По-настоящему лечить свои болезни человечество научилось не так давно. Во всяком случае, не раньше, чем началось интенсивное развитие науки и технологий. Так принято считать. А между тем профессиональное врачевание существует с незапамятных времен. Своим становлением современная медицина во многом обязана врачебному искусству Шумера и Древней Греции.

Шумерские прописи

Пустыня. Под палящими лучами солнца неторопливо движется караван. Разомлевшие от жары верблюды тяжело ступают по раскаленному песку. На их спинах устало покачиваются погонщики. Две недели пути вконец измучили восседающего на первом верблюде бритоголового человека в длинных одеяниях. На боку у него большая сумка с лекарствами и инструментами. Это врач… Возможно, именно так выглядела скорая помощь древней Месопотамии, «спешащая» к больному.

Впрочем, это было так давно, что уже греческий историк Геродот, живший в V веке до н.э., отзывался о врачебном наследии Междуречья как об очень примитивной форме медицины. Хотя в древнем мире шумерские и ассиро-вавилонские медики пользовались большой известностью. Иногда они даже совершали путешествия за границу, чтобы оказать помощь высокопоставленным особам. Например, к серьезно захворавшему египетскому фараону Аменхотепу III (XV век до н.э.) был направлен ассирийский медик. А в 1300 г. до н.э. один из вавилонских врачей ездил в Малую Азию для лечения царя хеттов.

Медицинские знания в древней Месопотамии передавались устно. И лишь приблизительно в середине бронзового века (III–II тысячелетие до н.э.) их стали записывать на табличках знаменитой клинописью. Таблички делались из глины — единственного в этой части света материала, который всегда был под рукой. Самый древний из дошедших до нас медицинских текстов на таком носителе информации был обнаружен американской археологической экспедицией в 1889 году, при раскопках шумерского города Ниппура (в 160 км от современного Багдада). Найденная здесь табличка, датированная концом III тысячелетия до н.э., является древнейшей в истории человечества «фармакопеей».

В 145 строках уместились прописи 15 рецептов на шумерском языке. Судя по тексту, врачеватели Месопотамии были большими знатоками флоры и фауны. В лечебных целях они использовали разнообразные травы, коренья, семена (их специалисты насчитали около 50 видов), овощи, листья и плоды деревьев. А среди продуктов животного происхождения, упомянутых в рецептах, попадаются и вовсе экзотические, например, кровь мангуста, панцирь черепахи, кожа козла, экскременты овец. Не обходили вниманием древние лекари и минеральные вещества (нефть, природную смолу, поваренную соль). Лаконичный текст таблички говорит о тщательности, с которой врач подходил к лечению болезней.

Месопотамский рецепт № 12

«Просеять и хорошо перемешать растолченный панцирь черепахи, побеги растения нога (из которого добывают соду — Прим. авт.), соль и горчицу. Омыть больное место крепким пивом (его тогда использовали исключительно как лечебное средство — Прим. авт.) и горячей водой. Натереть больное место приготовленным составом, после чего растереть растительным маслом и обложить растертыми в порошок иглами пихты».

К сожалению, табличка не содержит указаний, при каких недугах следует применять данный рецепт (нужно думать, это было известно любому мало-мальски сведущему врачевателю). Впрочем, современным медикам, пожелай они воспользоваться шумерскими рецептами, трудно было бы достать, к примеру, кровь мангуста. С другими компонентами, скажем, экскрементами мелкого рогатого скота, равно как и крупного, дело обстоит попроще.

Крупицы знаний

Понятно, что при отсутствии электронных микроскопов и компьютеров, свойства лечебных снадобий приходилось исследовать эмпирически, то есть путем проб и ошибок, а также используя опыт, накопленный предыдущими поколениями.

Жизненной сущностью людей тогда считали, прежде всего, кровь, которую делили на «кровь дня» (имея в виду артериальную) и «кровь ночи» (венозную). Большое значение также придавали сердцу, печени, почкам, кишечнику, желудку. В то же время явно игнорировались такие органы, как, например, мочевой пузырь и селезенка, а нервы вообще не отличали от сухожилий. Каждому органу приписывалось определенное свойство, причем некоторые наделялись способностью управлять душевными волнениями и умственной деятельностью. К примеру, считалось, что уши и глаза управляют вниманием, сердце руководит разумом, печень — настроением, желудок отвечает за хитрость, нос — за высокомерие.

