«Самое главное — это прививать вкус и любовь к науке;
иначе мы воспитаем просто ослов, нагруженных книжной премудростью»

Мишель Монтень

Перед родителями, мечтающими найти для ребенка самую лучшую школу, встает множество вопросов. Чем обычная школа хуже гимназии или лицея? Чем «специализированные» программы отличаются от «развивающих»? И, наконец, существуют ли вообще школы, учеба в которых стала бы для ученика не тяжкой повинностью, а удовольствием?

«Больше, лучше… умнее?»

«В древности люди учились для того, чтобы совершенствовать себя.
Нынче учатся для того, чтобы удивить других»

Конфуций

Какими счастливыми людьми были наши родители! Им неведомы были муки выбора школы для детей. В каждом микрорайоне была пара–тройка учебных заведений — «получше» и «похуже». Но программа-то везде была одинаковой, за исключением, пожалуй, очень редких физико-математических школ и учебных заведений с углубленным изучением языка. Для того чтобы попасть в первые, требовался талант, во вторые — крутой блат.

Сейчас учебных заведений самого разного типа появилось великое множество. Иногда складывается впечатление, что после того, как школы получили возможность отойти от стандартной унифицированной программы, они затеяли между собой своеобразное соревнование за звание самого престижного учебного заведения. Кому удастся впихнуть в головы учеников как можно больше разнообразных знаний? В какой школе самый высокий процент медалистов и призеров олимпиад?

Самый простой способ превратиться из обычной школы в элитарное учебное заведение — усложнение учебной программы. По этому пути как раз и идет большинство гимназий, лицеев и специализированных школ. Считается, что гимназии и лицеи продолжают традиции дореволюционного образования, поэтому в их программах основной упор делается на усиление гуманитарного блока предметов. Кроме обычных истории и литературы гимназистам и лицеистам читают курсы логики, этики, истории философии и культуры, они изучают не один иностранный язык, а два-три, а то и больше.

Специализированные школы отличаются от гимназий и лицеев, по сути, лишь выбором предметов для углубленного изучения. Чаще всего это физика, математика и естественные науки. Отдельный «подвид» спецшкол — школы с углубленным изучением иностранных языков. От гимназий они отличаются тем, что логику с этикой там игнорируют, зато все дополнительные учебные часы отдаются грамматическим премудростям чужих наречий.

Основное достоинство гимназий, лицеев и специализированных школ состоит в том, что преподают там, как правило, высококлассные учителя. К процессу вкладывания знаний в головы учеников зачастую привлекаются даже опытные вузовские преподаватели с учеными степенями.

Еще один плюс — в хороших гимназиях и спецшколах чаще используются авторские методики преподавания. Такие, например, как «Росток» или «Крок за кроком». Суть этих методик в том, что усвоение материала идет не за счет механического заучивания: в детях, прежде всего, развивают логическое и аналитическое мышление, учат самостоятельно работать с материалом и делать собственные выводы.

Однако у гимназий, лицеев и спецшкол есть и минусы. Первый существенный недостаток: чтобы впихнуть в детские головы как можно больше знаний, увеличивается нагрузка, растет количество учебных часов. Для некоторых школьников (особенно младшеклассников) это может быть чревато нервными срывами и болезнями.

Еще один минус — в таких учебных заведениях идея здоровой соревнования между учащимися иногда доводится до абсурда. В суровой битве за баллы, грамоты и медали «выживают» сильнейшие. А те, кому победить не удалось, могут на всю оставшуюся жизнь заработать комплекс неудачника.

Учимся думать

«Важно не количество знаний, а качество их.
Можно знать очень многое, не зная самого нужного»

Лев Толстой

Среди гимназий и лицеев особняком стоят экспериментальные школы, программа которых построена на принципах «развивающего обучения». Суть его можно выразить так: «Главное — не количество, а качество». То есть, ребенку не втискивается в голову как можно больший объем знаний, а прививаются навыки умения управляться с этими знаниями. Одним словом, учат думать.

В педагогической литературе можно найти довольно много фамилий авторов развивающих методик. Но все они (методики) выросли из одного корня. Точнее, из двух: разработанных в 60-е годы прошлого столетия методик Эльконина-Давыдова и Занкова.

При всех различиях этих методик, обе они опираются на идеи выдающего детского психолога Льва Выготского о развитии интеллектуальных способностей ребенка. Только подходы к этой задаче отличаются.

