Падалко Ирина Борисовна

В разгаре лето, как пора капитального ремонта пошатнувшееся за долгую осень и зиму здоровья. Отдыхающий люд движется “туда” с намерением получить от здравниц максимальное количество целебных процедур, компенсирующих все невнимание к своему здоровью за год.
Между тем поправка дается не каждому. Кто-то приезжает домой действительно с ощущением “капитального ремонта”, а кто-то – как после “автопробега по бездорожью”, заполучив уже к имевшимся болезням и болячкам новые – обострение после лечения. Хотя и те, и другие прилагали одинаковые героические усилия по достижению искомой цели.

Почему же так повезло первым и так не повезло вторым?
Любой современный санаторий располагает приятным и светлым помещением, где в тишине мягких ковров господствуют аппараты.
Здесь не держат скальпелей и шприцев, а лечат через кожные покровы безболезненными токами, ультрафиолетом, ультразвуком, лазером и т.д.
Тем не менее, определенное число пациентов, совсем не обязательно обладающих ворчливым характером, не только не получают ожидаемого улучшения, но бывает, что уходят с ухудшением.

Нынче, как ко всем без исключения лекарствам прилагается “инструкция по применению”, так и физиотерапевтическому лечению необходимо описание возможных негативных моментов.

Ни для кого не секрет, что между внутренними органами и кожей существуют проекционные связи, или по авторам зоны Захарьина-Геда, Через них и проводится большинство физиотерапевтических процедур, так как, понятное дело, от любых воздействий, в том числе и с благими намерениями, наши сердце, желудок или почки надежно защищены.
Реакция непереносимости возникает чаще всего во время второй или третьей процедуры. Этой реакцией организм как бы выражает свой протест против проводимого лечения - не каким-то едва уловимым намеком, а ощутимым ухудшением своего общего самочувствия, усилением болей, появлением тошноты, головокружения и т.д.
Надо полагать, что в этих случаях в чем-то ошибаются физиотерапевты. К счастью, таких ошибок немного. Их условно можно разделить на три части.

Ошибки первого типа связаны с местом и величиной физиотерапевтического воздействия. Это тот случай, когда “больше – не значит “лучше”. При слишком больших площадях кожи, подвергающиеся лечебному влиянию, излишне “бомбардируются” здоровые органы.
Вот почему преимущество перед “широкопластиночной” физиотерапией имеют разные виды локального воздействия: иглотерапия, электроукалывание, точечный, сегментарный массаж и другие.

Ошибки второго типа связаны с продолжительностью физиотерапевтического воздействия. Они встречаются чаще всего. По идее их не должно быть, потому что теоретики давно убедили практиков лечить не болезнь, а больного, то есть проводить лечение индивидуальное. Однако в жизни это положение выполняется далеко не полностью, и индивидуально дозируется только сила тока (если речь идет об электротерапии), а в остальном все совершается стандартно: всем больным назначается одиниковая продолжительность сеанса, один и тотже раствор лекарственных веществ, одинаковая длительность курсового лечения.
Почему именно 10 или 12 сеансов электрофореза предписывается, выполняется каждому больному? А если, скажем, к шестому сеансу больной почувствует себя хорошо, а с седьмого вновь наступит ухудшение состояния, как быть тогда? Продолжать дальше или, приняв во внимание протесты организма, приостановить лечение?
Правильно, конечно, будет прекратить лечение: лечит ведь не вмешательство само по себе, а то, что после него происходит в организме.
Отсюда возникает вопрос: как предугадать то хорошее состояние, лучше которого уже не будет, но хуже стать от любой из последующих процедур может? По сути, речь идет о нахождении оптимума в проводимом лечении. Того самого оптимума, когда, заканчивая очередную процедуру, врач может сказать: “Максимальный эффект получен от восьми процедур. Дальнейшее лечение бесполезно, Будьте здоровы”. Но, прежде, чем сказать “до свидания”, нужно не допустить еще одной возможной ошибки.

Ошибки третьего типа связаны с незнанием или игнорированием кожного кода, который, как хранитель секретов внутренней службы организма, записан в рецепторах проекционных зон на языке биологических, химических и электрических изменений.
При заболеваниях внутренних органов проекционные зоны Захарьина-Геда становятся в большей своей части повышенно чувствительными. Однако во многих случаях происходит обратное явление, и на коже появляются нечувствительные участки – зоны Вильямовского. Одновременно с этим в организме происходит сложная перестройка многих важных процессов.
Если повышенная чувствительность кожи наблюдается в начальный, или стрессовый период, когда на фоне общего напряжения организма происходит местная мобилизация защитных сил в очаге поражения, то пониженная чувствительность свидетельствует о срыве и истощении защиты.
Едва ли в таких случаях следует проводить физиотерапию. А если же решено это делать, следует быть очень осторожным, так как любые, в том числе и слабые раздраджители, могут усугубить течение болезни, вызвать реакцию непереносимости процедур.

Таким образом, все рассмотренные ошибки сводятся к одному источнику – незнанию кожного кода. Это из-за него 15% больных покидают физиотерапевтичекое отделение как место наказания.
Но все могло бы быть иначе, если бы до и в процессе лечения изучались и соответственно оценивались кожные сигналы. Лучших “шпаргалок” нечего и искать. Во всяком случае, они могли бы значительно уменьшить поток мысленных “троек”, которые ставят врачам уходящие от них пациенты.