Шеховцов Василий Семенович

Накладывая жесткий запрет на комментирование человеком событий его внутреннего мира, общество, тем не менее, дает ему инструмент для их понимания. Таким инструментом выступает слово. Начиная с 5-6 летнего возраста, ребенок уже более-менее дифференцированно может описать свои переживания и наблюдения. И правильно заданные вопросы позволяют оценить причины детских страхов, проникнуть в вытесненные события его индивидуального опыта, а также организовать повторное переживание травмирующей ситуации, но уже с эмоцией победителя.

Методика диагностики и коррекции основывается на том, что человек с огромным удовольствием и облегчением готов разговаривать о том, что его действительно волнует. Но поскольку внутренний мир каждого сугубо индивидуален, всякий раз следует с большим вниманием изучить архитектуру этого мира. Люди в возрастном диапазоне от 5 до 20 лет с интересом готовы погрузиться в мир своих наглядно-образных переживаний, фантазий и иллюзий и прокомментировать мельчайшие детали зафиксированных там событий.

К нам на прием пришла мама с мальчиком 10 лет. Как выяснилось в процессе беседы, мальчик не хочет спать один по ночам, он боится оставаться один в спальне, и при этом жалуется, что в комнате кто-то есть. Он также занимается в секции единоборств, но у него возникает ряд проблем: на тренировочных спаррингах побеждает, а в зачетном бою сникает и не может победить.
Мы начинаем наши исследования и просим его представить себя в спальне лежа на диване.
Дождавшись возникновения эмоции страха, мы локализуем направление к ее источнику относительно позы на диване. Выясняется, что угроза исходит из окна (этаж, между тем, 7-й ). Он рассказывает, что представляет фигуру крупного мужчины, заглядывающего в окно по пояс.
Все дальнейшие действия осуществляются по инициативе терапевта. Ребенок в своем воображении подходит к подоконнику и видит, как мужчина спускается по канату, привязанному к батарее. Ребенок спускается вслед за ним и идет за ним же в бар, находящийся в соседнем доме. Мужчина заходит и садится за стойку спиной к ребенку и не подает признаков активности. Ребенок смотрит через плечи этого мужчины в его отражение в зеркале над стойкой и видит, как тот превращается в школьного друга- мальчишки из соседнего двора. Мальчик угощает друга мороженым, затем они выходят на улицу, и друг уходит домой. Мальчик же возвращается к веревке, поднимается по ней, вытягивает ее наверх, отвязывает от батареи и разрезает взятым на кухне ножом , а куски веревки выносит в мусоропровод. На кухне сидят папа, мама и бабушка, у всех ровное настроение.
Следующая серия трансформаций связана с татами: выясняется, что за спиной соперника стоит все тот же мужчина. Мы по очереди проживаем все вероятные ситуации на соревнованиях, и везде превращаем стоящего сзади мужчину в школьного друга, который помогает в схватке.
Опрос родителей через 2 месяца показал, что ребенок перестал бояться спать один в своей комнате и стал побеждать на соревнованиях.

У людей старшего возраста обычно высок уровень критичности к своим подсознательным переживаниям, и они с меньшим желанием готовы "согласиться" с наличием у них только что воспроизведенных образов и связанных с этим эмоций. Сопротивление, с которым мы сталкиваемся у взрослого человека, иронично иллюстрируется одной фразой: "идет дождь, но я так не считаю".

За помощью обратился мужчина 28 лет. Уже длительное время он переживал депрессию, что отрицательно сказывалось как на работоспособности, так и на успехах в личной жизни. Развившееся неверие в собственные силы не позволяло строить реальные планы на будущее, всплеск деловой активности, который пришелся на возраст 24-27 лет, постепенно угас, личная жизнь не складывалась. При этом он не мог выделить ни одного составляющего своего неуспеха.
Обычно к этому возрасту человек уже приобретает не только опыт общения со своими детскими страхами, но и целый ряд житейских побед и неудач. Поэтому, для того, чтобы добиться определенных успехов в терапии, мы достигли договоренности о сотрудничестве с периодичностью 3-4 раза в месяц продолжительностью 1-1,5 часа на срок один год.
Потребовалось около 5 месяцев общения с такой периодичностью для того, чтобы пациент пришел к выводу о значимости ранних детских переживаний и об их существенной роли в формировании его депрессии.
Последующий анализ его детского опыта показал, что причиной сформировавшейся депрессии выступила авторитарная роль родителей в семье, которые системой запретов ограничивали его жизненную активность и не учитывали стремительно меняющихся жизненных обстоятельств. Детские страхи были вызваны в основном диктаторскими решениями отца и матери.
Только спустя 10 месяцев активной работы нам удалось вырастить устойчивую позицию взрослого и активного человека и позволить пациенту принять ряд ответственных решений.

СОВЕТ РОДИТЕЛЯМ: При воспитании ребенка старайтесь не увлекаться чрезмерной строгостью и стремлением испугать его. Не создавайте в его подсознании ненужных страхов и кошмаров. Никто не может ранить так сильно, как ранят родители. Даже если вам очень тяжело, либо вы очень сердиты, постарайтесь сдержаться и не дать волю своим негативным эмоциям. Кроме того, дети очень быстро прощают вас и забывают то, как вы на них сердились. Поучитесь у них великодушию и любви.