"Корни нищенства как общественного порока лежат в старых русских обычаях, во многом уже исчезнувших…."
Историк Забелин

Исторически сложилось, что нищенство в Западной Европе было запрещено. Нищих преследовали, считая их преступниками, пойманных сажали в тюрьму, жестоко наказывали, даже казнили. Западное мировоззрение, поддерживаемое протестантской церковью, диктовало презрительное отношение к попрошайкам, считая их попросту лентяями и тунеядцами, которые подрывают общественную мораль и трудовую мотивацию. Поэтому борьба с нищенством на Западе привела к созданию системы домов призрения, которая стала примером для отечественных государственных деятелей.

В средневековой Англии королева Елизавета издала специальный закон о бедных. В Европе были организованы работные дома, где бродяг и нищих заставляли работать. Это были закрытые учреждения, по сути тюрьмы для нищих. Со временем отношение к нищим становилось все более непримиримым, милосердие уступало место законам капитализма.

Нищенство - это когда у человека нет средств и возможностей заработать себе на хлеб, жить в нормальных условиях и прилично одеваться. Тогда человек вынужден идти просить милостыню. Это социальная болезнь, живущая почти во всех странах мира. Масштабы её впечатляют.

Например, в сравнительно благополучной Бразилии из 160-180 миллионов граждан 40 миллионов живут за чертой бедности, то есть каждый четвертый.
В Индии, где более миллиарда человек, причем три четверти из них придерживаются старых кастовых традиций, около 200-300 миллионов индийцев прозябают в нищете и бедности, имея годовой доход на человека менее 100 долларов США.
На Западе нищета тоже есть. В Европе нищих можно найти на рабочих окраинах.
В Америке целые районы, населенные неграми и индейцами, считаются нищими. В Европе нищих можно найти на рабочих окраинах.

Мировоззрение Востока изначально по-другому оценивало нищих. Подача милостыни канонизирована исламской религией. Просить подаяние можно в нескольких случаях, но только до выхода из бедственного положения. Нищенство как источник заработка запрещено. В уголовных кодексах аравийских стран наказания за попрошайничество не предусмотрены.

"Блаженны нищие духом, ибо их ждет Царствие небесное". В России это библейское пророчество понимают буквально и считают нищих - юродивых - блаженными. Библейская притча о мытаре, который после смерти попал в рай только потому, что сделал один добрый поступок - накормил нищего, - и это деяние пересилило все его дурные поступки, отражает психологию подающего.

Испокон веков нищих на Руси оберегали. Подать нищему считалось все равно, что подать Христу. В русской сказке об Илье Муромце именно "калики перехожие" являются теми, кто поднимает богатыря на защиту родной земли. "Домострой" предписывал: "И нищих, и малоимущих, и бедных, и страдающих приглашай в дом свой и как можешь, накорми, напои, согрей, милостыню дай, ибо они заступники перед Богом за наши грехи".

Существовали даже специальные приспособления, облегчавшие подаяние. В северных деревнях в домах ставили специальный желоб, по которому милостыня из дома попадала наружу, со стороны глухой стены, чтобы нищего не было видно. Нищий стучал клюкой по стене, и хозяева сыпали ему еду, "чтобы бедный не стыдился, а богатый не гордился". Подобное милосердное отношение, ставшее уже традицией, не могло не спровоцировать появление профессиональных нищих, которых в конце XIX века стало 70-80% из общего числа нищих. Крестьяне, как свидетельствуют исследователи того времени, тратили на подаяние нищим 230 миллионов рублей в год. В свою очередь это повлекло за собой карательные меры.

Борьба с нищенством в России сначала велась репрессивными методами: побирушек отдавали в крепостные, били кнутом, клеймили, рвали ноздри, даже публично казнили. Но нищих становилось все больше и больше. С конца XVIII века появилась система организованного призрения, как государственного, так и частного. Нищим стали оказывать профилактическую помощь, строить для них дома призрения.

