Простуда – хитрое заболевание – самое распространенное, и самое неподдающееся. Провоцируют ОРВИ более 200 разновидностей вирусов, каждая из которых использует свою собственную химическую и генетическую стратегию, чтобы уклониться от защиты организма.

Трудно представить другое заболевание, которое распространяется c аналогичной скоростью. Простуда с легкостью захватывает дома, школы и даже целые города, укладывая в постель людей на несколько дней. Взрослые ежегодно переносят ОРВИ по 2-3 раза, а у детей это число достигает 7. Простуда стала нормой нашей жизни. Почему?

История разработки первой вакцины от простуды

первая вакцина от простуды

Общественное понимание простуды до сих пор основано на фольклоре и ложных предположениях. В 1984 году ученые из Висконсинского университета решили исследовать один из самых известных способов заражения. Они заставили добровольцев с ОРВИ целоваться со здоровыми испытуемыми в течение одной минуты. Шестнадцать здоровых добровольцев поцеловали простуженные люди, в результате чего лишь одна инфекция подтвердилась.

Наиболее распространенные убеждения о том, как лечить болезнь, тоже оказались ложными. Так, например, в 1924 году 30-й президент США Калвин Кулидж согласился на эксперимент: он просидел в воздухонепроницаемой камере с хлором в течение часа, вдыхая едкий газ. Дело в том, что врачи тогда были убеждены, что именно газ поможет вылечить простуду.

Сегодня продажи противопростудных средств в Великобритании ежегодно достигают 300 миллионов фунтов стерлингов, хотя большинство безрецептурных препаратов на самом деле не доказали свою эффективность. В некоторых содержится парацетамол, эффективный анальгетик, но дозировка часто оказывается недостаточной. Витамин С в обычных дозах почти не помогает предотвратить болезнь. Антибиотики не способны повлиять на выздоровление, поэтому единственным безотказным средством избежать простуды является изоляция от коллектива. А это, как вы понимаете, далеко не все могут себе позволить.

Сегодня ученые идентифицируют семь семейств вирусов, которые вызывают большинство простудных заболеваний: риновирус, коронавирус, вирус гриппа и парагриппа, аденовирус, респираторно-синцитиальный вирус (РСВ) и, наконец, метапневмовирус, который впервые выделили лишь в 2001 году. Риновирус, самый маленький патоген по размеру, на сегодняшний день является наиболее распространенным. Он представляет род мелких РНК-содержащих вирусов семейства пикорнавирусов.

Существует много различных серологических типов риновирусов. Риновирусы вызывают воспалительные заболевания верхних дыхательных путей, размножаясь в клетках слизистой оболочки носоглотки. У детей риновирусные инфекции сопровождаются лихорадкой, у взрослых повышение температуры наблюдают редко. Осложнения риновирусных инфекций у взрослых встречаются редко; у детей могут развиваться бронхиты, синуситы и отиты.

Ученые впервые попытались сделать риновирусную вакцину в 1950-х годах, но она потерпела неудачу: те, кто был вакцинирован, простудились так же легко, как и те, кто этого не сделал. Затем было произведено еще несколько попыток, которые не увенчались успехом, поэтому тема вакцинации была отложена.

Исследования интерферона

интерферон

Однако в январе прошлого года, в «Expert Review of Vaccines» появилась редакционная статья, в которой еще раз подняли тему перспективы вакцинирования от ОРВИ, как от гриппа. Ученые утверждали, что они на пути к решению загадки, которая была неподвластна вирусологам на протяжении десятилетий. Но исследования застряли на этапе тестирования на мышах, до сих пор никто не знает, окажется ли вакцина от простуды эффективной для людей.

Читайте также: ГДЕ В КИЕВЕ ПРОВОДЯТ ВАКЦИНАЦИЮ ОТ ГРИППА

К концу 1960-х годов были обнаружены десятки риновирусов, поэтому ученые из Университета Вирджинии решили попробовать другую тактику. Вместо того, чтобы прививать пациентов одним штаммом риновируса, они комбинировали 10 различных серотипов в одной инъекции. Но после того, как им тоже не удалось защитить участников эксперимента от заражения, у них не осталось идей.

