Мой первый сын (история усыновления)

"Мы все в очереди… Мы ждем нашей очереди на счастье, здоровье, удачу. Что ждут они? Ничего… Они радуются тому, что есть сейчас"

Продолжение.....

Ты представляешь, что такое двое маленьких детей? Вы с первым, как намучались? Может быть, пожили бы в свое удовольствие? Сколько подобных вопросов я услышал!
Да, можно было бы пожить в «свое удовольствие». Почему-то не хочется. И потом, мне кажется, что я буду жить не в «свое удовольствие», а в удовольствие чьих-то стереотипов. Когда-то по своей глупой наивности считал, что необходимо достичь какого-то уровня благосостояния, а вот потом жизнь изменится и будет счастье. Какого-то достиг. Ощущение счастья не появилось. Ежегодная смена автомобиля не только не приблизила к ощущению счастья, а наоборот дала возможность окончательно убедиться в том, что материальные блага (для меня) не могут быть прерогативой в жизни (честно говоря, давно перестали таковыми быть). Путь к усыновлению первого ребенка прошли, потому что очень хотели детей. А вот усыновление второго…

Решив не хранить тайну усыновления, стали искать пути объяснения ребенку его появлению у нас. Вопрос разрешился просто: необходимо дать понять ребенку, что усыновление детей – это нормально. Если ребенок вырастит с такой установкой, то у него не будет трагедии от осознания того, что он не такой как все. И начались наши совместные поездки в его же группу в ДР.
Когда мы шли с Ильей (мой сын) первый раз, я боялся того, что он может вспомнить, что-то из своей «другой жизни». Боялся, что его негативные эмоции прошлого не позволят мне приходить с ним в ДР. Страхи оказались совершенно беспочвенными (как и многие другие). Мы вместе покупали угощения для детей, а потом их раздавали. Илья с удовольствием уплетал печенье вместе с другими детьми, а потом мы ехали куда-нибудь развлекаться, чтобы закрепить, так сказать, положительные эмоции. И все же однажды он испугался. Испугался того, чего я никогда не смог бы предусмотреть…

Наши приходы в группу стали частыми, а чувства тоски и беспомощности приступами подкатывали к моему горлу. Самым большим испытанием для меня было гладить детей по голове. Дело в том, что в этой группе были дети до 1,5 лет. Все находятся в «загончике» и передвигаются по нему, держась за небольшие поручни. Начнешь гладить одного, остальные моментально «подтягиваются» к тебе и начинается драка «за руку». Драка «за руку» стала мне давить на сердце невидимой рукой, и чем чаще прикасались к руке дети, тем чаще сдавливалось сердце. Доверчивые глазята и тех, кто никогда не пойдет в «большую жизнь», и тех, кто, возможно, уедет за границу испепеляли душу. Борьба «за ласку» продолжалась. Уже столпились все, отталкивая друг друга и перехватывая мою руку себе. По кругу глажу всех. Дети поняли, что лучше ждать, тогда точно достанется чуть-чуть тепла. Тепла души и сердца. Как разделить на всех? Стараюсь не сбиться с очередности. Дети покорно опустили головешки и ждут своей очереди. Очереди получить тепло души…

Мы все в очереди… Мы ждем нашей очереди на счастье, здоровье, удачу. Что ждут они? Ничего… Они радуются тому, что есть сейчас.

Сейчас у них есть папа, который всех погладит и поиграет, но который уйдет домой. Мой Илья, увидев это, обхватил меня за ногу и расплакался. Не знаю, какие чувства он испытал. Уезжаем домой. Сегодня не будет развлечений, да, он и не настаивал.

Как рассказать ребенку о том, что у него есть «другие» родители? Как объяснить, что при этом он для нас самый любимый?
Вопросы, которые задает себе каждая семья, в которой растут приемные дети. Приемные… Когда-то меня раздражала такая формулировка «приемный ребенок». Подумав, решил, а что в этом плохого? Ведь он действительно принят нами с любовью ко всем его достоинствами и недостатками. Надеюсь, что когда он подрастет, то сможет «принять» и нас – его родителей, не родивших, но принявших его всем сердцем. А если не примет? А если не поверит, что любили? Или наша любовь будет его тяготить? Я не хочу больше об этом думать! НЕ ХОЧУ! Я буду жить сегодняшним днем, буду получать любовь моих детей сегодня, буду наслаждаться счастьем, которое дарят мои дети сегодня, а что будет завтра мне не интересно. Я научился этому у детей, которых навещал. Переживать будущее, которое не наступило – пустое. Будущего еще нет, а ты в настоящем бесконечно переживаешь: наследственность, кем будет, на кого похож. Есть прекрасная английская поговорка: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