Отдельно стояла проблема детского нищенства.
Помните роман Виктора Гюго "Человек, который смеется"? У нас на Руси уже "делали" таких уродов из детей.
Дети поступали к особым мастерам, которые выкалывали им глаза или обливали лицо серной кислотой, отчего со временем получаются безобразящие лицо рубцы; им ломали кости рук и ног. И такое проделывали не только с приобретенными детьми, но и со своими, родными.
Еще Петр Первый в одном из указов сокрушался: "А что еще меру превосходит бессовестие и бесчеловечие оных: младенцем своим очи ослепляют, руки окорачивают и иные члены развращают, чтобы были прямые нищие и милосердия достойны". В одном из своих указов царь ввел штраф и для тех, кто подает нищим, - целых 5 рублей. За принуждение к нищенству взрослые несли ответственность. Создание сети приютов и школ, развитие института приемных родителей могло помочь разрешить эту проблему. Даже издавали журналы: "Трудовая помощь", "Вестник благотворительности", "Призрение и благотворительность", которые пропагандировали научные разработки вопросов борьбы с бедностью и нищенством, обсуждали отечественную и зарубежную практику.

В 1894 году в Москве было открыто 40 общегородских попечительств с ежегодной государственной субсидией в тысячу рублей. Во главе их стояли правительственные чиновники и совет из добровольцев. Это был серьезный шаг на пути борьбы с нищенством. Попрошаек в городе стало гораздо меньше. Через два года та же система была введена еще в 40 городах.

Русский ученый И. Пыжов писал: "Нищими на святой Руси называется сословие людей, ничего не делающих и промышляющих сбором подаяний Христа ради". Существовал симбиоз, при котором "нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается". Сердобольное отношение к нищим вызвало появление профессиональных побирушек. С этим явлением стали активно бороться в начале ХХ века, первый съезд "Всероссийского союза учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению" 1910 г. дал определение профессионального нищего и предложил конкретные меры по его уничтожению.

В дореволюционной России нищие выглядели так, как их запечатлели фотографы сто лет назад: в лохмотьях и лаптях, грязного вида, опирающиеся часто на клюку. Бродяги часто ходили одним и тем же маршрутом каждый год, многих селяне уже знали и давали им имена. Так, была одна нищенка по прозвищу Баба-Яга. Очевидец так описывает эту женщину: "Она приходила всегда обособленно от других нищих, казалось, что она их презирает и не желает иметь с ними ничего общего. Однажды Баба-Яга пришла в плохую погоду, и моя мать, открыв парадную дверь, позвала старуху войти в переднюю, где стояло высокое трюмо. Окинув взглядом помещение, Баба-Яга увидела свое отражение в зеркале и, приняв его за живого человека, грозя кулаком, крикнула:
- А тебе чего тут надо? Тебя барыня не звала!
- Это зеркало, никого тут нет, кроме тебя, - говорит ей мама.
Однако старуха так до конца и не успокоилась..."

Городские нищие предпочитали кто рынок (куда люди ходили с деньгами, да и торговцы могли что-то подкинуть из жалости), кто храмы (надеясь на христианское милосердие и традиции), кто кладбища. Последние не только просили подаяние, но и спешили в дома, где кто-то умер. Присоединившись к погребальной процессии, нищие шли за гробом, оплакивая покойного. После окончания траурной церемонии они спешили на поминальный обед. Им даже выделяли специальный стол с поминальной едой. Кроме обычных нищих, были еще и богомольцы, собирающие милостыню на хождение к Святым местам.

Встречались среди нищих и дворяне. Так, один бедолага был задержан во дворе гостиницы Николаева при попытке кражи двух холщовых рубах, висевших на веревке. Дворянин был из разорившихся; он опустился на "дно", превратился в бродягу и вора.

В Петербурге задержанные полицией нищие распределялись по разрядам, в соответствии с которыми потом занимались их судьбой.
В первый разряд попадали те, кто стал таковым в результате несчастных обстоятельств, сиротства, старости, болезни, то есть те, кто сам не в состоянии зарабатывать себе на хлеб. Их помещали в богадельни или дома призрения при Московском Комитете для разбора просящих милостыню.
Во второй разряд попадали сироты, больные, старики. Им давали работу или помещали в дома трудолюбия, на фабрики, заводы казенные или частные. От комитета по призрению они получали одежду и денежное пособие.
К третьему сорту отнесли "профессиональных" нищих, занимающихся этим промыслом из-за лени и отвращения к труду. Таких людей передавали суду и, по отбытии наказания, иногородние высылались на два года без паспорта, а столичные передавались в распоряжение градоначальника.
Четвертый разряд пополняли временные нищие, потерявшие паспорт и поэтому не могущие найти работу, не могущие вернуться домой из-за нехватки средств. Таким нищим комитет выписывал новые паспорта, давал работу у себя или помещал к частным лицам, помогал вернуться домой, снабжая или деньгами или бесплатным билетом на проезд по железной дороге.
На деле, правда, такой заботой было окружено только 10-15 % нищих, остальных петербургская полиция сразу высылала "за сто первую версту". К тому же власти не могли обеспечить всех нуждающихся работой, да и работники из нищих были никудышные. Большинство высланных тут же возвращалось обратно, а данную одежду продавали, наряжаясь в "униформу" - лохмотья.

