Специализированные женские и мужские школы во многих странах — вещь привычная. Сегодня подобные учреждения стали появляться и в Украине. Многим идея создания классов «только для девочек» и «только для мальчиков» кажется спорной. Давайте попробуем разобраться в ее плюсах и минусах.

Наш консультант — психолог Центра детской и семейной психологии журнала «Мир Семьи» Татьяна Орлова: «Мужские и женские школы — не зло и не благо. Раздельное образование имеет право на существование как один из видов альтернативного воспитания. Есть дети, которые вполне комфортно будут себя ощущать в таком процессе»

Общая школа — школа для девочек?
Вначале я попыталась представить себе, каково это — учиться в женской школе. Признаюсь, картина, нарисованная в воображении, нагнала на меня тоску: банты и оборки, умеренность и аккуратность, приличия и послушание — вот что первым приходит на ум. Но вдруг подумалось: а не эти ли «добродетели», в первую очередь, нужны детям для того, чтобы добиться успеха в самой обычной школе? Особенно это заметно по младшим школьникам. Наугад попросите любого учителя младших классов назвать имена лучших учеников, и, уверяю, в подавляющем большинстве это будут девчачьи имена. Кого вызывают к доске во время открытых уроков, когда нужно блеснуть хорошим уровнем перед гостями? Конечно же, девочек: они так хорошо и обстоятельно излагают материал!
А что же мальчики? Получается, что с первого класса в их головы закладывается комплекс неполноценности. Это не голословное утверждение. Психиатры считают, что 95 % жертв так называемого школьного невроза — именно мальчики. Дело в том, что, приходя в школу, они попадают, в общем-то, в женский мир: их окружают не только более успешные одноклассницы, но и педагоги-женщины. А ведь мальчик, который с детства привык считать себя заведомо хуже других, став взрослым, вряд ли сможет быть успешным человеком.

Татьяна Орлова: Не могу с этим согласиться на сто процентов. Мне кажется, что отчасти нужно менять саму образовательную систему, а не изымать из нее мальчиков для того, чтобы они не комплексовали. Необходимо убрать те требования, которые этот комплекс в них закрепляют. А начинать нужно все-таки с семьи. Подумайте, сколько мам сравнивают почему-то своих сыновей с более успешными девочками. Еще одно обстоятельство, которое формирует комплекс неуспешности у мальчиков, — то, что в воспитательном процессе не задействованы папы. Поскольку процесс воспитания в основном осуществляется женщинами, то всякая авторитарность со стороны женщины воспитывает в мужчине комплекс неполноценности. А тут кроме мамы еще подавляющее большинство учителей — женщины.
О чем нужно подумать родителям? В школе, особенно в начальной, мужчин-педагогов почти нет. Но привлечь своих пап или, по крайней мере, не ограждать их от процесса воспитания детей — это вопрос каждой семьи, которая воспитывает сына. Если мама доверяет своему мужу (которого она, между прочим, выбрала отцом своего ребенка!) воспитывать чадо, то с этого и начинается формирование мужчины. Если он знает, что слово отца — закон, и пример отца для него высок, и авторитет отца никогда не попирается, то все будет в порядке. В Грузии, например, наказывать мальчика может только отец. Потому что как бы ни была умна женщина, мужчину должен воспитывать мужчина.

Прелесть новизны или «повторение — мать учения»?
Почему же дети в раздельных классах, как правило, учатся лучше? Дело в том, что даже если мальчиков и девочек учат одному и тому же, делать это необходимо по-разному.

Недавно я прочитала откровения одной американской учительницы математики, которая искренне считала, что не делит своих учеников по половой принадлежности. Однако, просмотрев видеозаписи своих уроков, она была потрясена: «Я обнаружила, что обращала на мальчиков намного больше внимания. Поразмыслив, я поняла, что делала это потому, что мальчики быстрее отвечали на мои вопросы и реагировали на мои комментарии — они моментально соображали, кивали головами в знак понимания, поднимали руки. Отвечая им так быстро, я была несправедлива к девочкам. Девочки воспринимали новую информацию и обдумывали, что она означает и как связана с их предыдущими знаниями. Мне нужно было дать им время на это».

