Медицинская новелла

Доктор Латинский

За многие годы работы врачом привыкаешь к разным вещам. Видишь и счастье человеческое и горе. Бесконечная череда пациентов, проблем, диагнозов делает врача обычным пессимистом и, наконец, притупляет эмоции, которые непременно возникали в начале работы.

Известие о том, что новогодние праздники встретишь не за праздничным столом в кругу семьи, а в приемном отделении родной больницы энтузиазма не вызывает никогда. Поэтому я тоже не очень обрадовался, когда выяснилось, что новый год я буду встречать на работе. Но ничего не поделаешь. Перед праздниками пожал руки коллегам, поздравил всех, пожелал счастливого пути нашему хирургу, который с женой ехал к родителям в другую область (если бы я тогда знал, как нужен будет этот специалист, а его не будет на месте). Послушал шуточные пожелания праздничного дежурства. Собрался на работу, жена завернула с собой то, что должно стать праздничным обедом.

Дежурство было как всегда, однако, максимальное количество больных правдами и неправдами постаралось оказаться в новогоднюю ночь дома. Те, кто жаловался врачу до праздников на разные неурядицы – тридцать первого декабря оказались почти здоровыми и просили отпустить их домой. Даже бабушки, которые вызывают «скорую помощь» чаще для психологической, чем терапевтической помощи, были озабочены подготовкой к празднику и поэтому не беспокоили врачей. Плановые операции были назначены на начало января. Погода была не очень морозная, поэтому перемерзлых пьяниц тоже не планировалось. Вообще, ничего не говорило о том, что случится нечто неординарное.

Но вдруг среди ночи на пульт станции скорой помощи поступил звонок о том, что необходима помощь семнадцатилетнему юноше, которого, зайдя в его комнату, нашла сестра без сознания и в огромной луже крови. Совершенно не было понятно, что случилось и откуда кровь.

Немедленно машина поехала за пациентом, а я вызвал лаборанта и хирурга, доложил о ситуации главному врачу. После первичного осмотра оказалось, что у парня проникающее ножевое ранение в области грудной клетки (тогда еще никто не знал, что нож задел сердце) и была большая кровопотеря.

Сразу стало понятно, что, во-первых, операции не избежать, а, во-вторых, немедленно требуется большое количество крови. Привезли лаборанта и срочно определили группу крови, начали реанимационные действия. Парня поместили под капельницу, стали вводить физиологический раствор, полиглюкин, плазму (небольшие запасы которой были), быстро нашли транспорт и не поехали, а помчались на станцию переливания крови, потому что времени, чтобы спасти юношу практически не оставалось. Он мог погибнуть от значительной потери крови.

Вид у него был очень плохой. Про таких говорят – без кровинки на лице. А это так и было. Гемоглобин – 56, пульс едва прослушивался, было ясно, что крови потребуется немало (надо отметить, что желающие сдать кровь появились в больнице почти сразу, после того как стало известно о происшествии). Только лаборант закончил работу, прибыл ургентный хирург.

Первое, что он увидел – это старенькую бабушку, которая стоя на коленях молилась у самых дверей хирургии. Парнишка был любимцем в семье и для родных случившееся было большой трагедией, тем более что никто не знал точно что же случилось.

Предварительные прогнозы были неутешительные. Непонятно, достаточно ли будет предпринято мер для того, чтобы его спасти. Районный хирург осмотрев юношу констатировал, что транспортировать его нельзя, а ждать санитарную авиацию долго. Это раньше в экстренных случаях на аэродром быстро прилетал самолет. С недавних пор в качестве санитарной авиации прибывал автомобиль со специалистами. На сборы и дорогу те бы потратили три-четыре часа. Такого времени не было. Парень мог и не дождаться.

Рана сильно кровоточила, и кровь не могли остановить. Левое легкое было полностью заполнено кровью. После консилиума, в то время в больнице был уже главный врач и старшая медсестра, – решили оперировать на месте. Вызвали операционную бригаду, но второго хирурга не было на месте. Ведь им должен был стать тот врач, которому я желал накануне праздников счастливого пути. Он, ничего не подозревая, встречал новый год с родителями в соседней области.

Возникала проблема с ассистентом. И тут я решил обратиться за помощью к гинекологу. У него была многолетняя хирургическая практика по своему профилю, и специалист он был искусный. Хирург наклоном головы со мной согласился.

Вскоре врач-гинеколог приехал и операция началась. Еще одной впечатляющей ее особенностью было то, что проводили ее под местным наркозом. Другого не было возможности применить. Не было на месте специалиста-анестезиолога, а лишь медсестра-анестезистка. И доставить врача тоже было невозможно – он был в командировке в Алжире.

