1 июля мои 5-годичные мучения на Физфаке универа закончились получением диплома магистра. Предполагаемая дата родов была определена между 2 и 9 июля. Единственное, за что я переживала - это успеть защитить диплом. Но успела, защитила, а вручение его - это просто церемония, не присутствие на которой уголовно не наказуемо. И вот, получив диплом, я на радостях отправилась отмечать его со всей семьёй, радостно предвкушая завтрашний выпускной на дискотеке на берегу моря.

Муж всё прикалывался: "Вот отвезём тебя в роддом, а сами поедем отмечать твой выпускной". Как оказалось позже, в любимом просто дремал дар Нострадамуса.

Где-то вечером, после обильного ужина в ресторанчике, у меня начал побаливать животик. "А, наверное, переела, или просто организм готовится к родам, -подумала я, ибо читала, что такое бывает. И вот часов в 9 вечера мы пришли домой, по ТV как раз начинался полуфинал ЕВРО-2004. Животик продолжал тянуть вниз, но это было просто ощущение тяжести, как перед критическими днями. "Нет, сегодня это не может начаться, ещё рано, ведь только 1 июля",- думала я, а болезненные ощущения всё усиливались. Я вспомнила, что признак начала родов – это регулярные схватки, и начала считать промежутки между ними. Они оказались примерно равными, и я начала понимать, что это похоже на роды, но мне дико хотелось спать, и я почему-то тупо надеялась дождаться утра, и тогда только звонить врачу и ехать в роддом. К приятным ощущениям ещё добавилось постоянное бегание в туалет по - большому, и, похоже, я стала легче по меньшей мере на килограмм в результате этого.

Схватки стали болезненными, я судорожно вспоминала, как же там нужно правильно дышать. Инстинктивно дышала часто-часто, как кролик. Как позже оказалось, надо было глубоко. Я заметила, что схватка длится примерно 30 секунд, на 14-й боль становится ну очень сильной, а на двадцатой начинает отпускать. И я, как истинная физичка, каждую схватку считала до 30-ти, и делала это очень быстро, чтобы быстрее прошёл этот промежуток от 14 до 20. Но природу не обманешь, и пришлось все равно подстраиваться под ритм схваток. Где-то во втором тайме (а я ещё пыталась следить за футболом), я поняла, что придётся мне сегодня провести ночь в другом месте, и сообщила мужу: "Всё, закончится футбол- и едем". По предварительной договорённости он взял бритву и начал меня брить (я ведь знала, что в роддоме это будет очень неприятной процедурой, с использованием жуткого совдеповского станка). Пикантности ситуации добавляло то, что, как и водится на отмечании любого события, все выпили (кроме меня, конечно - и свёкор, которому предстояло везти меня в роддом, и муж). Но стало понятно, что до утра я не дотерплю, а если и дотерплю, то это уже будут домашние роды, и я дала команду "Свистать всех наверх". Греки выиграли, вышли в финал, а я начала собираться в роддом, благо все кульки, сумки и узелки мы собрали за пару дней до этого. Путешествие по ночной Одессе мне даже понравилось, и поступило конструктивное предложение покататься ещё, авось боль и пройдёт.

В роддоме нас встретила сонная медсестра, провела в приёмное отделение, где флегматичная бабуля, которую мы, видимо, подняли с постели, начала меееееедленно, с подобающим своему возрасту достоинством заполнять карточку. Я периодически выходила в коридорчик посчитать до 30-ти, а она всё продолжала заполнять. Дойдя до нашего адреса, бабуля осведомилась : "А какой это район?", - и узнав, что не их, вскрикнула : "Я же не ту карточку заполняю", и с прежней методичностью начала заполнять другую карточку. Хоть мне было и больно, но стало веселее. Наконец, формальности закончились, мне выдали ужасающего вида и приличного возраста роддомовскую рубашку (оказалось, что в своей, выстиранной и выглаженной, не положено), и приступили к процедурам. О них я была предварительно наслышана, и посему ожидала с лёгким ужасом. Взяв какой-то малоприятный мазок, медсестра поставила мне огромную клизму (а я-то по наивности думала, что клизма - это такая маленькая резиновая груша. Оказалось - двухлитровая резиновая штука). На мои робкие протесты, что я-де, уже сходила, и как минимум, 6 раз, никто и внимания не обратил. ( А муж стоял в соседней комнате и тихо похихикивал). Затем меня в буквальном смысле покрасили - ногти на руках и ногах смазали йодом (это я ещё могла понять), а соски – зелёнкой (смысл этого мне понять не дано). Я подумала: "Интересно, как мой baby отнесётся к столь экзотическому виду и, наверное, запаху маминой груди?"