Поскольку надежда на вакцинацию пропала, ученые начали исследовать другие способы борьбы с простудой. С 1946 года по 1990 год большинство исследований респираторных вирусов в Великобритании проводилось в Common Cold Unit (CCU). За четыре десятилетия работы около 20 000 добровольцев, которые заражались вирусом во имя научного прогресса, прошли через двери CCU.

Первые эксперименты CCU включали группу добровольцев, которые принимали ванну, а затем стояли и дрожали в коридоре в течение 30 минут. После того, как им разрешали одеться, они носили мокрые носки в течение нескольких часов. Несмотря на снижение температуры тела, группа не заболевала.

CCU стало фокусироваться на холодных процедурах в 1960-х и 70-х годах, когда исследование вещества, продуцируемого человеческим организмом, называемого интерфероном, набирало обороты. Интерфероны это белки, которые секретируются клетками, когда на них нападает вирус. Они действуют как посланники, предупреждая соседние клетки о вторжении. Эти клетки, в свою очередь, продуцируют противовирусный белок, который ингибирует или препятствует распространению вируса.

В 1972 году исследователи из CCU решили исследовать, может ли интерферон использоваться для лечения простуды. Они заразили 32 добровольцев риновирусом, а затем впрыскивали либо интерферон, либо плацебо в ноздри. Из 16 пациентов, получавших плацебо, 13 заболели простудой. Но из 16, получавших интерферон, заболели только три. Однако выводы об эффективности оказались поспешными. Обзор CCU в 1980-х годах выявил фатальный недостаток: интерферон работал только тогда, когда он был дан пациенту одновременно с вирусом. В реальной жизни, то есть вне лаборатории, риновирус проникает в нос между 8 и 48 часами до появления симптомов простуды. К тому времени, когда вы почувствуете, что заболели, будет слишком поздно.

Современные попытки создать вакцину

создание вакцины от простуды

В 1990-х годах, когда многие вирусологи сосредоточились на ВИЧ и СПИДе, исследование простуды приостановились. Однако к тому времени электронная микроскопия продвинулась, и можно было увидеть организм вблизи.

Хотя все риновирусы практически одинаковы внутри, тонкое изменение структуры белков на их внешней оболочке означает, что для иммунной системы все они выглядят по-разному, именно поэтому разработанные вакцины потерпели неудачу. Антитела, продуцируемые для одного серотипа риновируса, не обнаруживают остальных. До недавнего времени считалось, что существует около 100 различных штаммов, и они были сгруппированы в семьи «А» и «В». Затем, в 2007 году, была обнаружена новая группа вирусов «С», которая увеличила общее число до 160.

Для врачей вакцины предпочтительнее медикаментов, потому что они защищают человека от инвазивных организмов, прежде чем они причинят какой-либо ущерб. Для фармацевтических компаний вакцины значительно менее привлекательны. Мало того, что на их разработку требуются годы и сотни миллионов долларов, но даже если этот процесс будет успешным, что часто не происходит, заработать на них много денег трудно. Вакцины обычно представляют собой инъекции, назначаемые единожды, в то время как препараты принимаются в течение длительного времени.

Читайте также: ВАКЦИНЫ ОТ ГРИППА, КОРИ И ПОЛИОМИЕЛИТА В УКРАИНЕ

В США опрос, проведенный в 2002 году, показал, что каждая простуда, испытываемая взрослым, приводит к средней потере 8,7 рабочих часов, а еще 1,2 часа тратятся на простуженных детей, в результате чего общая стоимость потерянной производительности составляет почти 25 миллиардов долларов США каждый год.

