… думала я, читая развеселые рассказы о родах на этом сайте. Рассказы знакомых при личном общении таким весельем не отличались. Мне было интересно. К беременности я отнеслась как к приключению. К предстоящим родам относилась так же. Ждала с нетерпением. Впрочем, обо всем по порядку.

Узнала о своем интересном положении почти в три месяца. Был нерегулярный цикл, плюс за несколько месяцев до этого обнаружилось уплотнение в груди, принимала назначенные препараты. Не зная, как они действуют и на что влияют, задержку в неделю восприняла как должное. Потом пошли «критические дни». Следующий месяц творилось что-то несусветное. Болел живот, тошнило – не то, что утром или вечером, постоянно. Иногда ничего не могла есть, кроме сухарей и минеральной воды. Жутко хотелось спать. Знакомые девчонки шутили: может, беременна? Я скептически улыбалась и списывала все на весну (был март) и Великий пост, которого наша семья строго придерживалась. Конечно, есть ничего нельзя, вот желудок и буянит.

Задержка в неделю паники не вызвала. Две недели насторожили, но если бы не поход к врачу за новой порцией лечения груди, я бы тест не покупала еще пару месяцев. А так подумала: стоит проверить. От этого, наверное, лечение зависит. Две полосочки стали радостной неожиданностью. По моим подсчетам, было 6 недель.

ЖК, куча анализов, направление на УЗИ в 10 недель. УЗИ показало 14. Удивилась: как же так, мол, а месячные? Пускай с задержкой, но были же. Врачи пожали плечами: ну, бывает. Кстати, все последующие УЗИ подтверждали этот срок.

В 20 недель с тонусом матки и угрозой прерывания попала в больницу. Приятно удивил больничный сервис и отношение персонала. Хотя без помощи родных в плане приноса еды было бы худо. Кормят просто отвратно. Самое обидное – читать, что положено съесть беременной, пока стоишь в очереди в столовой. Потому что того, чего там написано, нет и в помине. В род доме №7 (туда попала с тем же диагнозом в 26 недель) с едой ситуация та же. В остальном заведение – просто класс. Хотелось рожать здесь (мой «родной» роддом – №1, но он был закрыт на мойку, поэтому скорая отвезла в 7-ой). Выйдя, поняла две вещи: во-первых, на сохранение больше не лягу. Следующая «полежка» - это будут роды. Во-вторых, надо искать врача из 7-го, с которым можно договориться. Как на зло, были концы в 5-м, 3-м, 1-м. Наконец, через десятые руки, выудили нужный телефон. Сразу хочу сказать: если кто-то не знает, у кого рожать, и услышит имя Белой Виктории Владимировны – соглашайтесь, не раздумывая.

На восьмом месяце настало чудное время: все, что болело, болеть перестало, животик вырос до уважительных размеров – место в маршрутках уступали безоговорочно. Стало можно выезжать «в свет» - погулять по городу, заглянуть на роботу и к знакомым. Если учесть, что три месяца перед этим я дальше ближайшей лавочки от дома не отходила, а большую часть времени пластом лежала на диване – это было прекрасно. На девятом стало вообще шикарно. Самочувствие – супер, только начались какие-то психологические заскоки. То хотелось уже родить, то наоборот – страшно не хотелось, раз и так все хорошо. Переживала, когда малыш сильно активничал и еще больше – когда он двигался мало. Думала, что не пойму, когда начнутся роды. Этого почему-то боялась больше всего. И еще – что начнут подтекать воды, а я не догадаюсь, что это именно воды, и вовремя не поеду в роддом, и т.д. и т.п.

С врачом я встречалась всего раз. Два раза меня смотрели ее помощники. Недели за две до родов начались ложные схватки. Причем я думала, что это уже настоящие. Выглядело все так: хватало низ живота с перерывами 25 минут, только не на несколько секунд, как пишут в литературе по этому поводу, а минут на 10-15. Иногда – очень даже болезненно. Перерывы сокращались до 15 минут. И так – часов двенадцать. Весь день. Либо всю ночь. После первой такой тренировочки два дня крепатура была, будто я не знаю сколько прес качала. Мое радужное ожидание родов слегка померкло. Если тренировочные схватки такие, какими же тогда будут настоящие?