Некоторые ученые предполагают, что в те времена уже существовали очки, то есть были известны свойства шлифованных линз. Видимо, древние врачи изготавливали их для богатых и знатных пациентов, страдавших близорукостью или дальнозоркостью. Свидетельством тому может служить выпуклая линза, найденная в руинах дворца на месте ассирийского города Калху. Этот предмет, изготовленный из горного хрусталя, оказался отличным увеличительным стеклом.

Суровый закон, но закон

Представления врачевателей о причинах болезней подразделялись на несколько категорий. Чаще всего недуги связывались с нарушением принятых в обществе правил поведения — обрядовых, моральных и прочих предписаний. Вот, например, как могло звучать заключение древнего врача: «Он приблизился к замужней женщине. В течение трех дней он выздоровеет и будет жить». Кроме того, учитывалось влияние различных соприкосновений с окружающей средой: употребление нездоровой пищи, купание в грязной воде. Свою лепту вносили религиозные верования («рука бога», «козни злого духа» и т.п.).

Кстати, ни в одном медицинском тексте древней Месопотамии нет упоминаний об операциях, таких как удаление зубов, прижизненное кесарево сечение, трепанация черепа. Это, конечно, не означает, что операций в те времена не делали. Они упоминались в других документах — сборниках законов, которые дошли до нас высеченными на базальтовом столбе два с половиной метра высотой. Некоторые из положений непосредственно касаются деятельности врачей. Примером древнего кодекса могут служить законы Хаммурапи, шестого вавилонского царя, правившего в XVIII веке до н.э.

Бытовавший в Междуречье талион (принцип соответствия между причиненным ущербом и полагающимся за это наказанием: око за око, зуб за зуб) превращал врачевание в довольно опасное занятие. В случае неблагоприятного исхода лечения, врача могли подвергнуть довольно суровому наказанию. «Если врач сделает человеку глубокий надрез бронзовым ножом и тем самым причинит ему смерть или, снимая бронзовым ножом бельмо, повредит человеку глаз, то ему следует отсечь руки» — гласит один из законов Хаммурапи. Вот так, коротко и ясно.

Суровые законы Междуречья, видимо, не только поднимали на должный уровень ответственность врачей за здоровье и жизнь пациента, но и регулировали их численность. Так или иначе, но врачей там было значительно меньше, чем магов-заклинателей, которые тоже считали себя причастными к медицине. В библиотеке Ашшурбанипала, ассирийского царя VII века до н.э. (а сей правитель создал в столице своего государства Ниневии огромное хранилище клинописных текстов), было обнаружено собрание заклинаний на 40 глиняных табличках под общим названием «Когда заклинатель идет в дом больного». Судя по этим текстам, искусство заклинателя сродни современной психотерапии, но отличается от нее активным использованием различных лекарств.

Иногда в процессе обряда заклинатель лепил из глины, смолы, воска, теста или изготавливал из дерева фигурки злых духов и сжигал их, чтобы изгнать болезнь. Магических текстов у заклинателей было так много, что для удобства поиска их группировали в разделы («Освобождение от чар», «Избавление от злых духов») и даже создавали специальные каталоги. Обычно заклинатель еще до начала лечения делал прогноз, определяя болезнь и ее причины, и если больной был безнадежным, «лекарь» удалялся, не начиная врачевания. В большинстве случаев прогноз был неблагоприятный: «он умрет», «он не выздоровеет» и т.п.

Светская медицина Эллады

В отличие от шумерской, вавилонской и ассирийской, медицина Древней Греции, свободная от магических приемов и заклинаний, изначально носила светский характер. Однако в каждой местности существовали культовые предметы и места (деревья, водные источники, пещеры и, разумеется, храмы), к которым стекались больные греки, чающие исцеления.

