Беляева Татьяна Юрьевна

У меня никогда не было бабушек и дедушек. То есть, конечно же, они были, но я их не застала. Всё детство провела в садике и пионерских лагерях, за исключением, конечно, отпуска родителей, когда мы выезжали на моря или на базу рыбака и охотника. Поэтому лет до 25 ощущала себя «гражданином мира», не привязанным ни к кому и ни к чему. Почти ни к кому – исключением был мой лучший друг и будущий муж.

Когда мы, наконец, решили пожениться, я поняла, что действительно вхожу в другую семью, с членами которой мне нужно будет как-то считаться. Однако не могла и предположить, как они мне станут НУЖНЫ.

Всё обнаружилось после того, как родился сын. У него оказалось сразу 3 бабушки – моя мама, свекровь и тётя мужа, которые бегали к нам по очереди и помогали, кто, как мог: моя мама помогала со стиркой и шила пелёнки и простынки, свекровь лучше всего меня заменяла, когда я ходила на учёбу, а тётя мужа так замечательно готовила еду для мужа и меня, кормящей, а также иногда гуляла с Данилкой, что я поняла, что без них мне не обойтись.

Когда Данилке исполнился год, я вышла на работу, и бабушки «распределились» следующим образом: с утра к нам приходит свекровь, проводит время с Данилкой до 5 часов вечера, потом её сменяет моя мама и сидит с Данилкой до 8 часов, потом прихожу я и занимаюсь или отдыхаю с ним допоздна. А на выходных мы ездим в гости к свёкру и его сестре, тёте мужа, они живут в частном доме, общаемся с ними и играем в саду.

Всё как бы обусловлено необходимостью, но, глядя на Данилку, я понимаю, как это действительно необходимо.

Он общается в равной мере со всеми родственниками, и они дают ему то, что мне одной не по силам.

Свекровь, к примеру, очень спокойный человек, любит, чтоб везде был порядок, Данилка с ней моет посуду, убирает, готовит кушать, к тому же, она может на ходу сочинять истории, может успокоить его разговором, чётко и ясно произносит слова, понимает Данилку с полуслова.
Моя мама знает кучу стишков и песен и постоянно поёт с Данилкой (это её естественное состояние), вспоминает какие-то упражнения, сама любит кушать и кормит Данилку с удовольствием, он с ней может съесть то, что со мной отказывается и т.д.
Тётя мужа, Алла, вообще уникальный человек – в прошлом кибернетик, она во всём видит или создаёт систему – сейчас она на пенсии, но её быт очень систематизирован, она очень изысканно и вкусно готовит, замечательно вяжет, у неё всё всегда на местах, структурировано, она ходит в театры, подрабатывает, фанатично ухаживает за садом, в общем, какой-то мотор. Всё, что она делает, она очень громко и внятно комментирует, рассказывает много историй обо всех и обо всём, с ней очень интересно.
Свёкор мой отличается спокойствием, рассудительностью и талантом мастерить: всё, к чему он прикасается, приобретает законченный вид, всегда исправно, аккуратно, будь это машинка или мангал для шашлыков. Он очень многое в доме сделал своими руками, из железа, из дерева, в общем, Мастер.

Мой муж перенял у отца тягу к совершенству и умение работать руками – и стал отличным гитаристом. Ещё он хорошо готовит. Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, так у нас всё наоборот: когда муж готовит, я его боготворю.

В общем, мой сын попал в среду мастеров: общаясь с каждым членом семьи в отдельности, он в буквальном смысле перенимает то, что этот человек умеет лучше всего – со свекровью он занимается хозяйством, гуляет, разговаривает, с мамой – поёт песни, повторяет упражнения, с Аллой – работает в саду, с дедушкой – мастерит, с папой – пытается играть на гитаре.

А у меня, глядя на эту ситуацию, возникают мысли по поводу раннего развития ребёнка. Да и развития вообще.

  1. Чтобы ребёнок чему-то научился, нужно заниматься с ним своим любимым делом.
  2. Чтобы заниматься с ребёнком своим любимым делом, нужно это дело иметь.
  3. Если вы хотите, чтобы ребёнок научился ещё чему-нибудь, кроме того, что умеете вы – ищите Мастера.

У меня сразу в воображении возникает модель идеального садика или школы: несколько преподавателей-профессионалов, фанатов своего дела, вводят детей в свои миры, при этом, не напрягаясь, а, просто занимаясь тем, что им нравится.

Руководитель моей театральной студии, которого я уже цитировала в предыдущих статьях, звал меня недавно участвовать в постановке. Я отказалась: «Ну, как же, я же не могу уже заниматься театром, у меня же ребёнок!».
На что этот человек ответил: Делая ребёнка объектом своего внимания, ты ему же наносишь вред. Он будет думать, что он – это твоё дело. Лучше было бы, если бы ты делала что-то для себя, ребёнок поймёт, что твоё внимание приковано к этому, и займётся тем же».

Я сначала обиделась, потом задумалась, пришла домой, а Данила тянет меня в папин кабинет, туда, где у нас телевизор. Он уже давно знает, что на самом-то деле это - моё любимое занятие.