ПДР мне поставили 14 ноября. На утро 6-го была назначена встреча с врачом. Я все надеялась, что она посмотрит меня на кресле, хоть скажет, открывается там что-нибудь или нет. Перехаживать не хотелось. А возможность такая предвиделась, столько гинепрала я выпила и столько магнезии мне вкололи. Если не рожу в срок, решила просить стимуляцию. Хотя в 7-м стимулируют крайне редко. Говорят, у них что-то когда-то стряслось, и теперь все осторожничают.

Да, так просыпаюсь утром 6-го, целую как обычно мужа, встаю с постели – выходить через полчаса – и слышу, что из меня хлюпнуло что-то теплое. Думаю: неужели воды? Бегу быстренько в ванну, смотрю – а на прокладке не вода, а просто очень-очень много слизи. Желтовато-розоватого такого цвета. Не знаю, как должна выглядеть слизистая пробка, но мне показалось, что для пробки многовато. Живот не болит. Ладно, думаю, все равно на осмотр едем. Поменяла прокладку, подложила тряпочки. За завтраком сказала мужу, что, может быть, сегодня у него родиться наследник. Не знаю, воспринял ли он это всерьез - я говорила так последние недели каждый раз, когда что-нибудь где-нибудь болело. «Но домой точно не вернусь – положат» - заверила я и взяла обе сумки – ту, что была собрана на роды и для длительного валяния в род доме.

Начала я с того, что поскользнулась на мокром полу и упала. Врач попросила подняться на второй этаж – там, где род залы. Естественно, я пошла не через главный вход, а через санпропускник. Дежурная возмущено осведомилась, куда я, к кому, прочитала лекцию на тему грязной одежды и род залов и попросила хотя бы снять обувь, одеть тапочки. Поднимаюсь наверх в тапочках, чем вызвала умиление врача. Она повела куда-то, а коридор только что вымыли. Вот тут я и грохнулась. Слава Богу, приземлилась на колени. Сама испугалась не так сильно, как врач. Мы быстренько дошли до кабинета, меня посмотрели на кресле. Сказала: да, выделений очень много, но на воды не похоже. Сделала КТГ. И отправила оформляться «на второй», пока без клизмы.

Было непонятно, почему «на второй», если это – не воды, схваток нет, шейка матки не открывается. С другой стороны, порадовалась: наконец-то! Ровно в 9.00 я переступила порог род зала. Там стояло две койки, кресло, столик для новорожденных и какая-то аппаратура. Мне предложили выбрать койку, застелили ее и оставили в гордом одиночестве. Начал тянуть живот. Приспичило в туалет. Он находился почти напротив (поэтому следующие часа три беспрерывно курсировала между ним и палатой). Единственное неудобство – на унитазах не было сидушек. Пришлось действовать народным способом – застилать унитаз туалетной бумагой. На все мероприятия ушел почти рулон. Девочки, соберетесь рожать - запасайтесь бумагой.

Поскольку клизму мне не ставили, пришлось немного потужиться. Схватки усилились. Вообще, с самого начала они были сильнее, чем я ожидала. Я почему-то представляла себе так: с вечера начнет тянуть живот, более-менее беспокойная ночь, с утра поедем в роддом. Все будет постепенно, как пишут в умных книгах. А тут уже через пару часов захотелось песни петь. Каждые полчаса приходил кто-нибудь, слушали сердце малыша. Около часа пришла врач, посмотрела раскрытие шейки. Ничего не сказала, но по ее виду я поняла, что дела не очень-то. Не успела раскрыть рот, чтобы спросить – уже убежала. Я так поняла, что в тот день она дежурила. Через пару минут мне поставили капельницу. Что, так и не сказали (может, просто не услышала и не осознала). Открыли ее еле-еле. Буквально сразу стало «веселее». Все осложнялось тем, что теперь нельзя было ходить. Хотя в руке – катетер, а не игла – гулять, пережидая схватку, отпадало. Кстати, гуляя действительно легче. Главное, не отходить далеко от устойчивых предметов и не наклоняться – разогнуться потом почти невозможно.