Дальше меня вывели к мужу, сказали: "Прощайтесь" -, мы поцеловались, и меня повели по каким-то коридорам и закоулкам наверх. Там меня встретила дежурный врач, посмотрела на кресле (я представляла себе сию процедуру гораздо страшнее), и, констатировав, что шейка раскрылась на 3 пальца, отправила в предродовую. Там я единственный (слава богу) раз столкнулась с грубостью персонала, просто молоденькая сестричка в очочках, очевидно, рассчитывала поспать, или что-то её не устраивало в этой жизни, но она была очень недовольна, что её потревожили, и всячески это показывала. Но мне было не до этого, иначе я бы ей ответила. Наконец она вышла (ей богу, без неё лучше было), и я достала свою любимую газетку и начала читать, прерываясь на период схваток. Даже помню ещё, что статья была о Бон Джови! Через полчасика приехала мой врач, посчитала схватки и села рядом ждать развития событий. Что касается моих ощущений, в периоды между схватками я очень хотела спать, и даже сердилась, что они мешают мне сделать это, потому как предыдущий день был очень насыщенным, и я так и не успела отдохнуть. Промежуток между ними стал совсем коротким, а я уже в какой-то степени привыкла к ритму раз в 10 минут, мне казалось, что скоро перерывов не будет вообще! Потом вспомнила слова Ирины Понаровской, которые она говорила в передаче "Женские истории" с Оксаной Пушкиной. Ирина рассказала, что ужасно мучилась с почками, и периодически страдала от почечных колик, а эта боль вторая по интенсивности после ушной. И вот, когда хватала эта колика и не отпускала, пока не сделают инъекцию, боль была просто нестерпимой. И когда она рожала, то думала: "И почему все так орут? Да, больно, но ведь периодически отпускает, и можно передохнуть". Было уже где-то 3 часа ночи, я уж настроилась пролежать тут до утра, ведь врач отпустила моего мужа, сказав, что я рожу где-то утром. Тут она ещё раз что-то посмотрела и повела меня на кресло, где решила делать амниотомию, то есть прокалывать пузырь, ибо воды так и не отходили. А чуть раньше в предродовой у меня появилась соседка, так у неё наоборот, воды отошли, а схватки всё не начинались. Она смотрела на меня немного удивлённо, ведь я уже начинала покрикивать, больше из эгоизма, а не от боли.

Так вот, оказалось, что мой пузырь слишком плотный, и поэтому ребёночек своей головкой никак не мог его проколоть, пришлось помогать. Это совсем не больно, даже облегчение какое-то, что всё пойдёт теперь намного быстрее. Оно и пошло быстрее. В помощь мне в предродовой лежал такой большой мяч для фитнеса ( я впервые слышала, что в наших роддомах такое применяют, и, качаясь на нём, переносить схватки было гораздо легче. Врач в это время взяла мою газету и разгадывала кроссворд.

Читает вслух задание: " Состояние человека, севшего на стул, на который подложили кнопку". Я кричу: "Неудобство". Она: "Что ты говоришь? Тебе неудобно?". Я говорю: "Да нет, ответ в кроссворде "неудобство". Врач говорит: "Ну ты даёшь, ещё и кроссворды разгадываешь в такой момент". Иногда у меня были порывы встать с шара и бежать куда-то, но меня благоразумно останавливала врач. А злобная медсестра меня этак невинно спрашивала: "Чего вы так кричите?". Я ей отвечаю: "Ну, вообще-то, больно, вот и кричу".

И вот настала час Х. Мне сделали токограмму, укололи какой-то укол, и повели в святая святых -родзал. Я сердечно попрощалась с девочкой, у которой схватки так и не начались, "и пошли они, солнцем палимы".

Взгромоздившись на это кресло, я сразу же почувствовала, что у меня затекают ноги, и с ужасом подумала, что мне ведь сидеть на этом предмете мебели в такой позе ещё как минимум пару часов. Начались потуги, было такое ощущение, что я очень, ну просто очень хочу в туалет по-большому, и что сейчас из меня выскочат все внутренности –такие усилия я совершала. Доктор сказала, что уже видит головку ребёнка, я ещё успела поинтересоваться: " А какого цвета у него волосы?", но оказалось, что пока непонятно. Но зато стало понятно, что осталось совсем немного, что мой baby уже близок к выходу на свет Божий. Потом врач мне сказала : "Сейчас мы тебя немножко разрежем, чтобы ребёнок мог пройти и не было разрывов", я ответила "Делайте всё, что хотите". Врач и акушерка командовали: "Дыши" и "Тужься", я делала и то, и это, и, чтоб не соврать, после 4-й потуги мой сыночек (я тогда ещё только догадывалась, что сыночек), был извлечён на свет Божий. Когда я увидела это чудесное создание, я была в шоке, как такой большой мог поместиться во мне, в моём довольно небольшом животике. Ведь когда я ждала ребёнка, я представляла его себе абстрактно, и вот он- живой, из плоти и крови, его можно потрогать, посмотреть. Его положили ко мне на грудь, и вот оно, счастье, и ни с чем не сравнимое облегчение!!! Малыша взвесили (3750), измерили ему рост (52 см), и начали обрабатывать, а мне ещё предстояло зашиваться.

