LIKAR.INFO продолжает активно следить за развитием событий в стране в отрасли трансплантологии. Несмотря на все существующие социальные и законодательные ограничения, которые неоднократно освещались в наших публикациях, украинские трансплантологи проводят уникальные операции, спасая жизнь пациентов. Об этом разговор главного редактора LIKAR.INFO и главного внештатного трансплантолога МОЗ Украины, заведующего отделением трансплантации и хирургии печени Национального института хирургии и трансплантологии имени А.Шалимова, доктора медицинских наук, лауреата Государственной премии Украины, практикующего хирурга - трансплантолога – Олега Геннадиевича Котенко.

LIKAR.INFO: Трансплантация печени считается одной из самых сложных операций в трансплантологии. Расскажите для нашего читателя, почему?

О.Г.Котенко: Трансплантация печени действительно считается одной из самых сложных. Во-первых, технология забора и реимплантация органа связаны с техническими сложностями и трудностями для хирурга. Если сравнивать различные виды трансплантаций - комплекса «сердце-лёгкое», кишечника или поджелудочной железы, то самая сложная трансплантация - это трансплантация печени.

Дело в том, что во время операции нужно накладывать много анастомозов ( соединений между двумя сосудами, органами, волокнами – прим.LIKAR.INFO) - сосудистых, желчных и других в силу анатомического строения печени. Даже трупная трансплантация целой печени - более простая операция, чем трансплантация печени от живого родственника. Потому что при трансплантации от живого родственного донора печень донора нужно разделить на две равные полноценные части - и чтобы донор выжил, и чтобы пациенту досталась та часть печени, которая в его организме будет полностью автономно функционировать. То есть нужно забрать печёночую артерию, часть воротной вены, желчные протоки, печеночные вены, при этом всё нужно сшить точно так же для полноценного функционирования органа в организме реципиента. При трансплантации от живого родственного донора от хирурга требуется филигранная техника, чтобы таким образом разделить донорскую печень.

LIKAR.INFO: Как влияет трансплантация на качество жизни пациента и донора? Ведь печень обладает способностью к регенерации, поэтому у донора она регенерирует и человек ведёт полноценный образ жизни. Ведет ли и реципиент полноценную жизнь, хотя и принимает иммунодепрессанты ?

О.Г.Котенко: Они оба ведут полноценный образ жизни. Философия трансплантации от живого донора несёт в себе смысл, что он после донирования части органа должен быть полностью социально и физически здоров. У нас сделано уже 75 трансплантаций – абсолютно все доноры живы, здоровы и никто не остался инвалидом. В мире описаны и осложнения со стороны донора, о чем доноры ставятся в известность. Но могу сказать, что у нас пока никаких осложнений не было. Более того, три человека уже успешно родили детей после донирования печени! Печень человека имеет свойство хорошо регенерировать. В течение первых двух месяцев после операции она это делает максимально быстро, в течение года она полностью заканчивает регенерацию. Конечно, она не вырастает, как хвост у ящерицы, сохраняя такую же форму, а просто набирает нужный объём из расчета на 1 кг массы тела необходимого веса больного.

LIKAR.INFO: Это означает, что здоровый человек, отдав часть своей печени, фактически обретает через некоторое время свою «естественную» печень, которая была до операции?

О.Г.Котенко: Да, совершенно верно. Ещё в древнегреческом мифе о Прометее были описаны уникальные свойства печени к регенерации. Для реципиента это вообще шанс на жизнь, которого нет без трансплантации.

LIKAR.INFO: Сколько, по Вашим оценкам, у нас в Украине людей ежегодно требуют трансплантации печени?

О.Г.Котенко: 2-2,5 тысячи украинских пациентов требуют трансплантации печени ежегодно.

LIKAR.INFO: А сколько ежегодно проводится трансплантаций?

О.Г.Котенко: Наш центр выполняет 12-15 трансплантаций в год. В Запорожье выполнено всего 9 трупных пересадок, но большинство- 15 лет назад, из них только одна выполнена в прошлом году.

LIKAR.INFO: Имеет ли значение, с каким заболеванием приходит к Вам реципиент? Есть ли разница в прогнозах, в зависимости от диагноза ? Есть ли нюансы для оперирующего хирурга?

О.Г.Котенко: В прогнозах есть разница, а для показаний к трансплантации печени разницы нет. Трансплантация печени показана больным с терминальными заболеваниями печени - как цирроз, так и терминальные стадии других заболеваний. Для хирурга же трансплантация печени при наличии у пациента вирусов гепатита всегда несёт в себе риск, сопряженный с работой с жидкостями и тканями. Конечно же, все хирурги предупреждены и осведомлены о рисках заражения гепатитом. Почти все наши хирурги привиты от вирусного гепатита B.

