Генетические, эпидемиологические, и лабораторные исследования подтверждают стохастическую модель развития рака молочной железы, в котором ряд генетических изменений способствуют динамическому процессу, известному как карциногенез.

Накопление генетических изменений, как полагают исследователи, соответствует изменениям фенотипа, связанным с озлокачествлением.

Последовательность карциногенеза рассматривается гистологически как появление изменений в нормальной ткани, которые в конечном счете приводят к гиперплазии и нарушению роста нормальной ткани.Самые серьезные их формы трудно отличить от карциномы из situ.

В пользу концепции о том, что рак молочной железы можно предотвратить, свидетельствуют широкие изменения показателей частоты случаев возникновения рака молочной железы, которые являются индикатором того, что некоторые переменные – экологические, социальные, поведенческие – влияют на частоту возникновения случаев рака молочной железы.

Исследования миграций подтверждают этот факт: что у японских эмигрантов в США увеличивается риск развития рака молочной железы – от частоты, характерной для Японии, до частоты, характерной для США в пределах двух поколений.

Эндогенные эстрогены

Многие из факторов риска для рака молочной железы, включая возраст наступления менархе, первых родов и менопаузы, предполагают влияние гормональных изменений на развитие болезни. Эстроген и прогестин вызывают рост и пролиферацию клеток молочной железы, по видимому, из-з факторов роста, таких как преобразующий фактор роста (ПФР – альфа).

Женщины, у которых развивается рак молочной железы, имеют тенденцию к более высоким уровням эндогенного эстрогена и андрогенов. Удаление одного яичника также уменьшает риск развития рака молочной железы, но в меньшей степени, чем удаление обоих яичников.

Другие гормональные изменения также влияют на риск развития рака молочной железы. Увеличение рождаемости сопровождается увеличением риска в переходном периоде, и затем – долгосрочным сокращением риска; эта зависимость более характерна для женщин младшего возраста. Возраст наступления менархе также коррелирует с риском развития рака молочной железы.

Женщины с возрастом наступления менархе в 11 лет или ранее, имеют на 20 % больше риск развития рака молочной железы, чем женщины с возрастом наступления менархе в 14 лет или старше. Женщины, с поздним наступлением менопаузы также имеют увеличенный риск развития рака молочной железы.

Репродуктивные факторы риска могут взаимодействовать с большим количеством генетическим факторов. Кормление грудью связано с уменьшением риска развития рака молочной железы.

Многие исследования предполагают, что эндогенный эстроген и уровни андрогена выше у тех женщин, у которых развивается рак молочной железы. Уменьшить уровень эндогенного эстрогена можно путем поддержания идеальной массы тела, соблюдением диеты с низким содержанием жиров в периоде после менопаузы, и регулярными физическими упражнениями у подростков. Уменьшат ли такие меры, риск возникновения рака молочной железы у таких женщин, покажут только будущие исследования.

Генетические мутации

Унаследованный генетический профиль человека влияет на восприимчивость к мутагенам и факторам роста, которые «запускают» канцерогенный процесс. Пациенты с некоторыми генетическими синдромами, связанные с определенными изменениями в аллелях, составляют приблизительно 5 % от всех случаев диагностированного рака молочной железы.

Идентификация генов – факторов риска – обеспечивает понимание этиологии рака молочной железы и позволяет выработать профилактические мерыдля групп риска. У женщин, которые наследуют мутацию в BRCA1 или BRCA2, пожизненный риск развития рака молочной железы, яичников и прямой кишки увеличивается вдвое.

Мутации BRCA2 менее распространены чем мутации BRCA1; при этом мутации BRCA2 также связаны с повышенным риском возникновения рака молочной железы у мужчин, рака простаты, рака поджелудочной железы. Женщины – носительницы гена атаксии-телеангиэктазии (В), также имеют повышенный риск развития рака молочной железы

Другие Факторы Риска

Дополнительные факторы риска включают семейную историю возникновения рака груди или рака яичников в нескольких поколениях (родственники, особенно первой линии, как по стороне матери ,так и по стороне отца); ранний возраст наступления менархе и поздний возраст первых родов; наличие доброкачественных опухолей грудной железы, подтвержденных данными биопсий.

Шкала Гейла оценивает индивидуальный риск, основанный на этих факторах, для женщин в возрасте 40 лет или старше, регулярно проходящих маммографию.

Для женщин, имеющих в анамнезе диагностированный агрессивный рак молочной железы, протоковую карциному in situ или дольковую карциному in situ, риск развития новой опухоли молочной железы на 0.6 % выше ,с ежегодным повышением .

Для женщин ,проходивших облучение торакального отдела, особенно в возрасте до 30 лет, риск развития опухоли молочной железы на 1 % выше, начиная с периода спустя 10 лет после облучения .

Высокая плотность молочных желез – существенный фактор риска для развития рака молочной железы. Она также вызывает сушественные сложности в интерпретации маммограмм. Риск ложноотрицательных результатов маммографии возрастает в 3-6 раз для таких женщин.

Поведенческие факторы, такие как заместительная гормональная терапия в менопаузе, ожирение и потребление алкоголя связаны с увеличением риска развития рака молочной железы.

Риск развития рака молочной железы и риск смертности от него также зависит от географических, культурных, социальных факторов, этнической принадлежности пр.

Симптомы со стороны молочной железы могут указывать на диагноз рака молочной железы. Рак был диагностирован у 6.2 % пациенток с такими симптомами, у большинства из них – на стадии II или III. Из женщин, испытывающих симптомы со стороны молочной железы, требующих обращения за медицинской помощью, наиболее вероятно, у 10.7 % будет диагностирован рак. Диагноз ставится на основании результатов следующих обследований:

Американское общество по борьбе с раком и
Американский Национальный Институт Рака