Когда сделали надрез между ребрами и раздвинули их, то оказалось, что операция, которую придется делать гораздо сложнее, чем те, которые можно проводить в условиях районной больницы. Это должна быть операция на открытом сердце, потому что нож задел сердечную мышцу, а именно – правый желудочек.

Весь наш поселок замер в тревожном ожидании (в маленьких поселениях новости распространяются очень быстро).

Уже знали, что мальчик вечером возвращался домой с дискотеки и в неудачное для себя время оказался рядом с двором одной легкомысленной особы, у которой были близкие отношения с «лицом» непонятной национальности. К тому времени это «лицо» уже было изрядно навеселе и одному Богу известно, почему этот человек подумал, что парень имеет некое отношение к его «зазнобе». Особенности национального характера и значительное количество спиртного заставили взяться его за нож и нанести удар ничего не подозревающему подростку. Юноша, который не ожидал удара, как-то отбился от нападавшего. До его дома было совсем недалеко. Ему хватило сил дойти и упасть на кровать. Этот ребенок был настолько деликатным, что не хотела беспокоить близких и даже не пожаловался на то, что произошло ни матери, ни сестре. Его и нашла сестра, случайно заглянув в комнату.

Потом много говорили о том, что парень родился под счастливой звездой. Во-первых, если бы до утра никто им не поинтересовался, он бы истек кровью, во-вторых, если бы районный хирург не взял на себя ответственность за проведение операции (подчеркиваем, что ее профиль и сложность намного превышали компетентность и возможности районной больницы) то шансов на спасение у юноши не было бы вовсе.

Но об этом говорили потом. А теперь все ждали завершения операции и молили Бога, чтобы все благополучно закончилось. Это была, пожалуй, наиболее сложная операция в практике районного хирурга. Безусловно, он был талантливым специалистом с многолетним опытом. Но обычно, что оперируют в районных больницах – аппендициты, грыжи, удаляют желчные пузыри, миомы. То есть выполняют операции с точки зрения сложности не тяжелые. И оборудование в районных больницах приспособлено к таким несложным операциям. Прямую операцию на сердце в условиях районной больницы выполнить теоретически невозможно.

Но отступать было некуда.

Без операции пациент прожил бы максимум один-два часа. Сначала врачи собрали тщательно всю кровь (кстати, ею было заполнено все левое легкое) в стерильных условиях и, процедив ее через четыре слоя марли, снова начали вводить больному. Наложили три шва непосредственно на сердце. Это была тяжелая работа. За время операции сердце останавливалось три раза и его вручную запускали снова. Когда пришло время сшивать перикард, то ассистент попросил районного хирурга позволить сделать ему несколько швов, объясняя это тем, что хотя швов за свою жизнь он наложил множество, но не в таких местах. Районный хирург, выполнивший основную тяжелую работу, позволил – и врач-гинеколог выполнил все просто виртуозно.

Парня перевели сначала в реанимацию, где, используя електроотсос, довольно быстро привели в порядок левое легкое, которое во время операции практически осталось без воздуха. Потом была палата интенсивной терапии, а через двенадцать дней потихоньку, выполняя все требования для больного, перенесшего инфаркт, парня перевезли в областной город для дальнейшей реабилитации.

Не одну неделю он провел в областном кардиологическом центре, удивляя тамошних врачей. Они не могли сначала поверить в то, что в районе способны провести успешно такую операцию, которая и в условиях областной больницы могла закончиться неудачей.

С тех пор прошло более десяти лет. «Горячий» человек до сих пор находится за решеткой. Женщина, из-за которой это произошло, завеялась в другой город и не появляется в родных местах. И не потому, что совесть у нее проснулась, а потому что не хочет слышать проклятия себе в спину за то, что загубила жизнь двум мужчинам.

Парнишка выздоровел, хотя и остался инвалидом на всю жизнь, но успешно окончил аграрный университет, сейчас работает по специальности.

Каждый год, в канун нового года, находит врачей-спасителей, дарит им конфеты и цветы и не перестает благодарить за то, что в том далеком году они спасли ему жизнь.

Или чудо надо благодарить, или високий профессионализм врачей, а скорее и то и другое, но человек остался жить.

Эта история – свидетельство того, что самоотверженная, профессиональная работа врача иногда может творить настоящие чудеса. Потому что сохранение человеческой жизни – это, пожалуй, самое большое чудо на Земле.