К трем часам я уже не могла. Поняла, почему женщины стонут, кричат, плачут, и т.д. Как на зло, персонал заходил, когда меня попускало. Увидев живого человека, я что-то спрашивала, отвечала на вопросы, иногда даже шутила. Однажды пожаловалась акушерке на боль. Она удивилась: это, мол, еще не боль, раз не плачешь. Я сказала, что плакать настроения нет. И удивилась сама. По жизни я очень легко плачу, а тут вроде повод есть, а не хочется.

Зашла врач, посмотрела. Я спросила, долго ли еще. Она сказала что да, очень долго. И предложила эпидуралку. Еще давно я решила, что попробую рожать без анестезии. Но там поняла, что лучше эпидуралка, чем «очень долго» и потом полное бессилие. Анестезиолога ждали, кажется, целую вечность. Он оказался приятным молодым человеком по имени Богдан (запомнила, потому что так зовут моего брата). Все, что делал, комментировал. Почти сразу стало хорошо – отнялись ноги и попа, напряжение в животе ощущалось, но без боли. Единственное неудобство – чтобы лекарство равномерно распределялось, нужно было лежать на спине. Но так малышу было трудно дышать. Потому приходилось переворачиваться с одного бока на другой. Иначе одна сторона «недополучала» и начинала болеть. Еще, что было интересного – сильно трусило. Как при очень высокой температуре. Кровать тряслась так, что стукалась об стенку. Было смешно. Хочу расслабиться, чтобы не так трястись – не выходит. А тут еще Богдан гуляет по палате. Неудобно. Глупо хихикаю. Он прячет улыбочку и отворачивается.

Богдан сказал: только начнет болеть, сразу зови меня. Капельницу открутили на полную. Через час (это время я успешно продремала) врач сказала, что раскрытие уже 7-8 см, скоро будем рожать. Тут ее срочно вызвали в приемную. А у меня начал болеть живот. Причем сразу сильно. Честно говоря, я схитрила. Знала ведь, что рожать под эпидуралкой нельзя. Но - снова повезло. Богдан посоветовался с молодой помощницей моего врача – мол, нужна ли доза анестезии, если скоро рожать. Решили вколоть половину. Очень скоро захотелось в туалет по большому. Не зная, это уже потуги или просто так (клизму-то не ставили), решила подождать. Не проходит. Сообщила об этом медперсоналу. Не помню, кто тогда зашел, но мне сказали: все нормально, головка давит на задний проход. Это я и сама знала, но становилось все тяжелее. Забежала врач, посмотрела на меня, спросила у помощницы, кто еще дежурит, мне сказала пока не тужиться и снова убежала. Подумалось, что глупо выходит: рожать придется не у той, с кем договаривалась.

А не тужиться, когда хочется – очень непросто. Понимаю, что нельзя (ну раз попросили) – а сделать-то ничего не могу. И кричать «рожаю!» тоже как-то стесняюсь. Тем более не знаю, рожаю уже или нет. Короче, через пару минут пришла какая-то врач – очень приятная, спокойная. Говорит, мол, все хорошо, одну схватку потужилась, другую «передышала», ноги так положи, сама так ляг… А не выходит, потому что ног не чувствую – анестезия. Не их положить, как просят, ни самой лечь. Нянечки меня как-то уложили, тут прибежала моя. Посмотрела и произнесла заветное «на кресло».

Это было весело. До кресла – полтора метра, но ногами шевелить практически не могу. Подхватили меня под руки, потащили. Боком заперли на то кресло. Народу вокруг куча. Моя, ее помощница, та вторая врач, анестезиолог, акушерка и две нянечки. Интересно, зачем всех так много? Или всегда такая команда собирается? Это сейчас уже думаю, тогда думать было некогда. Да, честно говоря, вообще было наплевать на все. Лежу на кресле, они все вокруг меня - а тужиться совсем не хочется. Несколько минут валялась просто так. Аж неудобно стало перед персоналом. А потом понеслось…

Главное – слушать, что тебе говорят и стараться выполнять. Тужиться, отдыхать, дышать – все скажут. Напряжение колоссальное. И больно в промежности. В какой-то момент почувствовала, как что-то там лопнуло. А еще поняла, зачем делают клизму. Не скажу, что было стыдно, на эмоциональном уровне это не задело. Но умом-то понимала, что происходит. Остался неприятный след.