Тем не менее, эта преподавательница двумя руками — за совместное обучение, потому что мальчики и девочки учат друг друга разным подходам к изучаемому материалу. От себя добавлю еще один аргумент: не все девочки одинаковы. Помню, что я отчаянно скучала на уроках, посвященных повторению и закреплению уже выученного материала, и читала в это время под партой книжки про пиратов. Мне больше нравились те немногие учителя, которые вели уроки жестко, быстро и динамично. А муж рассказывал, что во время повторения пройденного в школе он просто ложился на парту и мирно засыпал…

Татьяна Орлова: — Большинство девочек хорошо реагируют на повторные информационные призывы. Для мальчиков же нужна постоянная новизна, без которой они быстро начинают скучать. Даже когда материал не закреплен. Тут уже вопрос в педагогическом подходе — на что ориентирован учитель? На пробуждение интереса к своему предмету либо на приобретение навыка?
Поэтому мальчики часто не достигают успеха ни в начальных, ни в средних классах, где постоянно идет повторение и закрепление пройденного. Они совершают «прорыв» в старших классах, когда темп обучения растет, появляется много предметов, где задействовано пространственное мышление, изначально лучше развитое у мужчин (таких, как геометрия, например). Между прочим, программа «Росток» больше подходит для мальчиков. Девочкам сложнее искать разные способы решения одной и той же задачи.
Очень интересный эксперимент проводили в Санкт-Петербурге на базе государственной школы № 139. Там были созданы параллельно общие классы и раздельные. И в раздельных классах учителя применяли разные методические приемы. В мальчишечьих материал преподавался в очень быстром темпе в расчете на их подвижное и неустойчивое внимание. Уроки часто строились в виде командных соревнований.

В девчачьих классах новая информация давалась медленно, акцент делался на повторение типовых задач. Элементы соревновательности использовались очень редко, поскольку девочки эмоционально менее устойчивы, это могло вызвать у них стресс. И вообще поддерживалась спокойная, добрая обстановка, потому что ученицы лучше воспринимают эмоционально окрашенный материал.
В этой петербургской школе постоянно тестировали детей из раздельных и смешанных классов, учитывали и успехи в учебе, и психологическое состояние. Вывод, в общих чертах, был таков: раздельное образование очень хорошо и успешно в начальной школе, дает неплохие результаты в старшей школе. Но в средних классах это не совсем оправдано. Да, в однополых коллективах детям спокойнее и уютнее. Но в смешанных классах на фоне возникающего интереса к противоположному полу дети играют в свои ролевые игры, идет выработка жизненных стратегий для будущих отношений с противоположным полом. И это очень полезно. Если дети лишены этого опыта, то в будущем им труднее строить эти отношения. Психологические проблемы могут перевесить плюсы в обучении.
Есть еще один интересный психологический нюанс. Агрессивность девочек из смешанного класса намного меньше агрессивности сверстниц из однополого класса. А с мальчиками наоборот — в смешанных классах уровень агрессии выше, чем в однополых. Потому что женское общество заставляет мужчину более категорично отстаивать свою позицию, и у мальчиков в смешанном классе есть больше поводов для проявления агрессии, чем в чисто мальчишечьей компании. А это не так уж и плохо для формирования мужчины. Девочки наоборот — если присутствие мальчиков их сдерживает, заставляет казаться «белыми и пушистыми», то отсутствие ограничений актуализирует агрессию.

Мозг «мальчиковый» и «девчоночий»
Почему мальчики и девочки учатся по-разному? Различия в познавательных процессах — не результат воспитания. Они кроются гораздо глубже — на уровне межполушарных взаимодействий мозга.
В российском журнале «Дошкольное воспитание» (№ 1, 2005 г.) была опубликована очень интересная статья психолога Аллы Сиротюк, в которой рассказывалась интереснейшая вещь: система современного образования — в сущности, дискриминационная. Она ориентирована на детей, у которых доминирует левое, абстрактно-логическое полушарие. А таких детей в среднем всего 10 %: «В детской популяции с каждым годом возрастает количество правополушарных детей (до 40–50 %), что заставляет нейропсихологов говорить о возникновении нового адаптационного механизма человечества к изменяющимся условиям. Однако программы обучения с каждым годом становятся все более аналитичными, речевыми и алгоритмичными. В таких условиях правополушарные дети оказываются в стрессовой ситуации, так как методы обучения не соответствуют функциональной активности их головного мозга».

