Доктор Латинский

МедицинаКак-то раз на майские праздники выпало мое дежурство. День стоял прекрасный. Весна начинала проявлять себя во всей красе. Деревья были в цвету, в воздухе стоял неповторимый аромат. Яркое солнышко, иногда прячась за набегающими облаками, радовало своим теплом. Птички щебетали, радуясь весне. Редко налетал свежий ветерок, а потом затихал. И казалось, что все вокруг затаило дыхание на некоторое время, словно прислушиваясь.

Пожалел, что в такую погоду, когда все люди отдыхают и даже не думают посещать врача-стоматолога, я нахожусь на работе. Захваченный чтением стоматологической литературы, не заметил, как все изменилось...

Набежали тучи, все вокруг потемнело. Небо с приветливо голубого стало грозным и тяжелым. Вдали оно казалось почти черным. Вдруг небо с одной стороны разрезала молния, а с другой – еще одна. И, будто прямо над головой, раздался гром, словно внезапный выстрел и, прокатившись по городу, нехотя затих где-то за домами. Тут же, как бы в ответ ему, откуда-то издалека донесся другой грохот. Грохочущие звуки то нарастали, то затихали, возобновлялись вновь и уходили вдаль. Казалось, что там, наверху, кто-то ведет бурный спор. О чем? Неизвестно. Но становилось как-то страшновато. На мгновение все стихло. Не звучал ни гром, ни шум ветра. Листочки замерли на деревьях в ожидании чего-то, замолчали голоса птиц. Вышел на крыльцо клиники чтобы вдохнуть свежего весеннего воздуха, так как в помещении стало душно. Вот шевельнулась травинка, где-то щебетнула маленькая птичка. В лицо пахнуло ветерком, но уже не тем, теплым и ласковым. В воздухе запахло свежестью и легким холодком...

И тут полил дождь – первый этой весной, словно кто-то опрокинул с небес огромный ушат воды. Дождь лил сплошной стеной, вода была кругом. В небе еще кое-где блестели молнии и раздавались отзвуки грома, но уже далеко. Они становились все реже и слабее.

В воздухе поднялся ни с чем не сравнимый дурманящий запах мокрого асфальта, голова начала кружиться, заставляя дышать очень часто получая почти наркотическое удовольствие. Я поспешил укрыться в помещении – все-таки весенняя погода так изменчива. Поспешно вешая белый халат в шкаф, начал собираться домой и уже предчувствовал вкусный домашний обед.

Но вдруг, в окно увидел девушку, которая бежала босиком, в легком сарафане, спеша укрыться от дождя, ведь поблизости нет ни одного укрытия где можно было бы переждать ливень. Однако, ошибся, уже через минуту девушка стояла в приемной. Ее волосы растрепал ветер, в дрожащих руках то ли от холода, то ли от страха, она держала промокшие туфли. Ее голубые глаза были наполнены тревогой.

– Я к Вам, – тихо произнесла она, – у меня жуткая боль в зубе.

Предложил ей горячий чай, чтобы согреться, но она вежливо отказалась, аргументируя тем, что зуб на горячее реагирует сильной сверлящей болью. Заполняя медицинскую карточку, узнал, что она приехала в гости из районного центра, расположенного в двадцати километрах от города и никак не ожидала этой невыносимой боли в зубе, от которой она более двух суток не ест, не спит и еще присоединилась ужасная гроза, с ливнем.

Посадив девушку в кресло, как всегда, сделал первичный осмотр: осмотрел лицо, состояние лимфатических узлов, кожных покровов, полость рта, слизистую языка, зубы. При осмотре зубного ряда, обратил внимание на зуб на нижней челюсти справа, как показывает классификация Всемирной организации здравоохранения – 4.6, в нем была глубокая кариозная полость с пигментированными и размягченными тканями зуба. При более детальном обследовании данного зуба установлена боль при зондировании, резкая реакцию на температурные раздражители, перкуссия вызвала неприятные ощущения, наличие разрушенных тканей зуба. Итак, был поставлен диагноз: острый общий пульпит 4.6. Так как диагностика некоторых стоматологических заболеваний вызывает затруднение – вздохнул с облегчением, потому что в этой ситуации трудности при постановке диагноза не было. Мысленно прокрутив алгоритм лечения, попросил медицинскую сестру сделать пробу на анестетик. Медицинская сестра сделала.

В этот момент обратил внимание на пациентку, которая сидела терпя боль – ее очаровательные голубые глаза были широко раскрыты и в них отражалась неуверенность, тревога, страх, боль от того, что не в ее власти будет сопротивляться неизбежному, на лице царили бессилие и вынужденное смирение. Ее влажные от дождя волосы еще выразительнее выделяли красивое лицо, человека который просил о помощи.

Пятнадцать минут отведенные на пробу пролетели незаметно, реакция на анестетик был отрицательной. С какой-то легкостью, непреодолимым желанием помочь девушке приступил к работе. Медицинская сестра подала мне шприц, не теряя времени, сделал мандибулярную анестезию. Не успел положить шприц на стол, как внезапно у пациентки побледнели кожные покровы лица, она стала белая, как снег. Ее веки томно и медленно опустились, будто их силой кто-то закрыл. Голова наклонилась на левое плечо, и все тело застыло...