А я-то, наивная, думала, что уже всё! Ноги-то затекли! И ещё, вдобавок ко всему, меня начала бить мелкая дрожь, непроизвольная, которую я не могла остановить. Как я потом узнала, она была результатом сильных мышечных усилий. Не знаю, как врач умудрялась зашивать меня при непрерывном дрожании, но руки у неё золотые! А ноги у меня обычные, и они затекали всё сильнее, местная анестезия, которой меня пщикнули, не сразу начала действовать, и я довольно явственно ощущала уколы. Но главная боль была уже позади, это было так- неприятно, но вполне, вполне терпимо. Я даже вознамерилась наверстать упущенное и поспать немного прямо на кресле, но тут, на мою беду. Мне положили лёд на живот. Он был очень холодный! И поспать так и не удалось. К тому же моя мобилка начала подавать сигналы о сообщении. А у моего Самсунга такая особенность, что сигнал о сообщении будет подаваться с перерывом в несколько минут, пока его не прочитаешь. В роддоме же было тихо (оказалось, что я единственная рожала этой ночью, можно сказать, повезло). Я обнаглела до такой степени, что потребовала принести мне мобилку. Медсестра оказалась понимающей и сказала лишь, чтобы я подождала, пока мне наложат швы. В общем-то, всё было вполне терпимо, но затекшие ноги и лёд на животе и ощущения от уколов иглы (анестезия-таки меня не взяла) порядком доставали. Малыш мой уже заснул, и я с нетерпением ожидала, когда же всё закончится. Но оказалось, что мне ещё как минимум 2 часа лежать со льдом на животе.

Меня положили на каталку и вывезли в коридор, где мне предстояло провести предстоящие романтические 2 часа. Но мне принесли мобилку, и я прочитала, наконец, то сообщение. Оно пришло в 4.23, то есть через 8 минут после родов. Конечно, это был мой любимый муж со словами поддержки, и я, конечно же, начала ему звонить. Он, бедненький, долго не поднимал трубку, так как они с папой после того, как отвезли меня в роддом и вернулись домой, накатили по коньячку за удачный исход родов и он забылся тревожным сном и даже не сразу сообразил, что труба звонит не во сне, а в реальности. Но наконец он поднял мобилку, и я сообщила ему радостную новость. Он, конечно, был в шоке, что всё прошло так быстро, ведь мы расстались всего 3 часа назад.

Через час он приехал, посмотрел на сыночка (как 2 капли воды похожего на него). Так интересно было смотреть на восторженное выражение лица новоиспечённого папика! Но долго ему оставаться не позволили, ведь мне надо было ещё отдохнуть. Но спать в этот день мне было не суждено, не получилось просто. Меня перевели в 3-местную палату, правда, там была только одна девочка с дочкой. А потом я жутко захотела есть! И хоть и сняли с живота холод, теперь заснуть мне не давал голод. Ну а потом пошли звонки - любимый муж позвонил многим друзьям, и все они спешили меня поздравить. Ну и я, конечно, звонила всем, кому возможно.

Через несколько часов я встала при поддержке медсестры. Такая слабость настала! И голова кружилась! Кстати, во время беременности у меня было повышенное давление, и мой гинеколог по этому поводу очень паниковала. Даже положила меня на сохранение в роддом (о том заведении у меня не самые приятные воспоминания, и я была безумно счастлива, что он закрылся как раз перед моими родами). Но, в любом случае, я пошла рожать в другой. Так вот, давление перед родами у меня было как у космонавта - 120/80, а после родов вообще 100/60, чего ранее со мной кроме как во сне не наблюдалось. Так что надо рожать - помогает!

Потом мне принесли моего сыночка, и больше мы с ним не расставались. Замечательная штука-совместное пребывание матери с ребёнком! Кроме меня, в палате была ещё одна мамочка с ребёнком, ей делали кесарево, а потом появилась ещё одна девочка, тоже после кесарева (я даже почувствовала себя в некотором роде героиней – сама родила!) Ко мне пускали в определённые часы мужа и родителей, и, когда приходили друзья, я сама спускалась к ним вниз. Да, и вечером в день родов мне позвонили одногруппники и осведомились, где это я? Ведь выпускной уже начинается, а меня ещё нет. Я скромно ответила, что в роддоме, что уже родила, и услышала в трубку крик всей группы с поздравлениями!

Нас выписали на 4-е сутки (мы даже не ожидали такой скорости), ибо всё было хорошо, и с этого момента началась совершенно новая жизнь, с другим ритмом, другими проблемами, и конечно, же, массой радостей!

Чего и всем желаю!

Автор: flowerie - flowerie21@yandex.ru

Ждем ваши рассказы о родах! Пишите:
администратору форума