Теперь подробнее о различиях между мозгом мальчиков и девочек. Прежде всего, формирование различных систем центральной нервной системы происходит в разное время. Скажем, мозолистое тело (оно соединяет правое и левое полушария мозга и отвечает за их взаимодействие) у девочек развивается до семи лет, у мальчиков — до восьми с половиной. Количество нервных волокон, по которым информация идет из одного полушария в другое, примерно равно 200 миллионам. Но у мальчиков этих «проводников информации» меньше, чем у девочек. А чем лучше развито мозолистое тело, тем больше устойчивость к стрессам.

Дальше: у мальчиков быстрее созревает правое, «образное» полушарие, у девочек — левое, «абстрактно-логическое». Поэтому девочки до 10 лет лучше запоминают цифры и решают логические задачи, быстрее и успешнее овладевают речью. Мальчикам из-за меньшего числа нервных волокон мозолистого тела сложнее сопоставлять информацию, обрабатываемую в левом и правом полушариях: в мыслительные процессы избирательно включатся либо левое, либо правое полушарие. При осмыслении слов у мальчиков «включается» левое полушарие, у девочек — оба. Выводы: у девочек к семи годам мозг имеет высокую степень готовности к обучению, мальчики «созревают» для полноценной учебы только к восьми годам. В среднем, при поступлении в школу мальчики по биологическому возрасту младше на год. Стало быть, традиционное академическое образование более подходит для девочек, чем для мальчиков, поэтому девочки лучше учатся.

Татьяна Орлова: — То, что мы начинаем обучение всех детей в одно время, совершенно неправильно. У каждого ребенка свой индивидуальный возраст, подходящий для начала школьного обучения. А мы общему правилу порой доверяем больше, чем своему родительскому чутью, даже если понимаем, что ребенку необходимо другое. Скажем, знаменитый физик Пьер Кюри до 14 лет был явным тугодумом. Поэтому по мудрому решению родителей до 14 лет он обучался дома, так как не мог выполнять школьные требования. Эйнштейна в школе считали непроходимым тупицей. История знает множество людей умнейших, но ПЛОХО ОБУЧАЕМЫХ. Дело в том, что стандартная система обучения просто-напросто им не подходила. На самом деле детей, не способных к обучению, практически нет. Просто каждому нужна своя система. Между прочим, возрастная норма для начала обучения — от 4 до 9 лет. О чем это говорит? Одного ребенка в пять лет можно отдать в первый класс, а для другого и 8 лет — рановато. И это совершенно не говорит о том, что второй ребенок глупее первого. Это значит, что особенности его индивидуального развития делают его структуры мозга восприимчивыми к информации именно в этом возрасте.
Одним словом, мужские и женские школы — не зло и не благо. Раздельное образование имеет право на существование как один из видов альтернативного воспитания. Есть дети, которые вполне комфортно будут себя ощущать в таком процессе.

Кстати:
К чему приводит похвала?
В газете «Школьный психолог» за 2002 год анализировались результаты санкт-петербургского эксперимента по раздельному обучению. Вот некоторые выводы российских педагогов:

Мальчики
1. Эффективно воспринимают информацию о действиях (все глагольные формы).
2. Хорошо усваивают сложные в логическом плане сюжеты рассказов, все воспринимают аналитически.
3. Мало реагируют на интонацию речи и модуляцию голоса, то есть на эмоциональную его окраску.
4. Адекватно реагируют на положительные и отрицательные оценки их деятельности. Похвала побуждает сделать что-то еще, то есть цикл становится непрерывным.
5. Высокая активность умственной работы в условиях дефицита времени.
6. Высокая отзывчивость на первый информативный призыв, при повторении активность ответов резко снижается.
7. Быстро и легко решают новые задачи, хуже — стереотипные.