Система, разработанная Даниилом Элькониным и Василием Давыдовым, построена на развитии у детей глубокого теоретического мышления и творческого воображения. Скажем, на уроках математики дети не заучивают механически таблицу умножения, а постепенно, шаг за шагом, постигают теорию чисел. Не зазубривают грамматические правила, а изучают законы построения языка. Знания, не заученные механически, а основанные на глубоком понимании, гораздо лучше закрепляются в голове ребенка. К тому же, он учится самостоятельно искать ответы на любые вопросы. Работа на уроке ведется в форме обсуждений. Домашние задания сведены к минимуму, оценки не выставляются вовсе: то есть, детям обеспечивается максимальный психологический комфорт.

Принцип развивающей системы Леонида Занкова состоит в том, что ребенок должен самостоятельно пройти путь от практики к теории. Опираясь на факты, он (с помощью учителя, конечно) учится делать обобщения, выводить закономерность. Обучение идет очень быстрыми темпами, на более высоком, чем в обычных школах, уровне сложности. Контрольные работы и отметки тоже сохранены.

Главное достоинство этих методов в том, что дети, обучающиеся и по системе Занкова, и по системе Эльконина-Давыдова, на самом деле учатся думать. Эти методики хорошо опробованы и применяются уже пятый десяток лет. Многочисленные проверки знаний учащихся показали, что уровень подготовки детей, которые учились по этим программам, действительно выше среднего.

Но, увы, есть у них и недостатки. Первый (и главный) — обе системы рассчитаны лишь на учеников младшей школы. Переходя в старшую школу, ребенок, привыкший к свободному интеллектуальному поиску, попадает в тиски школьной системы, что вызывает у него порой психологические проблемы. Кроме того, система Эльконина-Давыдова подходит не всем малышам, а лишь детям с хорошо развитым творческим воображением.

Очень важен уровень подготовки учителей. Случается, что в некоторых школах декларируют преподавание «по развивающей системе», а на деле оказывается, что преподаватели лишь прочитали парочку статей о методе или прослушали полуторачасовую лекцию. А это чревато проблемами: скажем, учитель, неумело применяющий систему Занкова (высокий темп обучения) может вызвать у ребенка вместо азартного желания учиться нервные срывы, связанные с перегрузками.

Мечты о «свободной школе»

«Теперь дети не играют, а учатся.
Они все учатся, учатся и никогда не начнут жить»

Александр Грин

Скажу сразу — в нашей стране таких школ нет. Надеюсь, пока нет. Но почему бы нам не помечтать о «свободной школе», тем более, что подобные учебные заведения уже существуют в мире. Когда я читала в газете «Первое сентября» цикл статей журналистки Марины Косминой о российском опыте создания «школы-студии», едва не плакала, правда-правда.

Что же такое «школа-студия»? Ее отцом-основателем стал российский лингвист Милослав Балабан (1927–2005). Читая студентам курс иностранного языка, он обратил внимание на то, насколько неэффективна система обычных лекций и обязательных экзаменов, на которых проверяется, по сути, не владение иностранным языком, а уровень механической памяти. Начав с революционной методики преподавания языков, он пришел к мысли о необходимости реформирования системы образования в целом. Существующая школьная система с ее контрольными, экзаменами и средними баллами подавляет в ребенке способность свободно мыслить. «Легко заметить, что все учителя стремятся развивать не природную сметку ученика в своем предмете, а нечто обратное: покорную «правильность» в воспроизведении текстов или правил, — писал Мирослав Балабан в статье «Можно ли «неправильно» спросить дорогу?». «Правильное знание» (в памяти) проверяется на каждом экзамене. — Если бы правильный вариант не нужно было помнить (а можно было просто найти в подручном (на экзамене) материале, то экзамен стал бы не только гораздо легче».

Хороший преподаватель наверняка согласится с правильностью этого утверждения. Мой муж, к примеру, рассказывал об одном профессоре Киевского политеха, который, принимая у них экзамен, выложил на стол стопки учебников и справочников: «Пользуйтесь». И объяснил ошарашенным студентам: «Хороший инженер не обязан вызубрить наизусть весь институтский курс. Он должен при необходимости просто знать, где найти нужную информацию».

Итак, в конце 80-х у Мирослава Балабана родилась идея «Образовательного парка открытых студий», которую еще называют «Школа-парк». Это нечто совершенно фантастическое! Представьте себе школу, в которой нет расписания уроков, нет оценок, нет даже… необходимости посещать уроки. Учителя организуют «студии» по изучению предметов, а дети вольны сами выбирать, к какому учителю ходить. И ходить ли вообще. Единственное требование, предъявляемое ребенку — находиться в учебное время на территории школы.

Что же происходит с детьми, попавшими в такую школу? Месяца два–три они действительно на уроки не ходят. А потом… здоровая тяга к знаниям (ведь получение информации — нормальная, естественная потребность человека) приводит к тому, что каждый ребенок выбирает себе программу сам — в соответствии со своими склонностями. И в итоге, дети учатся лучше, чем их сверстники из обычной школы. Потому что делают это по собственной инициативе и для собственного удовольствия.