Интересно, что коренное население сибирских губерний (Иркутской, Енисейской, Тобольской и Томской) нищенством не занималось вовсе, в восемнадцати губерниях нищенство развито очень слабо (Архангельская, Астраханская, Бессарабская, Екатеринославская, Калужская, Курляндская, Лифляндская, Люблинская, Олонецкая, Оренбургская, Полтавская, Псковская, Ставропольская, Сувалкская, Седлецкая, Херсонская, Черноморская и Эриванская). Здесь оно составляло от 0,13 до 1% населения. Чуть больше нищих было в Варшавской, Виленской, Енисейской, Киевской, Ковенской, Минской, Пермской, С.-Петербургской. Тверской и Уфимской губерниях, составляя от 1 до 1,6%. Самые неблагополучные в этом смысле губернии были: Курская, Иркутская, Тобольская, а также города: Астрахань, Казань, Киев, Москва, Николаев, Орел, Одесса, С.-Петербург, Саратов, Херсон и Царицын. 3/4 нищих были в работоспособном возрасте.

Историк Забелин писал: "Корни нищенства как общественного порока лежат в старых русских обычаях, во многом уже исчезнувших.

В древней Москве нищий всегда был не только желанным, но, в известное время, и очень желанным гостем в каждом сколько-нибудь зажиточном доме, а тем больше во время богомолья при дверях церкви и на улице при выходе из церкви. Повсюду в самом городе он был если не почетным, то весьма почтенным горожанином, присутствием которого тогдашняя общественность во многих случаях очень дорожила. Нищие бывали постоянными гостями за патриаршим столом, некоторые получали кормовые по деньге на день и, кроме того, при патриаршем выходе у дверей собора ручную милостыню".

Сам Патриарх заботился о нищих как о людях, близких к Богу. Например, 1678 г., в праздник Успенья в крестовой палате на патриаршем дворе было накормлено 2 050 человек.

Нищих делят на городских и сельских.
Городские нищие, в свою очередь, подразделялись на две большие группы - на христарадников и охотников. Христарадники - это богомолы, просящие милостыню на церковной паперти, могильщики, просящие милостыню на кладбищах, горбачи, побирающиеся по домам с сумой, иерусалимцы, мнимые странники, железнодорожники, просящие милостыню на вокзалах железных дорог, севастопольцы, то же, что наши "афганцы", изображающие отставных солдат, раненых и не раненых, барабанщики, просящие милостыню под окнами, безродные, просто бродяги, складчики, берущие милостыню не только деньгами, но всем, что дадут, погорельцы, выдающие себя за пострадавших от пожара, переселенцы, выдающие себя за возвращающихся на родину неудачных переселенцев. Это был низший класс городских нищих.
Второй, высший класс подразделялся на два вида: сочинители - подающие благотворителям просительные, более или менее трогательные, письма, - и протекционисты - являющиеся в дома якобы по рекомендации близкого знакомого. Сельские нищие просили либо на церковь либо на себя.

Особо хочется сказать о иерусалимцах, которые носили с собой щепочки от гроба Господня, кусочки от той лестницы, которую Иаков видел во сне или пузырьки с ваксой, уверяя, что это Тьма Египетская и предупреждая не откупоривать пузырька, чтобы "тьма" не разлилась по всей земле. Наивные крестьяне верили этим небылицам и щедро одаривали "странников".