Девушка неподвижно лежала, а у меня на мгновение потемнело в глазах, и по телу с головы до пят прокатилась, как волна, мелкая дрожь – мир остановился. В эту минуту понимаешь, что стоматолог, как и любой врач, сталкивается с организмом человека, как с неизученной вселенной, и никогда не удастся угадать, чем она тебе ответит.

Было время, когда после окончания медицинского училища я работал фельдшером в бригаде врачей кардиореаниматологов на станции скорой помощи, каждый день мы сталкивались с пациентами, которые были на грани жизни и смерти, но даже в эти минуты, был относительно спокоен, ведь со мной были, не просто врачи, а «боги», которые возвращали людей к жизни.

В эту минуту, стоял один посреди стоматологического кабинета, и на меня так же, как когда-то я смотрел на реаниматологов, смотрела напуганная и растерянная медицинская сестра. Понял, что помощь пациенту сейчас полностью зависит не от умения самого стоматолога, не от марки инструмента и не от техники, а именно от навыков врача и человека молниеносно среагировать и сделать все возможное и невозможное, чтобы спасти человека.

Когда возникает подобный случай, кто-то сверху заставляет тебя сгруппировать все мысли, действия и знания чтобы срочно оказать необходимую помощь. Дал указание медицинской сестре немедленно измерить артериальное давление, сам в это время привел больную в горизонтальное положение и дал вдохнуть пациенту пары десятипроцентного нашатырного спирта. Пульс у нее был слабого наполнения, нитевидный, резко ускорен, аритмичный. Дыхание поверхностное. Кожу лица и шеи протер полотенцем смоченным в холодной воде. В эти минуты мне также пригодились навыки, которые я приобрел на массажных курсах, используя раздражение активных точек VG-26 Жэнь-чжун (расположенных под носовой перегородкой в верхней трети вертикальной борозды верхней губы), между тем медицинская сестра измерила артериальное давление, 100/60 мм.рт.ст. Не теряя времени, начали вводить комплекс средств необходимых при обморочных и коллаптоидных состояниях: кордиамин, адреналин, преднизолон, коргликон.

Какое я получил облегчение, когда пациентка начала приходить в себя. Ее прекрасные бархатные ресницы дрогнули, обнажив голубые как небо глаза, на щеках появился легкий румянец, руки стали теплыми. Осознав, что произошло, девушка посмотрела и виновато улыбнулась, сказав, что зуб у нее перестал болеть.

– Очень рад! – Ответил с улыбкой, совершенно забыв о больном зубе.

Предложил горячего чая с медом, чтобы пациентка восстановилась. После этого приступил к удалению нерва зуба и пломбированию каналов, хотя в руках чувствовалась какая-то напряженность от пережитого. Поставив временную пломбу и сделав рентген снимок, мы вышли из кабинета, в котором мне казалось, провел целую вечность, хотя, взглянув на часы, заметил, что наша работа заняла около сорока пяти минут.

Проведя мою первую и единственную пациентку в этот день, вышел на крыльцо. Как она изменилась за эти сорок пять минут, ей очень шла широкая открытая улыбка, которая делала ее лицо, гораздо более привлекательным и выразительным. Голубые глаза выражали глубокую благодарность и доверие врачу, который устранил эту ужасную боль и пришел ей на помощь в трудную минуту. Я дал ей свою визитную карточку и назначил повторный прием после майских праздников, она же в свою очередь поблагодарила и легкой, ничем не отягощенной походкой направилась к автобусной остановке. Я радостно смотрел ей в след и даже не заметил, что, наконец, все закончилось...

А через год мы поженились.

***

Закончилось не только мое сегодняшнее трудное дежурство, но и гроза, так внезапно, как и началась. Небо быстро просветлело и снова выглянуло солнышко. Птицы вновь перекликались, перелетая с ветки на ветку. И тот, кто появился бы здесь только сейчас, очень удивился, увидев бесконечные потоки воды, которые бежали по дороге. Эта майская гроза осталась в прошлом, но уверен, что воспоминания о ней сохранятся надолго.

Домой шел, наполненный удовольствием, уверенностью в себе и в выборе своей профессии. Ведь стоматология – самая динамичная отрасль медицины, это мастерство и волшебство, но есть закономерность: чем больше что-то изучаешь, тем больше возникает вопросов. Призвание – неизбежное условие при выборе этой профессии. Выбрал стоматологию, потому что рос, что называется в медицинской атмосфере, медицинские термины понимал с раннего детства. Жизнь врача – постоянная борьба с болезнью. Этот процесс похож на борьбу с преступностью. Нужна четкая стратегия, взвешенный подход и согласованность действий. Стоматолог часто чувствует себя главным героем замечательного фильма во рту пациента. Тем более, во рту наших пациентов бывает такой «кровавый боевик» или «непредсказуемый экшен», такое количество дефектов и осложнений, что делается жутко. Все это обусловлено нашей действительностью, в которой за жизнь отдельно взятого зуба надо бороться.

За годы работы накопил значительный опыт и клинический, и организационный. И этот майский рабочий день мне особенно запомнился, потому что научился не теряться на любых поворотах судьбы и неожиданностях.

Для врача-стоматолога это очень важно проявить себя не только художником, целителем зубной единицы, но иметь багаж знаний и уметь применить его в любом месте, в любую минуту, при «любой погоде».