Девочки
1 Внимание и осмысление усиливаются при эмоциональной окрашенности информации (независимо от того, положительная она или нет).
2 Быстро схватывают информацию, но плохо соотносят ее с имевшейся ранее.
3 Похвала не побуждает к дальнейшей деятельности: если девочек похвалить за выполненную работу — на этом все и заканчивается, они как бы «зависают», успокаиваются, цикл закончен.
4 Для девочек принципиальна не оценка по существу, а ее эмоциональное оформление. Они не огорчаются, если им ласково сказать: «Что-то ты в этот раз плохо написала». И, напротив, будут недовольны холодной констатацией: «Тебе четыре».
5 Быстро решают стереотипные задачи, хуже — новые. Процессы интеграции протекают в два раза медленнее по сравнению с мальчиками.
6 Активно отвечают на повторный информативный призыв.
7 В 6–7 лет объем кратковременной памяти больше, чем у мальчиков.

Кстати:
Тренируем мозолистое тело
Эти несложные упражнения, направленные на тренировку межполушарного взаимодействия мозга, я нашла в журнале «Дошкольное образование» (№ 1, 2005 г.) На мой взгляд, они могут принести пользу не только дошкольникам (особенно мальчикам!), но и школьникам, и их родителям: несмотря на кажущуюся простоту, некоторые из этих упражнений не так-то просто освоить с первого раза.

Колечко. Соединяем в кольцо большой палец с указательным, затем со средним, безымянным и мизинцем. Потом делаем колечко в обратном порядке — от мизинца к указательному пальцу. Проделываем движения как можно быстрее, сначала каждой рукой поочередно, затем — двумя руками одновременно.

Кулак-ребро-ладонь. Руки кладем на стол, сначала ладонь сжата в кулак, затем распрямлена и лежит на столе ребром и, наконец, ложится на стол плашмя. Ребенок выполняет движения вместе со взрослым, а потом сам: сначала каждой рукой по отдельности, затем восемь-десять раз двумя руками. Если получается не сразу, можно помогать себе, проговаривая вслух: «Кулак-ребро-ладонь».

Лягушка. Обе руки лежат на столе. Одна сжата в кулак, другая лежит на плоскости стола. Одновременно и разнонаправленно менять положение рук.

Лезгинка. Руки перед лицом. Одна рука сжата в кулак и повернута пальцами к себе, большой палец отставлен. Ладонь другой руки расправлена, кончики пальцев касаются мизинца кулака. Одновременно поменять положение рук 6–8 раз.

Ухо-нос. Левой рукой взяться за кончик носа, правой — за противоположное (левое) ухо. Одновременно отпустить руки, хлопнуть в ладоши, поменять положение рук с точностью до наоборот.

Зеркальное рисование. Положить на стол чистый лист бумаги. Взять в обе руки по карандашу или фломастеру, рисовать одновременно обеими руками зеркально-симметричные рисунки, буквы.

По ту сторону
В Америке за последние восемь лет количество школ с раздельным обучением мальчиков и девочек возросло более чем в 50 раз: с четырех до двухсот с лишним учебных заведений.

В Англии дети, посещающие государственные школы, учатся вместе. А в большинстве дорогих и престижных частных учебных заведений практикуют раздельное обучение. И что в итоге? Среди школ, признанных лучшими по исследованиям уровня успеваемости детей, 70 % составляют учебные заведения с раздельным обучением. Эти выводы подтвердили и австралийские ученые, которые в течение шести лет наблюдали за оценками около 270 тысяч школьников. Оказалось, что оценки мальчиков, обучавшихся отдельно от девочек, на 15–22 % выше, чем у мальчиков из смешанных классов. Значит, здесь действительно есть о чем поговорить.

Людмила ЗАГЛАДА

Журнал "Мир семьи" ноябрь 2006 года