Кричать не кричала, но пищала на потугах. Не от боли – от напряжения. Меня просили не выпускать воздух, когда тужусь. Старалась изо всех сил. Вспомнила, что читала где-то: набирать воздух надо не в легкие, а в живот. Сработало. За четыре «присеста» родился наш малыш. Сразу – неимоверное облегчение, потом – страх, до слез. «Почему не кричит?!?» - «Здрасте, а кто это кашляет». Тут этот маленький живой комочек положили мне на живот. И он закричал. Кто-то отцепил мою руку от поручней кресла и положил на него. Видно было только головку: слипшиеся, в смазке, черные волосики.

Следующий кадр: улыбающаяся акушерка тянет из меня пуповину, как канат. Плацента вышла без проблем. Я удивилась. Думала, пуповина как ниточка, а она толще, чем ножка малыша. Потом кто-то из врачей на живот как надавит… чтобы матка начала сокращаться. Я аж обиделась. Думала, все неприятное позади. Да где там. Промежность обработали йодом, что ли. Тоже очень неприятно. Помощница моего врача осталась зашивать. У меня оказалось два разрыва на шейке матки (там вообще ничего не чувствуется, когда шьют) и один снаружи. Его можно было бы оставить и так, но решили лучше сшить. Быстрее и лучше заживет.

Пока меня вышивали, малыша взвесили – померили (оказалось 53 см и 3100 гр), завернули в одеяло и положили под лампу на другом конце комнаты. На мою просьбу дали воды и мобилку. Позвонила мужу. «У тебя сын» - и тут уже расплакалась. Потом все ушли, я отдыхала на кресле, малыш похрюкивал под лампой. Мне все казалось, что с ним что-то не так. Через час зашла акушерка, поднесла ко мне маленького и приложила к груди. Он, сонный, пару раз соснул – вряд ли чего-то высосал, но… Тут как раз зашел анестезиолог, попросили его сфоткать малыша на мобильный.

Через два часа сняли капельницу. Капала все время, даже непосредственно на родах. Может, лекарства меняли, не знаю. После родов сказали, что это чтобы матка быстрее сокращалась. Снова несколько раз надавили на живот. Переложили на каталку – и повезли в послеродовое. Малыша забрали на осмотры, сказав, что потом принесут наверх.

Тут бы закончить рассказ. Но… Почему-то рассказывают о родах, тогда как самое интересное начинается после них. Когда ничего не знаешь, ничего не умеешь, к ребенку подойти страшно – таким он кажется хрупким и беззащитным. Жутко хочется спать. А спать некогда. Передвигаться невероятно сложно, все болит. Тут уж главное – делать все, что говорят. Сказали обрабатывать шов после каждого похода в туалет – нужно обрабатывать. Сказали малыша класть на бочок, а не на спинку – так и кладите. Еще: не ленитесь, когда есть свободная минутка (хотя бы минутка), разминайте грудь. И не стесняйтесь спрашивать (возникающие вопросы лучше записывать, в голове вообще ничего не держится). Доставайте, доставайте акушерок и детских сестер. Особенно последних. Принцип тот же: лучше перебдеть, чем недобдеть. Обращайтесь по любому поводу.
Однажды ночью, например, мой малыш сильно кричал. Я думала – хочет кушать (молока еще не было), несколько часов носила его на руках. Когда сил окончательно не стало, решила-таки позвать сестру. Может, чем-то поможет. Она возилась с нами около часа. Сделала клизму, вывела газы через трубочку. Маленький успокоился. Оказалось, дело было не в еде.

Кстати, о еде. Молоко прибывает на 3-4 сутки после родов. В род доме есть молочная кухня, где делают прикорм из смеси. Врачи предлагают кормить им малыша, пока не появится молоко. Мы этим делом не пользовались. Прикладывала маленького к груди каждые 3-4 часа (как просыпался). Не знаю, чего он там высасывал и сколько, но до появления молока ровно через 2 суток после родов мы продержались. Даже когда плакали по ночам и нам приносили бутылочки со смесью, отказывались пить. Вот такие сознательные…

Короче, не все так страшно, как иногда рассказывают. Конечно, я понимаю, что у всех все по-разному. Но когда впервые берешь ребенка на руки, прижимаешь к себе, понимаешь, какая это радость - малыш. Ваш с любимым малыш.

Надежда

Форум для родителей

Ждем ваши рассказы о родах! Пишите:
администратору форума