Злокачественные новообразования головы и шеи встречаются относительно часто и показатели заболеваемости раком данной локализации в некоторых странах увеличиваются вследствие преимущественно табакокурения и чрезмерного употребления алкоголя. Стандартное лечение, которое применяли до 1990 г., заключалось в проведении хирургической резекции злокачественного новообразования или радикальной ЛТ, а иногда использовали и тот, и другой вид лечения.

рак головыРоль химиолучевой терапии (ХТ) изучали на протяжении 20 лет, однако, опубликованные результаты по оценке эффективности этого вида лечения разнятся между собой. Проблема токсичности терапии имеет особое значение, поскольку больным раком головы и шеи, как правило, не показано проведение адекватного лечения из-за ослабленного физического состояния, при этом у них часто обнаруживают сопутствующие заболевания.

В течение последнего десятилетия роль ХТ стала более понятной. Результаты метаанализа, опубликованные в 2000 г. и обновленные в 2009 г., свидетельствуют, что одновременное проведение ХТ и локорегионального лечения приводит к снижению риска смерти на 19% по сравнению с проведением только ЛТ. За последнее время увеличилось число лекарственных средств, в отношении которых установлена эффективность при плоскоклеточном раке, и продолжается изучение оптимальных методов комбинирования этих средств.

Исследование UKHAN1 было запланировано с целью установить, может ли проведение ХТ в дополнение к стандартному радикальному лечению (ЛТ с проведением хирургического вмешательства или без него) привести к достижению более высоких показателей выживаемости и контроля локорегионального прогрессирования. Другие цели исследования включали оценку влияния выбора времени проведения ХТ и ее длительности на исходы у пациентов, а именно: следует ли оба курса ХТ проводить одновременно с курсом ЛТ (SIM) либо после завершения курса ЛТ (SUB) или же два курса ХТ проводить одновременно с ЛТ и два курса — после ее завершения (четыре курса ХТ, SIM+SUB).

Пациентов с местно-распространенным плоскоклеточным раком головы и шеи включали в рандомизированное исследование с факторным дизайном в случае, если по результатам оценки они соответствовали критериям, установленным для проведения радикальной ЛТ в качестве первичного лечения или после хирургического вмешательства. К их числу преимущественно относились лица с высоким риском развития рецидива после хирургического вмешательства (согласно результатам оценки краевой зоны резекции или в связи с наличием поздней стадии заболевания на момент поступления в лечебное учреждение).

В исследование набрали 966 пациентов из 34 клинических центров Соединенного Королевства и двух центров Мальты и Турции. После цензурирования данных умерших пациентов медиана длительности наблюдения составила 10 лет (максимальный период наблюдения — 17 лет), в общей сложности 4397 пациенто-лет наблюдения. Отсутствовали данные после 2005 г. только о 89 пациентах. Установлено, что 69 (7%) из 966 пациентов не завершили запланированный курс ЛТ (табл. 2). Не прошли полный курс такого лечения 164 (27%) из 598 пациентов, которым назначили ХТ, в основном из-за прогрессирования болезни, развития острых токсических эффектов или отказа от лечения. Среди пациентов без предшествующего хирургического вмешательства только 14 (8%) из 166 из группы SIM не соблюдали режим ХТ по сравнению с 50 (31%) из 160 и 68 (44%) из 154 пациентов в группах SUB и SIM+SUB соответственно. Не завершили запланированную ХТ 32 (27%) из 118 пациентов из группы SIM, которым выполнили хирургическое вмешательство. У 662 (69%) из 966 пациентов отсутствовали признаки заболевания при контрольном наблюдении через 6 мес (см. веб-приложение). Среди тех, кому ранее не проводили оперативное вмешательство, процент пациентов с отсутствием признаков заболевания на протяжении 6 мес был самым высоким в группе SIM (122 (73%) из 166) по сравнению с таковым в других группах: только ЛТ (146 (63%) из 233), SUB (106 (66%) из 160) и SIM+SUB (95 (62%) из 154). Среди пациентов, которым ранее провели хирургическое вмешательство, этот показатель между двумя группами отличался незначительно: только ЛТ (102 (76%) из 135) и SIM (91 (77%) из 118).

Зарегистрировано 717 случаев смерти среди всех 966 набранных в исследование пациентов, а также 483 события, оцениваемых при определении БСВ, — среди 662 пациентов, у которых отсутствовали признаки заболевания на протяжении 6 мес. Расчетная величина 5-летней общей выживаемости составила 43% (95% ДИ 38–48), а БСВ — 32% (27–37) в группе только ЛТ (пациенты, которым предварительно провели хирургическое вмешательство, и те, которым его не проводили). Ни одна схема ХТ не оказала какого-либо влияния на показатели общей выживаемости и БСВ (то есть схемы SIM, SUB и SIM+SUB). По сравнению с группой только ЛТ, HR для общей выживаемости и БСВ для любой из схем ХТ составило 0,97 (95% ДИ 0,83–1,13; p=0,71) и 0,92 (0,79–1,06; p=0,25) соответственно. Но поскольку было отмечено явное различие в эффектах при проведении SIM и SUB, их необходимо оценивать раздельно. Используемые в этом исследовании схемы ХТ и ЛТ не повлияли на результаты.

