Когда человек обнаруживает, что он постарел?
Когда перестает жить надеждами и живет лишь воспоминаниями.
Молодость — прекрасная пора, когда перед тобой открыты сто дорог, впереди блестящие возможности, и самые смелые мечты не кажутся несбыточными.
Старость — тоскливое время: всего, чего ты заслужил в этой жизни, ты уже достиг, и впереди лишь холодное безмолвие вечности.

Промежуток между цветущей весной и унылой осенью (по счастью, довольно долгий) — блистательная зрелость, пора свершений и успехов. Пожалуй, именно так большинство из нас воспринимает этапы жизненного пути, редко задумываясь, а на каком же этапе в данный момент находимся мы сами.
Ответ на этот вопрос кажется нам вполне очевидным. Например, сорокалетний отец семейства с полным основанием считает себя зрелым мужчиной (и в то же время чувствует себя достаточно молодым, чтобы проводить восторженным взглядом юную красотку в мини-юбке). Своим детям-подросткам он может казаться безнадежно старым, потому что давно не способен на многое, что свойственно им, молодым. А его шестидесятилетний начальник, подумывающий о пенсии, возможно, размышляет, достаточно ли молодой (!) коллега опытен и зрел, чтобы занять начальственное кресло.

В 17 лет человек получает аттестат зрелости, но пройдет еще много времени, прежде чем его начнут считать молодым специалистом, и таковым он еще долго будет оставаться, хотя собственным детям уже может казаться старым. Где же лежат те грани, которы отделяют один возраст от другого? И существуют ли они?
Попытки найти ответы на эти вопросы в научной литературе, увы, безуспешны. Ибо существует так много разных ответов, что среди них невозможно выбрать безупречный.

Древние китайские мыслители называли молодым человека до достижения им двадцатилетнего возраста; старость, по их мнению, наступала после семидесяти (небезынтересно, что этому предшествовало десятилетие - от 60 до 70 лет, — именуемое “желанный возраст”).

Пифагор, живший две с половиной тысячи лет назад, считал молодым человека 20-40 лет (этому возрасту предшествовал так называемый период становления), возраст 40-60 лет называл расцветом сил; после шестидесяти наступала старость и угасание.

Свои теории выдвигают медики, педагоги, антропологи, однако обилие предлагаемых ими вариантов отнюдь не проясняет ситуацию. Похоже, само понятие возраста очень относительно и условно.

В древние времена человек взрослел очень быстро. Еще в середине прошлого века исследователи с изумлением сообщали о найденных в экваториальной Африке общинах, состоявших из 12 13-летних туземцев, которые вели вполне самостоятельный образ. Это были абсолютно взрослые люди, обладавшие всеми необходимыми для этого качествами, хотя их европейские сверстники еще считались детьми.
Это и неудивительно: чтобы быть полноценным взрослым в условиях современной цивилизации, надо усвоить гораздо больше знаний и навыков. Чем выше уровень развития общества — тем длиннее детство

В примитивных обществах старым считался человек, который уже не мог самостоятельно себя обеспечить и был обузой для соплеменников. По этой причине с ним не церемонились, иногда попросту убивали или бросали на произвол судьбы, точнее — на верную смерть. Этот обычай довольно долго сохранялся и был весьма развит. Каких-нибудь полтораста лет назад, в тот момент, когда человек начинал потреблять больше, чем производить, его отводили на вершину священной горы и оставляли умирать от голода. Спокойная сытая старость в истории человечества - весьма недавний “эксперимент”, который проводится в отдельных частях света, причем не всегда на деле, нередко лишь на словах.

На самом деле эта нехитрая закономерность положена в основу более или менее точного определения: молодость — это пора учения, познания, освоения окружающего мира. Зрелость наступает тогда, когда познано и освоено достаточно, чтобы успешно и благополучно самостоятельно жить. Старость — пора упадка, когда человек утрачивает способность приносить какую бы то ни было пользу себе и близким.
И тут становится понятно, что эти возрастные этапы невозможно “привязать” к какому-то определенному сроку.
Молодость и зрелость могут сочетаться: человек нашел свое место в мире, но еще многому стремится научиться, потому что новые цели требуют новых средств. И только перестав ставить перед собой цели, человек враз стареет.
Но старость может так никогда и не наступить, если человек продолжает к чему-то стремиться. Просто однажды его физические силы иссякают, и он падает на пути к очередной цели. Как иронично заметил англичанин С. Паркинсон (автор всемирно известных “Законов Паркинсона”): “Деятельный мужчина (стоит заметить, что женщин это касается в не меньшей мере), не страдающий смертельной болезнью и повышенной склонностью к несчастным случаям, проживет примерно столько, сколько захочет, пока хоть что-то будет привлекать его интерес, и в конце концов умрет, когда всем пресытится”.
Тут трудно удержаться от еще одной цитаты: “Человек молод или стар в зависимости от того, каким он себя ощущает” (Томас Манн).
То есть возраст — категория не хронологическая, а сугубо психологическая. Конечно, человек не рождается, а становится взрослым, но молодым он может оставаться очень долго, порой всю жизнь, а старость может для него так никогда и не наступить, сколько бы долгих лет он ни прожил.

Кто-то на это возразит: “Нельзя же не считаться с реальностью! Тело с годами дряхлеет, подступают недуги. Человек становится не тот, что прежде, а значит — стар”.
Но это — односторонний взгляд. Чем старше вы становитесь, тем труднее вам прыгать со скакалкой или отжиматься от пола, но гораздо легче решать иные, куда более важные задачи. С годами приходит жизненный опыт, который позволяет находить эффективные решения, не затрачивая при этом прежних усилий, в частности — физических. По большому счету, чем человек старше, тем на большее он способен, если только не сводить способности к показаниям динамометра.

Глядя на мир сквозь искажающую призму нашей культуры, которая буквально помешалась на культе молодости, многие из нас после сорока, а то и ранее, склонны встречать каждый новый день рождения с болью накапливающейся утраты.

На самом деле, становиться старше — значит становиться лучше, все лучше и лучше жить, если только вы сами не откажетесь от этого. И ученые, в первую очередь — психологи, находят этому все больше подтверждений.

Все мы в свой срок покинем этот мир. Но про одних скажут:
“Отмучился!”, о безвременной кончине других посетуют, сколько б им ни было лет. Так пожелаем же друг другу долгой молодости, которая отнюдь не противоречит мудрой зрелости. А старость пускай вовсе не наступает!

Падалко Ирина Борисовна
Использованная литература: Степанов С. “Законы психологии”.