Много лет Ира мечтала о детях. Ходила на прием к врачам и целителям, прибегала к процедуре искусственного оплодотворения – и безрезультатно. Отсутствие левой почки, поликистоз яичников, рак щитовидной железы: такой «букет» болезней, казалось, не оставлял шансов стать матерью...

Когда женщина впервые осознает, что может никогда не испытать счастья материнства, она переживает шок. Как правило, за диагнозом следуют годы обследований, анализов и мучительных переживаний. К сожалению, далеко не всегда эта эпопея заканчивается рождением ребенка. Кто-то упорно продолжает искать способы излечения, а кто-то берет малыша из детского дома.

Ира и ее муж были готовы и к такому серьезному шагу, как усыновление. Но желание пройти все этапы родительства было слишком острым, поэтому женщина решила сделать все возможное, чтобы забеременеть и родить. Несколько лет хождений по докторам не увенчались успехом. И тогда Ира попробовала... голодание. Результат потряс всех: сегодня у молодой мамы подрастает десятимесячный сыночек Филипп, а его родители мечтают о том, что через несколько лет в их семье будет пополнение.

Безнадежный диагноз
«В первый раз я попала на операционный стол в 17 лет, – вспоминает Ирина. – В процессе планового обследования обнаружилось, что левая почка нежизнеспособна и ее необходимо удалить. Когда вскрыли брюшную полость, оказалось, что помимо больной почки, у меня большая киста в яичнике и воспалительный процесс, который привел к образованию множества спаек в области малого таза. Кисту удалили, а ультразвуковое исследование, проведенное после операции, показало еще и удвоение тела матки.

Урологи и гинекологи дружно предрекали мне большие проблемы с деторождением: опутанные спайками яичники вряд ли выпустят наружу яйцеклетку, трубы могут оказаться непроходимыми, да и матка такой формы не справится с вынашиванием. Не говоря уже о потенциальной нагрузке на почку… В общем, сплошные препятствия. Постепенно я смирилась с этой мыслью: ведь нового тела мне никто не подарит, болезни и патологии никуда не денутся, а значит, и надеяться на материнство бесполезно…

Когда я познакомилась с будущим мужем, честно предупредила его, что детей у меня, скорее всего, не будет. Он не испугался: главное, что мы вместе, а малыша всегда можно взять из детского дома. На протяжении пяти лет мы не особенно задумывались об этом, но потом ребенок появился у моей сестры. Вот тогда я поняла, как сильно хочу стать мамой. И решила сделать все возможное, чтобы моя мечта осуществилась.

Неудача за неудачей
Решив попытаться стать родителями, мы с мужем пришли в Клинику планирования семьи. Услышав о моих многочисленных диагнозах, мне предложили сделать ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), в процессе которого в яйцеклетку вводят сперматозоид, а образовавшийся в итоге эмбрион подсаживают в полость матки.

В процессе подготовки к ЭКО выяснилось, что у меня патологически сформированные яйцеклетки. Они были слишком хрупкими, и большинство из них просто лопалось еще до оплодотворения. С большим трудом удалось отобрать здоровые клетки и их оплодотворить.

Две подсадки эмбриона закончились неудачей: ни один из них не прижился. На третий раз врач предложил мне ввести в матку две донорские яйцеклетки, смешав их с моими. Я понимала, что в случае успеха родится малыш, который биологически будет ребенком моего мужа и другой женщины. Детей очень хотелось, и я дала свое согласие. Однако когда смешали мои и донорские клетки, засомневалась. Конечно, я любила бы этого ребенка без условий. Но, думаю, всю жизнь хотела бы убедиться, чей на самом деле тот малыш… Может быть, из-за моих сомнений третья подсадка эмбрионов также не удалась. Мы с мужем решили прекратить попытки – слишком тяжело было дожидаться конца месяца и в итоге ничего не получать.

Случайно обнаружили... рак
Осознав, что даже такой продвинутый метод, как искусственное оплодотворение, не в состоянии мне помочь, я решила самостоятельно заняться своим здоровьем. Не было особой уверенности в успешном результате, но и не хотелось думать, что я совершенно безнадежна. В интернете прочла, что на состояние женской половой сферы напрямую влияют гормоны щитовидной железы. У меня была немного понижена температура тела – я списала это на пониженную функцию щитовидки и решила обследоваться. В диагностическом центре сдала анализы на гормоны и записалась на УЗИ. Исследование выявило небольшой узелок в левой части железы, которому поначалу не придали значения. Но, получив результаты биопсии, я узнала, что у меня… первая стадия рака!

Уже через четыре дня я лежала на операционном столе. Щитовидную железу хирурги вырезали полностью, частично удалили лимфоузлы, пораженные метастазами. До сих пор для меня загадка, что именно подтолкнуло меня тогда обследовать щитовидку – ведь подобные злокачественные опухоли не дают болевых ощущений и совершенно не беспокоят. Это было в буквальном смысле чудо! Первое, случившееся в моей жизни, и, к счастью, не последнее.