Существовали целые села, где жили одни нищие, они назывались "нищенскими гнездами". Например, в Арзамасском уезде Нижегородской губернии стояла деревня Пьявочное Озеро. Все мужское население этой деревни занималось сбором на церковь. Разыскав бедную церковь, дав взятку рублей 50 и получив нужные документы; просящий отправлялся в Духовную Консисторию, где тоже за взятку рублей в 30-40 получал сборную книжку, с которой и отправлялся в путь на несколько месяцев Возвратясь, он вручал церкви 100-200 руб., а себе оставлял рублей 500. В Саранском и Инсарском уездах Пензенской губернии целый ряд деревень поголовно занимался нищенством. Крестьяне нанимали для этого калек, детей и женщин. Их называли "колунами"

Весной 1914 года был проведен Второй Всероссийский съезд по общественному призрению, по итогам которого было выпущено два солидных тома с изложением стратегии борьбы с нищетой, в частности среди детей из социальных низов как составной частью серьезного обновления страны. Развитию планов помешала Первая мировая война, которая только способствовала росту беспризорности.

К сожалению, с ростом благосостояния народа и развитием государства феномен нищенства не исчез. В СССР официально бедных не было, лишь в 1960 г. был введен термин "малообеспеченные", а в 70-80-е гг. имеющим доход менее 50 рублей стали выплачивать пособия.

В современной России проблемами нищенства занимаются органы МВД. Они констатируют, что 40% попрошаек - алкоголики, до 25% - наркоманы. Но реально системы призрения у нас пока не создано. Поэтому на местах каждый решает по-своему. В Орловской области с 90-х гг. заботятся о том, чтобы нуждающиеся семьи получили землю и домашнее хозяйство, огороды и скот. В других местах работают центры адаптации для бывших зеков, для инвалидов и пенсионеров созданы свои центры. В Тюмени в 1995 г. была открыта социальная гостиница, где нищие и бомжи могут получить помощь: временный кров, деньги на проезд до дома, работу. В основном посетители этой гостиницы - мужчины среднего возраста. О том, что нищенство - это угроза общественному благополучию, говорит тот факт, что за 2001 год из всех совершенных в Тюмени преступлений 47% приходится на нищих и бомжей.

Преобладающим типом преступления (свыше 40%) выступают кражи; 25% составили бытовые преступления; 20% - хулиганство, около 5% - общественные оскорбления и до 25% - распространение наркотиков.

В современном российском законодательстве отсутствует такая категория, как нищий. До революции нищих считали. В последней переписи бомжи также участвовали. Возможно, посмотрев на цифры, власти скорее задумаются над решением этой проблемы.

В настоящее время нищими могут быть не только выходцы из "низов", но и те, кто имеет профессию и раньше прилично жил. Это и научные работники, и беженцы, пенсионеры и инвалиды. Много среди нищих детей, матерей-одиночек, потерявших работу, родителей детей-инвалидов.

Чаще всего просящим подаяние на улице можно встретить мужчину среднего или пожилого возраста с различными физическими дефектами, женщин неопределённого возраста, мальчиков младшего школьного возраста, взимающих дань с посетителей кафе, пивбаров и других общественных мест, женщин с детьми. Места, наиболее "популярные" у просителей - это тамбуры крупных магазинов, кафе, пивбары, рынки, вокзалы, пешеходные потоки, светофоры на трассах.

Есть еще одна категория нищих - бомжи. Абревеатура "БОМЖ" означает лицо "без определенного места жительства". Сами бомжи (по крайней мере та их часть, которая имеет на это моральное право) предпочитают называть себя "бичами", от сокращения "БИЧ" - "бывший интеллигентный человек".
Они действительно стали бичом современного общества, которое не в силах справиться с этим позорным явлением. Об одном таком бомже я однажды написала в своем репортаже с медицинского пункта, занимающегося помощью таким людям. Человек угодил в тюрьму за то, что украл машину комбикорма. Выйдя из тюрьмы через несколько лет больным туберкулезом, он оказался на улице, так как жена его пускать домой не захотела. В благотворительной организации он получил кое-какую одежду, еду. Из-за этой одежды он и пострадал. В привокзальном кафе в Петушках внимание милиционеров привлек необычный вид этого человека, одетого в женское пальто. Они решили, что он его украл, забрали в отделение и избили. Следы побоев были видны еще несколько дней. В медпункте таким, как этот человек, помогают с лекарствами, оказывают первую помощь. А так бомжу, в отличие от профессиональных нищих, некуда пойти - ни прописки, ни денег... Если нищие - это профессия, которой люди занимаются от лени, то бомжевание - это несчастье, которое может постигнуть даже "интеллигентных людей".