LIKAR.INFO: Значит, трансплантация печени – достаточно рискованная работа для хирурга в плане рисков для собственного здоровья?

О.Г.Котенко: Да. Существуют и особенности послеоперационного ведения пациентов в зависимости от диагноза. При наличии у реципиента вируса гепатита нужно помнить о том, что при гепатите B еще до трансплантации нужно проводить противовирусную терапию. При гепатите С противовирусная терапия начинается, как только позволяет состояние больного и уровень тромбоцитов. Поскольку этот вирус атакует печень, таким реципиентам нужно проводить стандартную противовирусную терапию – такую, которую проводят обычным больным с гепатитом гепатологи.
Если же речь идёт о врожденных заболеваниях печени, которые являются показанием к трансплантации, например, билиарная атрезия, гемохроматоз, то пересадка органа – единственный шанс для больных на новую жизнь.

LIKAR.INFO: Легко ли найти донора для операции? Много ли больных, которым родственные доноры не подходят?

О.Г.Котенко: В Украине разрешена только трансплантация от живого родственного донора. Родственные доноры - это дети, родители, жёны, мужья, племянники, дяди, тёти, сёстры, братья – все, кто состоит в родстве с донором. И только их донорские органы мы можем использовать в работе. За рубежом дело обстоит иначе. Во многих странах – США, Нидерландах, Израиле, - сняли это ограничение. Там разрешена трансплантация просто от любого живого донора. Любой человек может донировать часть своей печени любому другому человеку.

LIKAR.INFO: При всех известных социальных и законодательных ограничениях работы трансплантологов в нашей стране, можем ли мы сказать, что по результатам отдаленной выживаемости и качества жизни пациентов Украина не отстаёт от мировой статистики?

О.Г.Котенко: Да. По этим показателям наша статистика полностью соответствует мировому уровню. Единственная особенность наших семей – они, как правило, не являются многодетными. А это значит, что потенциальные возможности родственного донорства крайне ограничены. В этом плане, мы, конечно, отстаём. Поэтому нужно развивать возможности живого донорства. Не только родственного донорства, а и обмена донорами между семьями, стоящими в листе ожидания на трансплантацию. Например, в двух семьях есть реципиенты, которым группы крови доноров из своих семей не подходят, а группы крови доноров из другой семьи как раз подходят. Тогда они могут обменяться донорами. Это называется перекрёстным донорством.

LIKAR.INFO: Какое обследование проходит донор перед операцией? Понятно, что реципиент заинтересован в том, чтобы ему пересадили здоровую печень, не зараженную гепатитом и не имеющую врождённых пороков. Насколько тщательно и на каком уровне у нас проводятся обследования доноров? Можем ли мы гарантировать реципиенту качество получаемого органа?

О.Г.Котенко: Да. Обследование доноров проводится детально, даже с изучением рентгенангиоанатомии, то есть особенности строения сосудов его печени. Проводится такое исследование, конечно же, до операции, чтобы в точности спланировать ее ход при наложении анастомозов между сосудами и жёлчными протоками. Поэтому мы проводим детальное обследование донора с помощью компьютерной томографии.

LIKAR.INFO: Значит, в результате операции мы всегда гарантируем реципиенту пересадку здорового, неповреждённого органа?

О.Г.Котенко: Да. Мы определяем функциональную способность печени донора. Если у донора есть какие-то нарушения, являющиеся противопоказанием к трансплантации, то мы его орган не используем. И просим, чтобы в семьях подумали насчёт возможности донирования органа другим родственником. Обязательным условием является совпадение групп крови или совместимость групп крови донора и реципиента.

LIKAR.INFO: За чей счёт сейчас финансируются операции? Есть ли операции за счет бюджета?

О.Г.Котенко: Сейчас трансплантации идут за счёт государства, за счёт Академии Медицинских Наук. Мы очень рады что Академия Медицинских Наук финансово поддерживает нашу программу трансплантации печени и хирургию опухолей печени, потому что в период кризиса с лекарствами очень тяжело.

LIKAR.INFO: Очень приятно слышать, что имея законодательные и социальные ограничения по сравнению с западными государствами, у нас есть препараты, оборудование, квалифицированные хирурги-трансплантологи, благодаря которым и стоимость операции у нас существенно ниже, и качество жизни пациентов и выживаемость не уступает мировой. Скажите, в каком звене цепи в модели взаимоотношений «государство – донор - реципиент» должны, на Ваш взгляд, быть предприняты меры, которые направлены на улучшение ситуации с трансплантологией в Украине?