Голод – лучшее лекарство
Когда я немного пришла в себя после удаления щитовидки, снова обратилась в одну из клиник планирования семьи. Мне отказали в ЭКО, поскольку беременность может спровоцировать рост опухолевых процессов. Рисковать никто не хотел. Я поплакала и решила больше не искать помощи у врачей. Поехала по л

екарям и целителям, «потомственным» знахаркам из газет, обращалась в центры, занимающиеся восточными практиками. Мне назначали дорогостоящие витамины и БАДы, проводили психокоррекцию.

Однажды я увидела телепередачу, посвященную оздоровительному голоданию. Вел ее доктор Ворошилов, который рассказывал о пользе пищевой паузы для нормализации гормонального фона и, как следствие, устранения «женских» проблем. Я сразу позвонила и записалась на прием.
Врач пообещал, что я вскоре непременно стану мамой, поскольку в его практике беременность наступала даже у самых безнадежных пациенток, ведь голодание способствует очищению организма и гармонизации работы органов и систем. Мне порекомендовали отказываться от пищи в течение 5 дней в первый месяц, а затем по 3 дня ежемесячно. В точки, расположенные в ушных раковинах и отвечающие за насыщение, поставили специальные иголки. Благодаря иглоукалыванию мне совершенно не хотелось есть (я даже могла присутствовать при застольях).

Анализы в норме!
Первый цикл голодания дался непросто – организм был слишком зашлакован, меня тошнило и хотелось все это прекратить. Но уже тогда я твердо решила: пройду весь путь до конца, ведь у меня великая цель! Последующие циклы я перенесла очень легко, и вскоре регулярный отказ от пищи стал для меня буквально жизненной необходимостью. После первой «голодовки» я сдала анализы на содержание гормонов. Оказалось, что уже через каких-то пять дней очищения мой гормональный фон полностью выравнялся! Вскоре в груди рассосалась фиброаденома, а от мастопатии не осталось и следа. Более того – в яичнике стали созревать полноценные фолликулы с яйцеклетками! Я была в восторге от того, какие чудеса происходят в моем организме! И вера в то, что я смогу забеременеть, укрепилась во мне еще больше.

Молитва о материнстве
Когда я в седьмой раз закончила голодать, у нас на работе организовали поездку в Почаевский монастырь. Там находится купель Святой Анны, помощницы в деторождении. Температура воды в этой купели +4 С°. Необходимо окунуться как минимум трижды. При погружении в холодную воду у меня было такое ощущение, будто кровь стынет в жилах, а сердце останавливается. Но я верила, что омовение поможет мне зачать ребенка. Вернувшись из поездки, отправилась на УЗИ. Оказалось, в яичнике вырос фолликул размером 18 мм, который должен был лопнуть со дня на день, выпустив яйцеклетку! Эта клеточка и дала моему сыну жизнь.

В родах спасло чудо
Всю беременность, вопреки прогнозам специалистов, я летала как на крыльях. С моим врачом мы обсуждали естественные роды, пока я не обмолвилась, что ждала своего малыша 6 лет. Услышав это, он сказал: «Только кесарево, я не буду рисковать». Но я хотела родить самостоятельно!

9 июля у меня отошли воды. Когда приехал акушер-гинеколог, шейка матки раскрылась полностью – казалось бы, до рождения сына оставались считанные минуты. От идеи с кесаревым сразу отказались – незачем.

Но не все пошло по плану. В потугах я находилась 4 часа (в среднем этот период занимает 30-40 минут). Головка ребенка то показывалась, то исчезала. В итоге при полном раскрытии мне все-таки сделали кесарево.

Во время операции выяснилось, что у меня матка не двурогая, как говорили на УЗИ, а с перегородкой. И эта перегородка «затягивала» ребенка обратно. Если бы меня не прооперировали, а стимулировали схватки, перегородка могла порваться – и открылось бы акушерское кровотечение. Спасти в такой ситуации удается немногих. Вот так, второй раз, моя жизнь висела буквально на волоске, но, к счастью, все закончилось благополучно. Со мной случилось еще одно чудо!

Надеюсь стать мамой еще не раз!
После родов я быстро восстановилась. К сожалению, мне не разрешали кормить грудью (лактация слишком напрягает материнский организм). Но когда я узнала, что грудное вскармливание может повредить мне, а не ребенку, решилась – и кормила сына три месяца.

Моему сыночку уже десять месяцев. Филипп – крепкий и здоровый мальчик. Я очень счастлива, что решилась пройти весь этот путь и дала ему жизнь. И очень надеюсь, что у меня еще будут дети – пусть даже не сейчас, а через несколько лет. Я готова ждать!»

 

Журнал «Твое здоровье», №5, май 2007г