Как бороться с нищенством?
Все же, как видно из вышеизложенного, истоки нищенства кроются в социальных и материальных причинах. Экономический подъем в стране - это главное условия победы. Человек должен быть защищен, должны соблюдаться его права на жилье, работу, образование, медицинское обслуживание. Сейчас это звучит как пустые слова. Потому что реальность такова, что помощь и льготы нуждающимся далеко не всегда достигают адресата. Нищие по большей части - это деградировавшие лица с измененным социальным поведением. Их нравственность и моральные устои искажены до неузнаваемости.

Сейчас юродивых с паперти вытеснили нищие, которым все равно традиция велит подавать милостыню. Сами священники не поощряют нищих. Я сама была свидетелем, как в Пятигорске батюшка прогонял от ворот церкви разношерстную толпу, где даже цыгане были…

Бороться с нищенством пытались несколько веков подряд. Известно, что при Иване Грозном нищих "переписывали" с целью узнать причины нищенства. В 1714 г. Федор Салтыков представил царю Петру проект запрещения нищенства. При этом по западному образцу предлагалось сирот и нищих детей раздавать в церковные приходы, чтобы под надзором церковных старост причетники учили их "словесному", читать и писать; помещение (кельи) и содержание должны были идти из церковных доходов. Обучившись грамоте, сироты должны были переходить в особые "госпитали", для которых помещения имелось в виду очищать в монастырях. Здесь мальчики должны были получить профессиональное образование, а девушкам преподавали бы женские ремесла: шитье, кружевное дело, прясть, ткать ковры. Содержание таких госпиталей должно было лежать на монастырях.

На практике нищих детей ссылали в окраинные города, преимущественно в Курск, где они жили и работали у мастеровых до достижения двадцати лет, когда их определяли на службу. За тем, чтобы дети не могли сбежать, следили церковные иерархи.

При Петре I детей определяли на фабрики (предварительно бив батогами). Реально проекты создания домов призрения, обучения и устройства нищих детей воплощены не были. Нищенство просто запрещалось, нищих ссылали, но количество их не уменьшалось. Незаконнорожденные солдатские дети в первой половине XIX века попадали в московское Военно-сиротское отделение. Всплеск нищенства происходит во время и после войны.

Именно поэтому при императоре Александре I вопрос о борьбе с нищенством встал наиболее остро. Целая глава в уставе Союза благоденствия была посвящена его решению. В 1829 г. был создан проект, легший в основу закона 1838 года, который предусматривал призрение сирот и их усыновление: мальчиков от 8 до 17 лет отправлять в военные поселения или в военно-сиротские отделения, девочек от 14 лет и старше выдавать в замужество и определять прислужницами при богоугодных заведениях или работницами на фабрики.

В 1838 г. был создан Московский Комитет для разбора просящих милостыню.
Попрошайничество при советской власти было запрещено и каралось как тунеядство. Однако известны случаи, что и целые деревни занимались этим "бизнесом". В мае 1952 г. генеральный прокурор СССР Г. Сафонов забил тревогу: большое количество крестьян, проживающих в калужских селах, промышляют нищенством. По данным Управления милиции г. Москвы, в 1950-1951 гг. и за 4 месяца 1952 г. "было произведено 1218 задержаний лиц, прибывших в столицу из Калужской области и занимавшихся попрошайничеством".

Приехавшая комиссия с удивлением обнаружила, что профессиональным нищенством в селах Большие Желтухи, Малые Желтухи, Барсуки, Кузнецы, Косичино, Воткино поражено 644 семьи (2801 человек). Этим делом занимались не только рядовые колхозники, но и работники сельсоветов и члены правлений колхозов, в том числе коммунисты и комсомольцы. Дело в том, что жители этих сел и до революции профессионально промышляли нищенством, а поскольку занятие было прибыльным, они заразили этим своих соседей.

Разные села занимались нищенством по-своему, изобретая свои методы. Воткинцы ездили в Москву, где их дети тоже побирались. Желтухинцы после окончания уборочной кампании отправлялись на Украину. Там они обращались к председателю какого-нибудь колхоза как, к примеру, погорельцы или пострадавшие от неурожая. Колхозное руководство часто разрешало жертвам стихии просить подаяние у своих колхозников, которые искренне сочувствовали бедам своих якобы собратьев. Мнимые погорельцы собирали столько зерна, что им потом требовалась справка, доказывавшая, что зерно неворованное. Причем справки заготзерна они получали. В 1951 г. и три месяца 1952 г. на ст. Фаянсовая Московской Киевской железной дороги в адрес жителей сел Большие и Малые Желтухи, Барсуки профнищие отправили более 776 тонн зерна.

