, а прямо перед сном побрилась для родов, посчитав, что в день родов повторное бритьё займёт намного меньше времени. И вот, не прошло с того времени и двух часов, как всё началось, так что повторной процедуре не суждено было случиться. Отдельно нужно рассказать о реакции моего мужа, который спал последние недельки на полу, чтобы не беспокоить мой пузик: несмотря на свою осведомлённость о процессе родов и боевой готовности к ним (мы собирались рожать вместе), когда я шепотом сообщила о том, что у меня отходят воды, он проделал нечто невероятное – принял положение “стоя” из положения “лёжа”, минуя положение “сидя”… Причём, сперва вскочил, а только после этого открыл глаза и задал умный вопрос: “ЧТО ДЕЛАТЬ?!?!?!” Я поручила ему собирать по списку мои вещи, а сама пошла мыться, одеваться, звонить врачу, с которым была договорённость, и подкрепляться кефиром с сухариками, чтобы во время родов не умереть от голода.

Следующий этап – роддом, куда мы прибыли в 03:45. Нам сообщили, что роддом закрыт в силу своей переполненности, поэтому меня, ещё, так и быть, возьмут, т.к. всё оговорено заранее, а вот папе придётся остаться, если только моя врач не решит иначе (забегая вперёд скажу, что она иначе не решила, о чём я после родов от души её поблагодарила). Около получаса занимает регистрация, неизбежная клизма, меня поднимают в родильное отделение, смотрят в кресле – и результат: родовая деятельность совсем слабая, шейка раскрылась от силы на пол-пальца, показана стимуляция окситоцином с применением эпидуральной анестезии. Несмотря на то, что я была настоена категорически против вышеупомянутых мер и хотела рожать сама, интонация дежурного врача была такой беспрекословной, а вопли вокруг настолько ужасающими, что я воздержалась от комментариев и поползла в предродовую, где было ещё четверо рожениц.

Моя врач появилась в 06:30, посмотрела мою шейку и безрадостно сообщила, что через 4,5 часа после отхода вод раскрытие составляет 2 пальца, шейка находится где-то сзади и на окситоцин реагировать совсем не хочет. Дозу увеличили, поставили эпидурал (о процедуре введения эпидурала могу сказать, что это совсем не больно, неприятен скорее хруст при введении иглы в позвоночник, а проблема была только в боли от схваток, которые приходится терпеть, выгнув спину и не шевелясь, минут 15) и сказали принять положение полусидя. Анестезия действует практически сразу и, должна сказать, жить становится намного веселее. Т.е., схватки всё равно чувствительны, но боль не сильнее, чем при начале месячных, и терпеть её не составляет большого труда – в общем, лежишь себе, как на пляже. Моя врач даже устроила мне головомойку: “….ты, мол, чего там улыбаешься, ты сюда рожать приехала или где”?! Да, говорю, рожать, потому и улыбаюсь, радует это меня. Так, говорит, нормальные люди улыбаются после родов, а не до, так что немедленно прекратила мне эти глупости и изобразила на лице страдание!!!

Тем временем две девочки, рожавшие самостоятельно (остальные рожали с эпидуралом), кричали всё истошнее и я принялась руководить их дыханием, дыша вместе с ними. Так и время шло быстрее, и, по их словам, это им действительно помогало, так что, девчонки, только готовящиеся стать мамочками, овладевайте техникой дыхания при родах!

В час дня (11 часов от момента отхода вод) моё раскрытие достигло аж 6-ти пальцев… Правда, шейка была уже не сзади, а по центру, но зато при ощупывании её (уфф, и больно же это было, скажу я вам), врач заметила, что головка ребёнка заняла какое-то хитрое положение, что будет мешать её выходу из меня.. Позвали зав. родильным отделением, она повторила экзекуцию, посмотрев меня сама (отдельное ей спасибо, я в этот момент чуть ли не сознание теряла от боли, несмотря на эпидурал!) и вынесла приговор: посмотрим на тебя, милая в 15:00, и если головка не станет, как надо, и шейка не раскроется до конца, придётся тебя прокесарить, пора заканчивать. Велела лечь на правый бок и ушла. Через 10 минут началось какое-то безобразие: эпидурал уже не помогал и стало действительно больно. Я уже бросила рукововодство рожающими, принялась дышать сама (и правда, правильное дыхание при схватке – это вещь!) и ещё минут через 20 почувствовала, что меня стало здорово тужить, чему немало удивилась… Попросила другого врача позвать мою докторицу, что та и сделала ещё минут через 15 (приятно, когда тебе больно до ужаса, а сидящему рядом врачу нет дела, ибо она как раз собралась измерять давление только что поступившей девочке, а потом слушать монитором сердцебиение её плода), и мы бегом помчались в родзал (мне даже тапки не дали надеть, так и бежала босиком, на ватных от эпидурала ногах) и в 14:10 мой мальчик, мокрый и орущий во всё горло, но самый сладкий в мире, лежал у меня на животе, а я рыдала от счастья в четыре ручья….

Да, и вот что: малыш родился с весом 3.780 кг и 53 см в длину, но я, несмотря на эпидурал, отделалась двумя маленькими трещинками, которых потом и не заметила. Говорю я об этом потому, что эпидурал сильно понижает эластичность тканей и увеличивает вероятность разрывов/разрезов. Девочки, рожавшие со мной, рвались очень сильно, моей соседке по блоку после наложения швов запретили сидеть на протяжении 12-ти дней! Поэтому нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО готовить ткани к родам! Я делала вот что: 1) за месяц до родов отказалась от мяса, заменив его рыбой; 2) старалась есть только растительные и молочнокислые продукты; 3) пила чай из листьев и плодов малины, 4) массировала промежность маслом пшеницы с витамином Е; 5) каждое утро натощак съедала однну тёртую морковку, обильно приправленную оливковым маслом холодного отжима.

Вот и всё. Надеюсь, я вас не слишком утомила.

Лена и Сереженька (13.08.02)