Дебора Стайнер, лингвист по образованию, после окончания Лондонского Университета работала учителем в начальной школе и занималась журналистикой в школьном отделе Би-Би-Си и на детском телевидении Ай-Ти-Ви. Она получила дополнительное образование в лондонской клинике Тэвисток и Институте психоанализа, сейчас она ведет прием в Службе Семьи и Ребенка клиники Тэвисток, где является старшим психотерапевтом, и занимается частной практикой как психоаналитик.

Независимость и привязанность

Весь первый год жизни мать и ребенок целиком поглощены знакомством друг с другом. Если все идет хорошо, они приучаются быть вместе и почти всегда чувствовать, что им нужно. Все это время ребенок полностью зависит от матери, которая удовлетворяет все его потребности, день за днем ограждая его любовью и заботой. Крошечный младенец, однако, не осознает своей зависимости от другого человека, и мать овладевает умением приспосабливаться к его нуждам. Ей приятно осознавать свою незаменимость и исключительность для малыша, но в тоже время она нередко чувствует себя порабощенной неотложными требованиями "Его величества Ребенка".

С приближением первого дня рождения ситуация, в целом сохраняясь, все же медленно изменяется. День рождения ребенка - праздничное достижение не только для него, но и для родителей: они поздравляют себя с тем, что выдержали все испытания первых 12 месяцев. Благодаря им ребенок уверенно живет, и теперь ему остается только расти дальше. Ориентиры малыша расширяются до такой степени, что он уже способен воспринимать и мать, и других членов семьи как отдельных людей. Ребенок все больше уверяется в себе и в своих правах и готов к тому, чтобы встать на ноги и начать ходить.

В период с 12 до 24 месяцев ребенок с невероятной скоростью развивается физически. Некоторые дети меняются резкими скачками, другие добиваются успехов более спокойно и устойчиво. В этом возрасте мир представляется ребенку завораживающим местом, исполненным всевозможных тайн, которые необходимо раскрыть, и родители умиляются тому, с каким пылом и серьезностью ребенок занимается своими открытиями. Он обладает давно утерянной нами способностью находить, казалось бы, самые обычные вещи значительными и интересными, его любопытство и энергия неисчерпаемы.

С 12 до 24 месяцев - год, который служит своеобразным мостиком из младенчества в детство. В этот период ребенок учится многому, но в особенности тому, как действовать и существовать самостоятельнее.

Большинство детей к своему первому дню рождения уже научились как-то передвигаться, как правило, ползать. После этого ребенок должен встать на ноги. Однако не все дети утруждают себя ползаньем. Одна мама рассказывала, что ее сын довольствовался тем, что просто сидел, и встал только в 15 месяцев. Зато как он говорил! Все его внимание явно концентрировалось на развитие речи. А вот Джейн никогда не ползала как все остальные: она изобрела довольно любопытный, но для нее эффективный метод двигаться на попке, подтягиваясь и отталкиваясь левой ногой. Ее мама с некоторым умилением вспоминала, как Джейн неуклюже, но стремительно перебиралась этим странным способом к двери, когда слышала звон отцовских ключей в замке. Но когда Джейн исполнился год, она по-прежнему не высказывала ни малейшего намерения встать на ноги, ее родители забеспокоились. Они засомневались, нормально ли это? Или заставить ее встать? А может еще немного подождать? Примерно за месяц до своего второго дня рождения Джейн, к облегчению и радости родителей, внезапно встала на ноги. Однажды решившись, с тех пор она очень быстро научилась ходить.
Некоторые дети очень быстро добиваются успехов без каких-либо усилий, для других это бывает сопряжено с трудностями.

Большинство родителей наблюдают за тем, как их дети учатся стоять и ходить, со смешанным чувством гордости и беспокойства. Видя, как ребенок спотыкается, встает на ноги, падает, нельзя не изумиться его выдержке и решимости, требующихся для отработки этого навыка и преодоления неизбежных при этом разочарований. Эту веху родители воспринимают и как свое собственное достижение, потому что в известном смысле она является наградой и подтверждением, что их усилия не пропадают даром. Такие свидетельства развития ребенка приобретают для родителей огромное значение, если успехи запаздывают, это вызывает беспокойство, если ребенок рано пошел и заговорил, родители гордятся и втайне торжествуют, особенно если их малыш опережает соседского. Этот своеобразный дух соперничества вполне естественен, но если он выходит за рамки, то, возможно, родители беспокоятся не за ребенка, а за свои собственные успехи и неудачи.