простуда

Искать новые подходы в лечении взялись профессоры вирусологии Джеффри Алмонд и Себастьян Джонстон. Первое, что они сделали, задались вопросом, существует ли крошечная часть структуры вирусов, которая идентична или «сохраняется» во всем виде, которая могла бы стать основой того, что называется субъединичной вакциной, подход, который имел успех с гепатитом B и вирусом папилломы человека или ВПЧ.

Ученые проводили эксперименты, и, как только появились первые обнадеживающие результаты работы, инвесторы, к сожалению, сменили свои приоритеты. Понятно, что без внешних инвестиций продолжать исследования было невозможно, поэтому работу приостановили.

В это время Мартин Мур, специалист по детским респираторным заболеваниям из Университета Эмори в Атланте, работал над конкурирующим подходом к той же проблеме.

Мур рассмотрел документы 1960-х и 70-х годов, в которых описывались ранние попытки создания вакцины. Он решил создать вакцину, состоящую из всех риновирусов. Мур получил финансирование от Национального института здоровья (NIH) и подал заявку на образцы различных серотипов из Центров по контролю за заболеваниями и Американской коллекции типовых культур – хранилища биологических материалов, штаб-квартира которого расположена в Вирджинии.

После разработки вакцины, состоящей из этих 50 серотипов, Мур протестировал ее на нескольких макаках-резусах. Когда их кровь позже смешивалась с вирусами в чашках Петри, у 49 из 50 серотипов наблюдалась сильная реакция на антитела. Но убедиться, что вакцинированные обезьяны будут защищены от простуды было невозможно, поскольку человеческие риновирусы не заражают обезьян.

Вакцине предстоит пройти долгий путь, прежде чем мечта Мура станет реальностью. Для того, чтобы вакцина протестировалась в клинических испытаниях, ее нужно производить в условиях надлежащей производственной практики (GMP) - правила, которые компании должны соблюдать для лицензирования. Согласно этим правилам, вещества должны храниться отдельно, чтобы избежать перекрестного загрязнения, а это существенная проблема для вакцины, которая потенциально охватывает 160 серотипов (в настоящее время наибольшее количество серотипов в одной вакцине для пневмонии составляет 23).

В мае Мур получил грант в размере 225 000 фунтов стерлингов (170 000 фунтов стерлингов) от Национального института здравоохранения США (NIH) для работы с риновирусом. 

Проблемы в разработке вакцин

проблемы в разработке вакцин

Самый большой барьер в лечении простуды – коммерческий. Разработка вакцины – дорогостоящий процесс, а найти инвесторов крайне сложно. Сегодня вакцины составляют менее 5% всего фармацевтического рынка, а развитие консолидируется всего в нескольких компаниях: Sanofi Pasteur, GlaxoSmithKline, Pfizer, AstraZeneca, Merck и Johnson & Johnson.

Читайте также: ДОКТОР КОМАРОВСКИЙ: ФОРМИРУЙТЕ КУЛЬТ ВАКЦИНАЦИИ

Кроме затрат на разработку (более миллиарда долларов), есть также затраты на производство и дистрибуцию, что лишь усложняет процесс. Так что нет никого заговора, который бы гласил: «Не будем делать вакцины, чтобы люди продолжали болеть», ничего подобного. Все это действительно сложно.

Если вакцина, разрабатываемая Муром или Джонстоном, пройдет клинические испытания и будет одобрена, она станет доступной для групп повышенного риска (людей с астмой и ХОБЛ, а также пожилых людей), а затем и для остальной части населения. Со временем, когда доля вакцинированных людей достигнет критической массы, вирусы перестанут циркулировать, потому что цепь инфекции будет нарушена - явление, называемое коллективным иммунитетом.

Сейчас мы все еще далеки от этого сценария: около 80% лекарств, которые оказали эффект на мышей и были допущены к клиническим испытаниям, не действуют на людей. Тем не менее, впервые за десятилетия появились крупные фармацевтические компании, а также небольшие исследовательские группы университетов, которые с помощью разных подходов преследуют одну и ту же цель лечения простуды.

Читайте также: