Первый раз мы рожали в 7-м роддоме полтора года назад, и потом, когда выяснилось, что я в ожидании второго, то снова собрались туда же.
Было два искушения – за то время, что прошло с первых родов, было услышано много как хорошего, так и плохого о роддоме, так что иногда червь сомнения подтачивал, а может, поменять роддом, выбрать другой? И еще одно – думалось, может, нанять за N долларов ту же самую бригаду, у которой были первые роды?

Но потом я решила не пудрить сама себе мозги, и пошла «самотеком» к дежурным врачам. И тут начинается история о том, на что я рассчитывала, и что получилось в результате….

Первый облом, который меня подстерег, – детка не пожелала родиться в ожидаемые даты и на недельку задержалась. Ровно этой недельки хватило, чтобы муж уехал в неотлагаемую командировку, а в Киеве разгорелся грипп, и в роддоме объявили карантин на роды с мужем и посещения. Я по-настоящему отчаялась, когда стало понятно, что рожать я в любом случае буду одна. После первых совместных родов это вообще на мою бедную голову не налезало.
Далее, на предварительных УЗИ мне сказали, что ребенок очень крупный, даже заикнулись о кесаревом, а после первых родов у меня остался шрам от разреза и пара – от разрывов на шейке. Уверенным голосом мне сообщили в ЖК – «Разрежут по тому же месту, 100 %!». Обрадовали, что сказать… А!
Еще один малоприятный прогноз – перезревающая плацента, которая так любит плохо отделяться во время родов, тоже была моя. Кто участвовал в интересной процедуре ручного вмешательства, хорошо меня понимают.

Словом, вторые роды, которые «легче первых», мне заранее совсем не нравились. И это без мужа!.. Наверное, не всем этот последний аргумент покажется весомым, но я вообще страшный паникер и любитель терять над собой всяческий контроль. Так что без своей второй половины я очень и очень трусила. Но деваться мне было некуда – поплакала, его, провожая (он, правда, очень надеялся, что я дождусь его возвращения, но я таких иллюзий не питала, у меня уже две недели вовсю шли предвестники), и стала ждать родов.

И в воскресенье утром, 20 числа, начала потихоньку рожать – отошла пробка, начались схватки. Ну, что мне было делать - прогулялась со старшей дочкой «на посошок», собралась, взяла такси и поехала. В роддоме на мое счастье все оказалось спокойно – никаких очередей на приемном покое, тишина и покой, все манипуляции проделали неспешно, проводили меня в родзал и оставили на попечение дежурной бригады. Самое смешное, что с моей первой бригадой я разминулась ровно на одну смену. Меня посмотрели на кресле, объявили, что я хорошо рожаю, все нормально, отправили меня в дородовую палату, застелили кроватку, дали одеяло и предложили отдыхать. Что я и сделала, даже вздремнула с полчасика. Правда, девочка на соседней койке уже готовилась в родзал, и ей, бедной, было несладко, так что полноценно выспаться, понятно, мне не светило. Вот так я и гуляла по той палате и коридору с 14 до 16-30 примерно. Что мне понравилось – часы с секундной стрелкой на стенке, я развлекалась тем, что считала время схваток и думала про старшую дочку, какая она у меня красивая, и как все это дело проходило полтора года назад. Время от времени заходила акушерка, спрашивала, как мои дела, но на кресло меня пока не брали.
И вот уже где-то после половины пятого я «слегла» - прогулки закончились, начались сильные схватки. В 17 часов примерно зашла врач, глянула меня и выдала предположение, что до шести я еще порожаю с пузырем, а потом посмотрим, что и как. Но не тут то было!
Она вышла, прошло пятнадцать минут, и я оказалась в луже воды. Но пока в родзал меня брать не спешили, сказали, что головка высоко еще. Ну, высоко так высоко, я послушно легла на бок и стала ждать схватки. Так вот, через две схватки я почувствовала, что все, процесс идет полным ходом и я рожу сейчас и прямо тут.
Вот тут я и заверещала на весь коридор – «Надежда Николаевна-а-а-а-а-а!!!» Так звали мою акушерку. Она примчалась перепуганная, я до этого тихо сидела. Что такое? – Да вот, говорю, все, рожаю. – Да быть не может, дай, гляну… И, таки да, пора мне уже было, и хотя раскрытие было пока 8 см, шейку она мне аккуратно расправила и повела рожать. Я по дороге два раза еле-еле сдерживалась от потуг, выбралась на кресло с большим – верите! – облегчением, и через 15 минут, по словам акушерки, родился «кабанчик».

Доча моя получилась 4200, 54 см, и когда мне ее на живот плюхнули, я реально ощутила, какая она тяжеленькая. И теплая, и мякенькая! Я ее даже отдавать не хотела.

А теперь самое интересное – я нигде не порвалась (акушерка во время родов, конечно, покричала на меня, чтобы я не тужилась там, где не надо, но я, верите, не в обиде), не треснул мой прежний шов, отошла плацента и шейка выдержала все эти дела. Единственная лишняя дырка в моем организме – на попе от внутримышечного окситоцина. Принесли кроху к груди, и мы умиленные два часа любовались друг другом.

Так что, девочки, я живое развоплощение мифа о всеобщей стимуляции родов – ни капельниц, ни проколов пузыря, НИ-ЧЕ-ГО. Пришла, на койке полежала, родила и на койку же отправилась. Спать в теплой палате с деткой. Всеми условиями 7-го роддома я опять осталась очень довольна, ела-спала-мылась, отнесла своей акушерке небольшую денежную благодарность (считаю – заслужила она), несказанно радовалась жизни без швов, и на третий день поехала домой. С толстенькой красивой дочкой и счастливым, но немного виноватым мужем. У меня были счастливые роды (хотя в какой-то момент я вспомнила, как это больно, и как плохо, что нет рядом любимого – это было самое тяжелое испытание, прямо вселенская тоска и отчаяние), и я всем нам желаю от всей души только приятных воспоминаний!

PtaXa