Если кто читал мои предыдущие излияния, где я разводила панику по поводу застопорившегося процесса усыновления, то вот вам развязка….

Все началось со звонка из областной опеки, что есть для нас подходящий мальчик годовалого возраста. Мы приехали, нам дали его данные. Я, как человек, натасканный Интернетом по поводу всевозможных диагнозов и готовая ко всему, тупо уставилась на медзаключение, состоящее в итоге из одного слова – ЗДОРОВ. И это при том, что его так называемая мать в пьяном угаре его, тогда еще восьмимесячного, выкинула на мусорник в феврале месяце……. К заключению прилагалась маленькая невнятная фотография, на которой можно было разглядеть среднестатистическое детское личико.

Сотрудница опеки уверила нас, что в жизни он выглядит лучше, и предложила немедленно ехать смотреть. Как, сейчас? Мы, как, оказалось, были совершенно не готовы к такому повороту событий. Я и муж ринулись в ближайший супермаркет за подарками в детдом. Выяснилось, что денег у нас было с собой только на карманные расходы.

Вытрусив остатки зарплат из банкомата, затарившись памперсами, присыпками и салфетками, прикупили мягкую игрушку – мышонка, чтобы было, чем развлечь ребенка и помчались.

По дороге я судорожно пыталась вспомнить из прочитанного, как себя вести в первый раз при встрече с ребенком, но в голове была звенящая пустота. И вот мы на месте. Дом ребенка оказался просторным корпусом с ухоженной территорией и никак не производил впечатления чего-то убогого. Везде все новое, чистое и со свежим ремонтом, а на территории куча всяких качелек, каруселек и прочего разноцветья.

Главврач, энергичная женщина, сразу взяла нас в оборот, похвалила за подарки, и повела нас в группу смотреть обещанного мальчика.

Вот и он. С фотографией ничего общего. Скажу более, его смело можно снимать в рекламе памперсов. Огромные карие глазищи с невероятно длинными ресницами и широкая улыбка во все имеющиеся шесть зубов. Я боялась, что он испугается незнакомых людей, в частности мужа, он у меня большой и бородатый, но малыш чихать хотел на условности и радостно запрыгал в своей кроватке. Муж тут же поплыл от умиления, а я, как дура, с дежурной улыбкой смотрела на этого человечка, который почему-то будет называться моим сыном, и жить в нашей квартире неопределенное время. Чувствовала я себя так, как будто накануне выпила тазик новокаина, то есть в полном ступоре.

Нянечки понесли его переодеть на прогулку. Еще один разрушенный миф о том, что детдомовские детки покорные. Две профессиональные нянечки в четыре руки далеко не сразу справились. Одеть его оказалось не легче, чем укусить яблоко, подвешенное на нитке. Нет, он не возмущался, просто он думал, что с ним играют, и всячески пытался разнообразить эту игру.

Мы вынесли его на улицу. Прогулку описывать не буду, гуляли мы долго. За это время он успел погрызть ручку от моей сумки, подергать папу за бороду, оторвать несчастной игрушке-мышке голову, не переставая при этом раздаривать улыбки. Разве бывают такие жизнерадостные дети?

А вечером муж бродил по квартире и тихо сиял. Я пришивала мышкину голову и занималась самокопанием, обвиняя себя в бездушности и материнской несостоятельности. Ну что мне еще надо? Здоровый, красивый, веселый, а я смотрю на него, как на ребенка, например, подруги. Нет, конечно, мы его берем, но почему я такая?

На следующий день мы снова пришли к нему. В этот раз нам доверили его одеть самим. Ему по-прежнему было с нами весело, особенно, когда дошло дело до одевания памперса. Я, оказывается, никогда не видела вблизи, как он устроен, и не сразу сообразила, как он застегивается. А обувание миниатюрных сандаликов вообще отдельный разговор. И вот мы, взмыленные и раскрасневшиеся от напряженного переодевания, вывалились гулять.

Погуляли, переодели его обратно, попрощались и поехали домой. На следующий день помимо переодевания мне доверили его покормить. Кушал он хорошо, с готовностью открывал ротик. В процессе кормления он повеселел и несколько последних ложек в него уже нужно было попадать. Мы еще немного с ним посидели и засобирались домой, потому что сами были голодные. Когда мы уходили, он горько заплакал, провожая нас взглядом….

И ТУТ МЕНЯ НАКРЫЛО…
Я рыдала, уходя от него, муж тоже еле держался….
Теперь я плохо засыпаю, потому что все время думаю о нашем сыне. Уже скучаю, хотя навещаем его каждый день и гуляем по два часа.

….. Скоро суд, и нас назначат официальными родителями. Сын получит новое имя – Тимур, новую дату и место рождения, так сказать, сменим пароли.

Совсем скоро наш Тимурка будет жить с нами, а пока мы сгребаем по знакомым и магазинам детское приданое и обустраиваем гнездышко. Наконец-то наша семья стала полной!

Наталья, и муж Евгений (г. Луганск)

Форум для родителей