О.Г.Котенко: Мне кажется, что проблема с трансплантацией сегодня - это социальная проблема. Общество должно решить для себя, насколько оно верит врачам, насколько оно верит в возможности трансплантации, потому что на самом деле врач - трансплантолог нужен для выполнения операции. Вся подготовка и всё отношение к донорству органов - это социальная проблема. Надо воспитывать мысль о доступности трансплантации в нашей стране, у наших граждан. В соседних странах это давно уже является нормой, особенно в странах, где преобладает католическое вероисповедание. Там католическая Церковь оказывает очень большое влияние на развитие трансплантации. Папа Римский говорил, что органы умирающих больных должны служить живым людям, что органы умирающих больных – это достояние страны. Поэтому там очень многие люди хотят донировать свои органы.

LIKAR.INFO: Говоря о живом донорстве, несомненно надо воспитывать наших граждан, привлекая общественность, журналистов и православную Церковь. Чтобы люди понимали, что, во-первых, они выполняют благородную миссию, а во-вторых – их здоровью ничего при этом не угрожает. Они должны четко осознавать, что после донирования части органа (печени) они продолжают вести нормальный образ жизни, но при этом несут в себе прекрасное и благородное ощущение, что помогли другому, спася чью-то жизнь.

О.Г.Котенко: У нас должны быть все возможности – и трансплантация трупная, та основа, на которую может опереться страна, чтобы оказать массовую помощь больным, и трансплантация от живого донора. Трансплантация от живого донора может не только помочь уменьшить длительность пребывания в листе ожидания, но ещё и дать шанс больным с онкологическими заболеваниями, поддающимися излечению путем пересадки печени. Например, в США больные с гепатоцеллюлярной карциномой имеют приоритет в получении трупной печени, однако орган нужно ждать от 2 до 5 лет, находясь в листе ожидания. Однако, при наличии живого донора, трансплантацию выполняют максимально быстро, не дожидаясь трупной печени .

Таким образом удается спасти жизнь обреченным больным. Могу сказать с уверенностью: если трансплантация в Украине будет развиваться по этим двум направлениям, мы сможем сделать её максимально эффективной. А сейчас судите сами, статистика такая: только в Киеве сегодня 1252 больных с диагнозом «цирроз». И каждый год приходит 200-300 новых больных с циррозом. Все эти больные должны находиться в листе ожидания на пересадку печени. Сейчас часть их просто умирает, не дождавшись трансплантации.

LIKAR.INFO: А если сегодня гражданин Украины хочет быть донором, как он имеет возможность об этом заявить? Есть ли какие-то списки граждан, изъявивших желание стать донорами?

О.Г.Котенко: Нет, у нас таких списков не существует.

LIKAR.INFO: Это значит, что даже если есть заявления граждан, то их негде зарегистрировать? Но ведь должны быть реестры на государственном уровне, что бы те же трансплантологи знали, что есть некий список потенциальных доноров органов и им при необходимости есть куда обратиться, есть из кого выбрать донора, есть кого протестировать! Как решается этот вопрос в других государствах?

О.Г.Котенко: Если человек хочет донировать свои органы после своей смерти, аварии и другого фатального события, то в цивилизованных странах это вписывается в водительские права. В правах есть графа « Я желаю быть донором». Там ставится галочка, подтверждающая согласие человека - и всё! И даже при этом после любой автокатастрофы и смерти обладателя водительских прав доктора обязательно связываются с его семьёй и спрашивают разрешение родственников на использование его органов - из соображений медицинской этики. И это ещё больше даёт основание рядовым гражданам и обществу в целом доверять врачам.

LIKAR.INFO: Как вы считаете, целеобразно ли инициировать у нас создание реестра граждан, желающих быть донорами?

О.Г.Котенко: Я думаю, что со временем, конечно, целесообразно. Но об этом можно говорить только при формировании самой системы трансплантации в Украине. Системы, которая требует очень больших материальных вложений и создания серьёзных материальных ресурсов для трансплантационных центров, потому что центры забора, как и центры трансплантации, должны быть лицензированными и сертифицированными. А у нас на данный момент есть центры, которые только называются центрами забора органов, но там при этом нет даже необходимого оборудования!

LIKAR.INFO: Предусмотрено ли сегодня державой какие-то средства на развитие трансплантологии?

О.Г.Котенко: Да, имеется программа трансплантации, которая финансируется только на 30%.

LIKAR.INFO: Наверное, даже в этих условиях нам надо инициировать постепенное построение в Украине полноценной системы трансплантации, начиная прежде всего с формирования правильного отношения к ней общества. И тогда рано или поздно мы придем к «цивилизованной» модели в трансплантологии.