Вопросы читателей
Добрий день! Я зробила узі щитовидки, і заключення таке: щитовидна залоза у типовому місці, симетрична, збільшена 18 October 2013, 17:25 Добрий день! Я зробила узі щитовидки, і заключення таке: щитовидна залоза у типовому місці, симетрична, збільшена.Розмір правої долі щ.з 14,5 см кубічних, розмір лівої долі щ.з 15 см куб-их, перешийок 6мм, структура залози неоднорідна, середньої ехогенності, контури чіткі, з мілкими гіпоєхонними включеннями.Об'ємні утворення: визначено - з правого боку : овальне гіпоехонне однорідне утворення з контурами 6х4 мм. Заключення:хронический тиреоидит(?нечетко написано), узел правої долі. Звичайно, я піду на консультацію, здам необхідні ще аналізи, але запис тільки на слідуючий тиждень, а я, скажем так, стурбована. Скажіть - цей узел, що утворився - це зоб? його потрібно удаляти? Це має зв"язок з онкологією? Дякую за відповідь. Жанна. мені 33 роки
Посмотреть ответ

По сравнению с проведением только ЛТ в исследовании не были получены доказательства положительного влияния на выживаемость применения схем SUB (HR для общей выживаемости 1,10 (0,81–1,48); p=0,42) и SIM+SUB (HR для общей выживаемости 1,06 (0,78–1,44); p=0,62). При сравнении четырех курсов ХТ с двумя (то есть SIM+SUB по сравнению с SIM или SUB) не получено данных, свидетельствующих о благоприятном эффекте четырех курсов по сравнению с двумя в отношении выживаемости.

Проведение ХТ в дополнение к ЛТ оказалось неэффективным у пациентов с ранее выполненным хирургическим вмешательством. Медиана общей выживаемости составила 4,6 (99% ДИ 2,2–7,6) года и 5,0 (1,8–8,0) года среди тех, кого распределили в группу SIM и в группу только ЛТ соответственно (HR 0,94; 99% ДИ 0,64–1,40; p=0,70). Медиана БСВ составила 3,0 (99% ДИ 1,2–5,6) года и 3,7 (1,1–5,9) года в группе SIM и в группе только ЛТ (HR 1,03; 99% ДИ 0,71–1,49; p=0,85). Медиана общей выживаемости во всей группе SIM была сходной с таковой в группе SIM, в которую распределили пациентов без предшествующего хирургического вмешательства (4,6 по сравнению с 4,7 года), но медиана БСВ была выше (3,0 по сравнению с 2,2 года).

По сравнению с пациентами группы только ЛТ на каждые 100 пациентов, которым проводили лечение по схеме SIM, могло бы быть на 10,6 пациента меньше, у которого разовьется рецидив, новая злокачественная опухоль или наступит смерть в течение 10 лет после лечения (99% ДИ меньше на 1,1–21,2), что эквивалентно показателю number-needed-to-treat (NNT)2, равному 9, то есть для того, чтобы предупредить развитие одного события в течение 10 лет после проведения лечения, необходимо провести лечение по схеме SIM у 9 пациентов. Количество лиц без предшествующего хирургического вмешательства с развившимися во время лечения значительными токсическими эффектами, в связи с которыми потребовалась госпитализация, составило 25 (11%) среди 233 пациентов группы только ЛТ, 47 (28%) среди 166 пациентов группы SIM, 19 (12%) среди 160 пациентов группы SUB и 55 (36%) среди 154 пациентов группы SIM+SUB. Отсутствовали существенные различия в частоте развития токсических эффектов в зависимости от типа используемой ХТ. Хотя у 28% пациентов группы SIM развились острые токсические эффекты, степень соблюдения режима ХТ была высокой у 152 (92%) из 166 пациентов, вероятно, в результате того, что во время пребывания в больнице их обеспечивали соответствующим медицинским уходом, необходимым для продолжения лечения.

В группе пациентов, которым ранее было проведено хирургическое вмешательство, лечение по схеме SIM ассоциировалось с повышением в два раза частоты развития острых токсических эффектов, которая составила 20% (24/118) в группе SIM по сравнению с 9% (12/135) в группе только ЛТ.

У пациентов группы SIM+SUB, у которых во время проведения химиолучевой терапии развились острые токсические эффекты, отмечена более низкая вероятность того, что они завершат лечение по назначенной им схеме ХТ.

Значительные поздние токсические эффекты терапии, которые развились через 6 мес и более после рандомизации, в общей сложности зарегистрированы у 62 пациентов; 44% (n=27) впервые отмеченных случаев поздних токсических эффектов зарегистрированы в период от 6 до 11,9 мес, а 24% (n=15) — в период от 12 до 24 мес. Частота развития поздних токсических эффектов была сходной во всех группах исследования: в группе без предшествующего хирургического вмешательства — у 13 (6%) из 233 пациентов группы только ЛТ, у 10 (6%) из 166 — группы SIM, у 7 (4%) из 160 —группы SUB и у 9 (6%) из 154 — группы SIM+SUB; среди пациентов, которым предварительно провели хирургическое вмешательство: у 10 (7%) из 135 и у 13 (11%) из 118 пациентов группы только ЛТ и группы SIM соответственно. Зарегистрировали 12 случаев смерти, связанных с проводимым лечением, в основном обусловленных дегидра чем через 1 мес после завершения курса лечения по схеме SIM), и один — во время лечения по схеме SUB.

Поскольку речь идет о пациентах группы высокого риска в отношении развития рецидива, в основном находящихся в плохом физическом состоянии, многие из которых на протяжении всего периода лечения злоупотребляют алкогольными напитками и табакокурением, наличие относительно простой, недорогой и низкотоксичной схемы химиолучевой терапии значительно повышает вероятность завершения лечения, что необходимо для увеличения шансов на излечение.

Список литературы находится в редакции

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Рак желудка - надежда в лечении

Адъювантная химиотерапия: какого количества будет достаточно?

Что такое порт для химиотерапии?