Свое начало греческая медицина берет еще в крито-микенской эпохе, но первые достоверные сведения о ней датированы XII веком до н.э. (период Троянской войны). В поэмах Гомера описано 141 повреждение человеческого тела (ранения, ушибы, нагноения, последствия укусов ядовитых змей и др.). Фактически первые греческие лекари, оставившие след в истории, — это хирурги, которые извлекали из тел воинов вражеские стрелы, останавливали кровотечения, зашивали и перевязывали раны, применяя при этом болеутоляющие средства. В Древней Греции, так же как и в Шумере, было запрещено вскрывать умерших, и тем не менее многие медицинские термины из «Илиады» и «Одиссеи» вошли в анатомический словарь и до сих пор используются медиками.

В период наивысшего расцвета, то есть в V веке до н.э., в Древней Греции существовало несколько категорий врачей, в том числе военные хирурги, придворные врачеватели и так называемые периодевты. Последние не привязывали свою врачебную практику к определенному месту, а переезжали из полиса в полис, действуя на свой страх и риск. Иногда они по нескольку лет работали в одном полисе в должности общественного врача, который обычно избирался народным собранием после предварительного экзамена.

Нанятым на службу общественным врачам город предоставлял для работы специальные помещения. Здесь больным оказывалась главным образом хирургическая помощь, те же заболевания, которые не требовали хирургического вмешательства, чаще лечились на дому. Кабинет представлял собой большое светлое помещение, снабженное медными ваннами и разнообразным врачебным инвентарем. Нужно сказать, что уже тогда врачи использовали довольно большой набор медицинских инструментов и приспособлений. Среди них — банки для мазей, скальпели, разнообразные подставки, кисти, ушные ложечки и зонды, ножницы, зубные щетки, губки, бинты, клистиры.

Главное — верить

Один из самых, пожалуй, интересных способов лечения в асклепейонах основывался на так называемой инкубации. Практиковался он в специальных помещениях — абатонах. Так назывались длинные крытые галереи, тянувшиеся вдоль стен храма. Сюда никто не мог попасть без специального разрешения. Больной вводился в состояние «искусственного сна» (видимо, гипноза или транса) с помощью наркотика или гипнотического воздействия. Затем разворачивалось настоящее театральное действо: в «операционной» появлялся сам бог Асклепий — его представлял загримированный врач, который собственноручно и производил операцию. Правда, в просвещенных кругах Древней Греции отношение к ритуалу было весьма скептическое. В храмах «консультировали», а то и оперировали светские доктора, к услугам которых прибегали в особо сложных случаях.

Хотя древнегреческие врачи отдавали предпочтение рациональным методам лечения, греки, по сути, не видели особой разницы между светской медициной и врачеванием в храмах. Они верили в своих богов и их исцеляющую силу. И то, что, например, во время торжеств в честь бога виноделия Дионисия афинские граждане с удовольствием выставляли на осмеяние самого главного бога Зевса, ровным счетом ничего не значило. Смеяться можно было сколько угодно, не верить — нельзя. Неверие считалось нечестивостью, за которую наказывал строгий суд ареопаг. Подобные взгляды, безусловно, влияли на этические воззрения светских медиков. Например, согласно неписаным правилам, врач не должен был начинать прием больного с обсуждения размера своего вознаграждения. Иногда даже подобало лечить даром, ибо добрая память важнее материальных ценностей.

Портрет авторитетного врача

Большое значение греки придавали внешнему виду лекаря и его поведению в обществе. «У врача будет больше авторитет, если он хорошо выглядит и упитан соответственно своей природе, ибо те, кто сами не могут позаботиться о своем теле, считаются не способными проявлять надлежащую заботу о других», — читаем мы в одном из древних медицинских трактатов. Познания, которые считались обязательными для этой профессии, не ограничивались медицинской наукой. Врач был обязан знать свойства окружающей природы, ветров, воды, законы восхода и захода светил, поскольку «астрономия имеет к медицинскому искусству немалое отношение, ведь вместе с временами года изменяются и болезни людей».

Автор: Сергей РОЩИН,
научно-популярный журнал «Наука Здоровье Жизнь», выпуск ноябрь, 2009