Идея перфекционизма - это совершенная идея о себе. Имея такую идею, человек внутренне расщепляется. Такой как есть, он себя не устраивает и не хочет быть тем, кем является в данный момент. Человек с идеей перфекционизма постоянно контролирует себя и свои действии. У него не прекращаются самодиверсии, например, он должен сделать какую-либо работу, а в это время сидит и пьет чай. От этого его начинает разрывать на части, он становится полипсихичным и практически сходит с ума внутри себя от недовольства собой, он себе неприятен - в нем разгорается гражданская война.

У нас есть изумительная, отточенная идея о том, какими мы должны быть в идеале, и при этом мы знаем, что этому идеалу не соответствуем. Люди всегда гордятся не тем, кем они являются, а тем, что они из себя представляют в социуме, например, они известные художники, артисты, музыканты, бизнесмены.. Они не могут предстать в том виде, в котором существуют, им нужны маски. Одев их, они попадают в чудесную галлюцинацию, в самообман. Крайняя степень такого раскола - это деперсонализация.

Когда человек не может жить таким, какой он есть, когда он себя не принимает, он искусственно создает другую личность, абсолютно другую, и проявляет ее в мире. Теперь то, кем он является, его совершенно не волнует, он это подавил и теперь, выходя на улицу, начинает играть спектакль. Он делает то же, что делают актеры в театре - он играет. Отличие лишь в том, что сцена - это маленький театр, а жизнь - театр большой. Когда-то Шекспир сказал, что жизнь - это большой театр, а люди в нем актеры.

Мы делаем то же самое. Мы не слышим то, что было в нас от природы, а сразу становимся на дистанцию и начинаем бежать, потому что все это делают. Нам кажется, что все такие умные, все такие незаурядные, такие красивые, а мы хуже всех. И мы знаем, что должны скрыть от всех свою истинную суть. Поэтому мы натягиваем маски, у нас не прекращаются самодиверсии и развивается стремление к перфекционизму - стремление к тому, чтобы стать совершенными. Но это только лишь идея.

Если мы каждый день, глядя на себя, будем сверяться со своей идеей о себе, мы будем ненавидеть и презирать себя, нам понадобится еще больше макияжа и раскраски для того, чтобы другие не обнаружили наше ничтожество, нашу неумелость и несостоятельность. Мы выходим в мир во всеоружии, а значит в полной закрытости. Но никто этого не замечает, потому что другие поступают точно так же. Но, когда коснется того, из чего состоит наша жизнь - счастья, любви, - мы будем тосковать, мы будем мечтать об отношениях, о сердечной радости, о том, чтобы с нами случилась близость, чтобы мы отогрелись. Однако мечтая, бредя о любви, мы не сможем никого близко к себе подпустить.

Воспитание человека сориентировано на амбицию, тщеславие и честолюбие. Как только он приходит в этот мир, ему сразу дают план-карту, по которой он должен осуществлять себя в жизни. Он еще не осознал, кем он хочет стать, что принесет ему радость, что сделает его удовлетворенным, как его тут же программируют. Получив такой план, он уже не сможет прожить собственную жизнь. Это будет любая жизнь, но не его. Он никогда не заиграет всеми цветами радуги, он никогда не станет незаурядным и непосредственным, возможно, он будет великим и известным, но его сердце будет мертвым.

Чем мы себя не устраиваем? Люди рождаются разные. Каждый человек уникален. Мы не должны сравнивать себя ни с кем. Мы уникальны, такие, какие мы есть. Но мы себя не устраиваем, потому что у нас есть совершенная идея о том, какими мы должны быть. Но тогда наша жизнь так и не исполнится, потому что мы потерялись еще с самого начала. Как же мы можем наносить себе урон?

Вера в себя приходит к человеку, который стал целостным, который сказал себе: "Если я такой - я такой, я принимаю себя таким, какой я есть". Такой человек больше ничего в жизни не отвергает. А жить с закрытыми глазами, постоянно отворачиваться от себя, быть собой недовольным и при этом мечтать об успехе, о вере в себя и всем прочем - это, воистину, наивно.

Поэтому, прежде всего, нам надо отучиться наносить себе урон. Когда мы видим, что мы трусливые, робкие и неуверенные - на это есть свои причины, и нам надо принять это. А когда мы принимаем то, что есть, с нами что-то начинает происходить, мы начинаем преображаться.

Все очень просто. Но человеческому "эго" не интересно все, что просто, потому что наше "Я" формируется на усилии, чтобы мы потом могли сказать: "Я себя сделал сам!" - и гордиться этим. Для "Я" нет никакого интереса в процессе приятия. А потом мы страдаем и попадаем в замкнутый круг: потребовав от себя, мы будем требовать от окружающих, мы будем их не любить, будем ими пренебрегать, ревновать и в тоже время зависеть от них, внутренне вставать перед ними на колени и пресмыкаться. А потом опять будем поднимать голову и становиться самым крутым на свете человеком. И все это благодаря самодиверсии.

Так о какой вере в себя может идти речь? Вера в себя приходит, когда мы ничего не искажаем. Есть то, что есть. Но человеческому "я" так жить не интересно. А если жить ничего не искажая, тогда придется жить просто, спонтанно и естественно. И получить собственное, неповторимое направление в жизни.

http://www.tomalogy.com
Томалогия - психология и психоанализ новой волны