«За двойку — выпорем!»

«Только самые мудрые и самые глупые не поддаются обучению»
Конфуций

Ну вот, помечтали немного, и пора возвращаться на землю. Ведь нашим детям предстоит учиться в совсем другой школе с ее обязательной программой, жесткими отметками, системой проверок, контрольных и экзаменов. Я читала о том, что существует альтернативная безоценочная система оценивания знаний учеников: в классном журнале учитель просто ставит галочку напротив фамилии ребенка, когда тот как следует усваивает очередную учебную тему. Получил необходимое количество галочек по каждому предмету — значит, программу осилил, можно переходить в следующий класс. Но на практике я что-то не встречала ни одной школы, полностью отказавшейся от оценивания знаний баллами.

От отношения родителей к школьным успехам (или неуспехам) во многом зависит отношение ребенка к учебе. Поэтому задача родителей — максимально смягчить стрессы, переживаемые ребенком из-за школьных неудач. Но, к сожалению, чаще бывает наоборот. Многие родители (и я — увы, не исключение!) очень трепетно и болезненно относятся к школьным отметкам своих детей. Почему? Да потому что мы с вами воспринимаем оценки в табеле не как мерило знаний ребенка, а как оценку собственной родительской успешности.

Разумеется, унижать ребенка или тем более лупить его за плохие оценки недопустимо — это даже не обсуждается. Но слова вроде «Ты просто убиваешь меня своими оценками!», «Я не знаю, как смотреть в глаза учителю во время родительского собрания!» — тоже не годятся как метод воздействия. Вместо того, чтобы подтолкнуть школьника к тому, чтобы учиться лучше, вы просто перекладываете на него свои переживания. Это самый настоящий моральный шантаж, еще больше травмирущий ребенка.

О том, стоит ли помогать школьнику делать уроки, разговор особый. Лично я — противник того, чтобы родители сидели у школьника над душой, проверяя каждый вечер его тетради с домашними заданиями. Может, потому, что мои родители не делали этого никогда (за это им отдельное спасибо!), я выросла в убеждении, что моя учеба — мое личное дело. В итоге, наказанием за какие-то учебные промахи было мое уязвленное самолюбие, а вовсе не родительские нотации или родительский ремень. Но если ребенок сам попросил вас помочь ему с домашними заданиями, отказывать ему, конечно же, нельзя. Только вот, помогая ему с уроками, ни в коем случае не стоит брать на себя роль учителя и оценивать его знания. Это найдется кому сделать и без вас.

…В общем, школ и программ сейчас много — хороших и разных. Выбирать вам. Но напоследок мне хотелось бы привести слова умной мамы двоих детей, вычитанные на одном из родительских форумов, посвященных обсуждению образовательных программ: «Мои дети учились по одной и той же программе, просто у разных учителей. У учительницы старшего ребенка творческий подход ко всему в жизни. У младшего преподаватель просто честно работала. Разница в усвоенных знаниях огромна. А программа-то ни при чем....»

Советы родителям
1. Если вы решили отдать (или перевести) ребенка в гимназию, лицей или специализированную школу, для начала выясните, к каким предметам он испытывает склонность. Малыш с гуманитарным складом ума вряд ли будет комфортно чувствовать себя в физико-математической спецшколе. А ребенка с прекрасно развитым пространственным мышлением, но обладающего плохим фонематическим слухом и бедной речью не стоит мучить тремя иностранными языками сразу — полиглотом ему не стать.

2. Если преподавание в учебном заведении основано на какой-либо из авторских методик, узнайте, на какой именно. В идеале — найдите статьи и книги, в которых эта методика описывается. А затем проконсультируйтесь со школьным психологом, подойдет ли она вашему ребенку. Например, очень хорошая и популярная сегодня в Украине программа «Росток» больше подходит детям с развитым логическим мышлением. Ребенку-флегматику вряд ли понравится обучение по развивающей системе Занкова, предусматривающей высокий темп проведения уроков.

3. Плата за учебу должна соответствовать качеству предоставляемых услуг. Поэтому поинтересуйтесь репутацией учебного заведения, уровнем подготовки учителей, пообщайтесь с родителями детей, которые там учатся. Не секрет, что некоторые школы в погоне за престижем просто меняют вывеску «средняя школа №» на «гимназия «Супер-пупер-интеллектуал». В итоге, ваш ребенок получает обычное «совковое» образование… за большие деньги.

Людмила ЗАГЛАДА

Журнал "Мир семьи" сентябрь 2007 года