Тому, кто может самостоятельно двигаться и без посторонней помощи сходить в другую комнату за игрушкой, осмотреться по сторонам или просто наслаждаться ходьбой, мир открывается с новой стороны. Как только ребенок встает на ноги, у него меняется угол зрения и освобождаются руки. Естественная тяга ребенка к исследованиям, до сих пор ограниченная пределами своего и материнского тела или предметов, которые были в руках, теперь приобретает широкий размах. Кухонные шкафы, полки, дверные ручки, выключатели, ящики - любопытству ребенка нет предела. Ребенок, который только-только научился ходить, постоянно куда-то идет, словно движимый необходимостью практиковаться и совершенствовать свежеприобретенный навык. В это время ребенка часто обуревает такой восторг от самого себя, что удары и падения его не смущают. В нем зачастую поднимается волна уверенности в своем всемогуществе, словно весь мир у него в руках. Одна мать, описывая это состояние своей дочери, сказала: "У нее с миром роман!".

Встав на ноги, ребенок приблизился к миру взрослых и приобрел возможность до некоторой степени распоряжаться своими передвижениями, психологически это заставляет его исследовать свою возросшую независимость. Внешние признаки растущей самостоятельности сопровождаются внутренним ощущением большей уверенности в себе, признания которой ребенок требует от родителей, зачастую неохотно уступающих свои позиции. Для этого им приходится эмоционально перестраиваться, особенно матери, которая временами чувствует сожаление, что ее исключительным правам на ребенка пришел конец. Матерям, которым неповторимая близость с беспомощным малышом доставляла особенное удовольствие, бывает трудно примириться с этим самоуверенным и важничающим карапузом.

Ощущение своей независимости от матери парадоксальным образом приводит ребенка к противоположному страху. Он чувствует, что теперь может больше, чем раньше, но стоит ему осмотреться, и он внезапно осознает, как много ему неподвластно: мир вовсе не в его руках и не под его контролем, как он было подумал. Его миниатюрность и уязвимость бросаются ему в глаза и наносят ему удар по его самоуважению, особенно по мере того, как он все больше осознает, что его мать, которая все еще находится в центре его мироздания, от него не зависит, и у нее есть свои собственные интересы в жизни. Он начинает опасаться, что его потеряют или бросят, и такие страхи выражаются в поведении, которое часто наблюдается у начавших ходить малышей. Ребенок то и дело срывается с места и убегает от матери только затем, чтобы тут же примчаться обратно, словно хочет убедиться, что она все еще там и он может к ней вернуться. Пять-десять минут такой встряски заметно оживляют поникшего было ребенка и позволяют ему возобновить свои изыскания. Другой тип поведения на этой стадии развития состоит в том, что ребенок убегает, но не возвращается, принуждая мать бежать за собой. Это часто становится игрой, которой наслаждается не только энергичный бегун, но зачастую его не столь энергичная мама, однако и здесь также выражается потребность ребенка убедиться в том, что мать внимательно за ним следит и не даст ему потеряться. До некоторой степени за этим кроется и проверка того, как мать воспринимает такие пробные претензии на свободу. Хотя многие дети начинают с того, что ходят не иначе, как держась за палец матери, словно она не более чем придаток, персональное приспособление для ходьбы.

Вспышки независимости и выходы во внешний мир нередко перемежаются приступами капризной привязчивости, когда ребенок страдает от некоторой душевной раздробленности и не в силах с собой совладать в одиночку. Какое-то время он может не позволять матери скрыться из виду, как будто внезапно испугался слишком большой свободы и на самом деле хочет вернуться к маме и снова стать ее беспомощным младенцем. Ребенок ходит за матерью хвостом, цепляется за юбку, плачет, просится на руки и отказывается отпустить ее даже в туалет. У некоторых детей такие настроения бывают выражены очень резко и сбивают с толку, другие проходят через эти колебания довольно спокойно. В некотором смысле это вопрос темперамента. Самое трудное для матери - это примириться с этой переменой. Ей нужно найти в себе силы позволить ребенку развиваться со своей собственной скоростью, и в то же время оценивать, когда его нужно ободрить и подтолкнуть, а когда притормозить, чтобы он не перестарался. На этом этапе ребенок иногда словно бы сам не знает, чего он хочет, - большей свободы или поддержки.

Мать Барни рассказала о коротком периоде, когда он плакал и просил взять его на руки, но оказавшись у нее на коленях, тут же хныкал, что хочет обратно на пол. Ему как будто бы и хотелось оставить мать в покое, но в то же время он не был уверен, что это нужно и можно сделать.

Многих матерей очень тревожит, когда их годовалый ребенок как бы теряет хватку и возвращается к младенческим привычкам, они словно опасаются, что он никогда уже не станет независимым. Полезно вспомнить, что в этом возрасте независимость очень относительна, набеги на взрослый мир еще неуверенные, и ваш годовалый ребенок все еще малыш и сильно нуждается в матери и физически, и эмоционально.

Использованная литература:
некоторые главы из книги Деборы Стайнер "Вашему ребенку 1 год". Москва, Полина, 1995.