Самый большой страх, который испытывают усыновители – это непринятия ребенком их, как родителей. Но я для себя сделал простой вывод, может быть, который поможет и еще кому-то остановить свой маятник страха, который раскачивается тем сильнее, чем сильнее мы проникаемся любовью к своему ребенку. Я для себя представил, как будет развиваться ситуация с ребенком в возрасте, например, 16-18 лет, который, осознав себя как личность, способную заботиться о себе самостоятельно, решит быть независимым от своих приемных родителей, которых не посчитал нужным «принять». Конечно, мне будет больно. Но давайте быть честными, ведь наступило время теперь ему (ребенку) решать «усыновлять» или нет своих родителей. Когда мы его забирали из детского дома, его мнение никто не спрашивал. Бесспорное утверждение, что ему отдали все лучшее (я о родительских чувствах), имеет место на существование, но и ребенок, довольно продолжительный период времени, отдавал вам свою безусловную любовь, которая делала вас счастливыми. Иными словами, все квиты. Да, я согласен, что это может быть самым драматическим моментом, однако, оставьте право выбора за ним, ведь когда-то он предоставил это право вам...

Через некоторое время поездок в гости к детям, замечаю мальчонку, который практически всегда лежит в манеже. Оказывается, ему восемь месяцев, но он не переворачивается и встает с трудом. Я никогда бы не подумал, что он станет моим сыном. Но где-то в небесной канцелярии решили за меня. Не осознано, приходя в группу, искал его глазами. Месяц в командировке. Приходим в гости. Стоп. Его нет на привычном месте. Забрали? Не может быть! Спрашиваю у воспитателей. Мне показывают на ребенка, которого я не узнаю. Как он изменился! Беру его на руки и чувствую, как он прижимается ко мне. И тут совсем невообразимо-книжное, он тихонько мне шепчет: «Папа». Я остолбенел. Воспитатели удивлены. Оказывается, в мое отсутствие, они говорили детям в группе, что скоро придет папа и принесет печенье и т.п. Как он это воспринял в своем возрасте? Не знаю. Все. Как я его оставлю?

Начинаю подготавливать жену и родителей: показ фотографий, рассказ о его достижениях и состоянии здоровья. Потом прекращаю рассказывать о нем, но его судьбой активно начинаю интересоваться все близкие. Финал – мой День рождения. Жена дарит самый лучший подарок - согласие на усыновление Коленьки. Все собираем документы!

Но оказалось не все так просто. У ребенка совсем нет статуса. Все надо делать самому: поиск родителей, оформление документов и т.п. На каком-то этапе опускаются руки – био-мать найти не удалось. Беру благословение на усыновление - это прибавляет сил.

Опять поиски по всем возможным адресам. Беседы с соседями, наконец-то, приносят результат: ее видели, и указываю конкретно где. Еду. Нахожу. Держусь. У нее нет паспорта. Находим. К нотариусу. Все это время разглядываю ее в зеркало заднего вида автомобиля. Да не похож на нее мой сын! Он мой! Он на меня похож! Заходим к нотариусу, которая быстро сориентировалась и … отказала нам оформлять заявление о согласии на усыновление. Подтекст такой – зачем мне неприятности. Вечерело. Где в этом, Богом забытом, поселке еще есть нотариус? Маман, которая био, занервничала, дескать, давай завтра. Закрываю центральный замок в автомобиле. Сегодня, милая, сегодня … Находим нотариуса. Такой старичок-боровичок, который никогда не оформлял подобного заявления. И началось.

Нотариус: - Мать согласна?
Я: - Ага.
Нотариус: - А чего сама не говорит?
Я: - Сейчас скажет. Мать, говори.
Она: - Пусть забирают.
Нотариус: - Кого?
Она: - Ребенка моего.
Нотариус: - Как звать? Когда родился? Знаете?
Она: - Не-а. Он знает.
Нотариус: - А вы кто (это мне)?
Я: - Э-ээ…
Я не ожидал, что зададут такой вопрос. Био, кажется, тоже вспомнила, что не поинтересовалась кто я. Во «детектива». Старичок-боровичок посмотрел на меня и все понял. Ни слова не говоря, стал оформлять документы. Все. Заявление у меня…

Суд. Домой. Я счастливый отец!
У меня хобби – воспитание детей. Я похудел, изменил стиль в одежде (что не удавалось за многие годы сделать с помощью «МенсХелса»). Я радуюсь жизни вместе с детьми. Знаете, родительское счастье, как не ограненный алмаз – каждый ребенок новая грань. Чем больше детей, тем ярче и ценнее мое счастье.

Konstantin_K

Персональный сайт Конст@нтина