Попрошайничество как способ существования известен с древнейших времен. Любопытно, что значительный толчок для развития этого промысла дало появление и распространение христианства.

С каждым годом все больше и больше появлялось нищих, которые просили милостыню во имя Христа. При этом в христианском мире, прежде всего в Византии и Греции, а потом во всей Европе, попрошайничество приобретает религиозный ореол и берется под покровительство церкви - милостыня начинает считаться самым богоугодным делом.

Среди типов нищих наиболее распространенными были странствующие певцы. По украинским землям в XVI-XIX веках блуждали тысячи слепых певцов, кобзарей, бандуристов, лирников. Именно в эти времена появились и так называемые профессиональные попрошайки, которые объединялись в группы, а иногда в "нищенские цеха".

Во главе цеха стоял особый атаман - цехмейстер. Для того чтобы тебя приняли в цех, необходимо было шесть лет ходить в учениках, ежегодно вносить 60 коп. (на так называемую нищенскую свечку) и сдать экзамен на знание молитв, стихов и песен, особого нищенского языка. Кстати, этот условный язык возник именно среди украинских нищих под влиянием румынского и цыганского говора еще в XVI веке, а уже потом распространился по всей Российской империи.

Цехмейстер периодически созывал общее собрание, на котором нищенская братия избирала казначея и старшин - сотенных и десятских, решала другие важные вопросы, а также наказывала виновных. Наиболее суровым наказанием считалось исключение из цеха, более мягким - штраф или отрезание сумки (то есть перевод на некоторое время в ученики).

Мастерству попрошайничества обучали специально, с десятилетнего возраста.
Опытный глава семьи, как правило, давал уроки подрастающим сыновьям. Если не одарил Бог детьми или они были слишком малы, нанимал одного-двух подмастерьев и уходил с ними "кормиться". Занятия строились по принципу кнута и пряника и во многом походили на сегодняшние уроки театрального искусства. Перед учениками ставилась большая палка - жалкий прообраз субъекта-милостивица. "А ну-ка, посмотрим, как ты будешь просить у нее", - говорил строгий хозяин. Если подмастерье из-за грозных взглядов и неестественного положения проглатывал язык, колотушки учителя не заставляли себя долго ждать. Побои сопровождались незаурядными наставлениями, общий смысл которых можно передать так: "Притворись хромым калекой, говори, что ты круглый сирота, - словом, выдумывай всевозможные бедствия". При этом требовалась особая минорная интонация голоса и плаксивая физиономия.

Однажды в лавку богатого купца в присутствии его гостя вошел нищий. Не в пример сегодняшним обитателям подземных переходов он представлял собой оплот здоровья и долголетия и пребывал в веселом расположении духа. Содержатель лавки, знавший о способностях попрошайки, предложил ему ради развлечения "разгрустить" гостя, пообещав денег на водку. В одно мгновение нищий преобразился до неузнаваемости - из здорового и невредимого превратился в калеку. Исказил лицо и так жалобно начал описывать свое плачевное состояние, что не только гость, но и видавший виды купец расплакался, дал двугривенник и выгнал вон.

Особенно любили попрошайки время Великого поста. В этот период верующие раздавали милостыню направо и налево, дабы снять с себя часть грехов. О том, что всю "грязь" богатеньких они брали на себя, нищие мало заботились. Их привлекала легкость наживы, когда денежки сами шли в руки.

В XVII-XVIII веках нищенские ватаги и цеха перешли под покровительство определенных лиц и учреждений. И уже в зависимости от этого начали делиться на монастырские, соборные, церковные, кладбищенские, господские и т. п. Покровитель обеспечивал нищим защиту от преследований со стороны власти и разрешал поселяться на своих землях, и, конечно, имел от этого немалую прибыль.

На Подолье в XVIII веке самым многочисленным и прибыльным был Сатановский цех, который существовал при Свято-Троицком базилианском монастыре (с. Слободка Сатановская). В долине Збруча, под каменными кручами горы Лазарецкой, от ворот Сатанова до Сатановской слободки, теснились бедные лачуги, где находили приют нищие монастыря. Длительное время цехмейстром у них был Андрей Кузка (это имя встречаем в декретах Каменецкой консистории с 1742 года). Игумен монастыря выдавал нищим цеха "просящие письма" - своего рода документы, которые разрешали просить милостыню в пользу монастыря и вместе с тем защищали от недоразумений с местной властью. С такими письмами просящие, передвигаясь гурьбой, расходились по селам и городкам Подолья. Они старались попасть туда в праздничные или ярмарочные дни. Как правило, гурьба останавливалась лагерем где-то в лесах и оврагах, и когда одни оставались в лагере готовить пищу и стеречь имущество, другие отправлялись в окружающие села "на работу". Так сатановские нищие странствовали по дорогам Подолья на протяжении теплой поры года, возвращаясь на зиму под стены монастыря.

Прекратил свое существование Сатановский нищенский цех после 1795 года, когда Свято-Троицкий монастырь стал православным.

Сергей ЕСЮНИН
"Вечерние вести", 22 декабря 2004 г.
www.tovtry.km.ua