У нищих был свой профессиональный жаргон и одежда - куфайки и лапти. Обыденный сейчас термин "стрелять" тоже произошел из нищенского жаргона. Те, кто не мог попрошайничать (не был на это способен в силу каких-то особых душевных свойств), не уважали, в жены не брали. Жили мнимые колхозники вольготно, но своих хозяйств не имели, работали спустя рукава - колхоз был с огромным долгом. Нищих преследовали по закону, их сажали на пять лет, но они все равно возвращались домой и снова шли на заработки. В 1935 г. за профнищенство в Карагандинскую область было выселено более 65 семей.
Их пытались привлечь как тунеядцев по указу 1948 г. "О выселении в отдаленные районы страны лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни". В тюрьму были отправлены главы семей, постоянно занимающихся нищенством. Но остальные продолжали нищенствовать. В начале 1952 г. генеральный прокурор потребовал в административном порядке выселить всех нищих. Но поскольку речь шла о целом районе в центре России, дело двигалось медленно. Решили отправить в Томскую область 600 семей попрошаек. Однако 23 октября 1952 г. Президиум Совета министров СССР, ознакомившись с проектом постановления, неожиданно отклонил его и решил никого не выселять, а лишь трудоустроить. После смерти Сталина о калужских нищих больше не вспоминали.

Профессиональные секреты нищих известны. Они стараются стоять на таком месте, чтобы потенциальный податель его заприметил заранее, тогда он будет дольше размышлять, дать или не дать. В Москве была даже школа нищенства, где таким трюкам учили специально, потом ее закрыла милиция. Половину заработка нищие отдают "крыше" и милиции. В переходах за день каждый побирушка выпрашивает в среднем около 150 рублей. Те, кто ходят по вагонам, получают вдвое больше, их "крыша" - цыгане. Летом нищих в столице прибывает, приезжают гастролеры с юга.

Кстати:
Сегодня у нищих тоже есть "специализация". Одна из нищенских "профессий" - так называемые "афганцы", калеки с легендой якобы участников боев в "горячих точках". Об этих людях заботятся хозяева, после смены инвалидов забирает автобус и везет на общую квартиру, где они живут. Их в Москве 21%. Женщин с детьми - 20%, а просящих на операцию для ребенка - 18%. Кстати, среди побирушек есть и фальшивые священники (монахи), которые по доходности своего промысла являются третьими по счету после детей и инвалидов.

В приютах за безногого калеку дают выкуп до $ 500. Грудной ребенок напрокат стоит около $ 300 в месяц. "Попа" просто нанимают за 30 процентов от выручки. Их среди попрошаек 13%. Естественно, это человек, переодетый священником, настоящим служителям культа Патриарх запретил просить милостыню. Пока не было замечено ни одного просящего милостыню раввина или муллы.

До революции одна из легенд для попрошаек была связана с потерей лошади (необходимой на крестьянском дворе). Сейчас у метро часто можно встретить девочек с понуро стоящей лошадью, просящих на корм коню. Доход от такого "бизнеса" может составлять до 500, а то и больше, долларов в месяц. Причем на прокорм лошади уйдет лишь 50, максимум, если только лошадь действительно хорошо кормят. Остальные деньги достанутся хозяину и девочкам - на пиво и сигареты…

На животных у нас стали делать деньги сравнительно недавно - лет 10 назад. Часто просят в переходах и на улицах, стоя рядом с несколькими собаками, "на еду для животных". Их 8%. Также встречаются пожилые женщины, коих в общем потоке нищих 17%. Небольшое количество составляют солдаты, обращающиеся напрямую к прохожим, их 2%. Последний процент - это бедные девочки, которые, как правило, просят на метро, но никуда не едут.

Несколько лет назад мэр Москвы Юрий Лужков пообещал искоренить нищенство к 2000 г. Однако произошло обратное, количество нищих увеличилось на 10-15 тысяч, сейчас их количество равно приблизительно 50 тысячам. Из них лишь одна пятая часть - москвичи, каждый третий - украинец.

С традицией бороться сложно, да и ненужно. Однако следует знать, что, подавая сомнительным нищим, мы поощряем распространения этого социального зла. Страшнее всего, что жертвами нищенства становятся дети…..

Материал сайта:
www.kievrus.com