Игорь Ковальчук превратил онкологическую больницу во Львове в лечебно-диагностический клинический онкологический центр государственного значения. Likar.info взял интервью у Игоря Васильевича.

9 августа в Национальной Филармонии Украины состоялась торжественная церемония награждения лучших медиков Орденом Святого Пантелеймона. В номинантах и главный врач Львовского регионального лечебно-диагностического клинического онкологического центра Игорь Васильевич Ковальчук.

– Игорь Васильевич, вы переоборудовали клинику и теперь здесь новейшая медицинская аппаратура и препараты. Как вам это удалось в условиях такого скудного государственного финансирования?

– У нас различные источники финансирования. Во-первых, это, конечно, государственное финансирование, которое, как вы правильно, подметили, не хватает на нужды наших пациентов. Но, благодаря нашему географическому расположению (Западная Украина, ред.), мы активно сотрудничаем с нашими западными коллегами. В частности, мы занимаемся исследованиями по испытанию препаратов с ведущими клиниками и научно-исследовательскими учреждениями Европы и США. В прошлом году мы выиграли транш от Всемирного банка, который составляет более 10 миллионов долларов США. Это просто фантастическая сумма для нашего онкологического центра, благодаря чему мы можем закупать новейшее оборудование для проведения диагностических и лечебных мероприятий. Сегодня наше медицинское оборудование соответствует всем мировым стандартам, что и позволяет нам сотрудничать с нашими западными партнерами и проводить исследования на должном уровне.

Сейчас мы вместе с нашими польскими коллегами должны выиграть еще один транш, но уже от Европейского банка, где также предусмотрено достаточно серьезное финансирование для нашего учреждения.

Вам будет интересно: Открытия онкологов: 7 перспективных методов лечения рака

–​ То есть, основное финансирование вы получаете в виде зарубежных грантов?

– К сожалению, это так. Сегодня надежда только на наших западных коллег. К большому сожалению, государственное финансирование совсем незначительное, и мы выживаем только за счет грантов. Вы же понимаете, что препараты для химиотерапии очень дорогие, и обеспечить ими всех больных за счет государственного средств невозможно. Я много раз говорил и просил наше профильное министерство, чтобы они направили деньги на периферию. Мы бы показали всей стране, как правильно проводить тендеры и закупать лекарства для онкобольных. Но нас, к сожалению, никто не слышит, и закупка этих лекарств и дальше происходит централизованно и достаточно неэффективно. Вы только вдумайтесь, мы сегодня от государства получаем медикаменты, которые должны были получить еще в 2015-2016 годах! Мы же не можем сказать нашим пациентам, чтобы они подождали ... Это наша национальная трагедия! И только благодаря нашему сотрудничеству с иностранцами мы получаем новейшие препараты, которыми лечим наших пациентов.

Рак в Украине

–​ Мы знаем, насколько дорогостоящим является лечение онкозаболеваний. Как дела обстоят с социально незащищенными пациентами? Получают ли они необходимое лечение в вашем центре?

– Социально незащищенными в Украине являются более 80% населения, и это наша общая трагедия. Конечно же, мы не может обеспечить всех пациентов всем необходимым, но стараемся максимально это сделать, исходя из наших возможностей. Мы обеспечиваем больных на 70-75%. В ряде случаев пациенту приходится закупать некоторые препараты собственными средствами. Однако по сравнению с другими клиниками страны у нас пациенты более-менее обеспечены всем необходимым.

Рак в Украине: статистика

  • От онкологических заболеваний сегодня лечится более 1 миллиона жителей Украины.
  • Ежегодно врачи регистрируют 160-200 тысяч новых случаев заболевания.
  • Ежедневно 450 человек в Украине узнают, что заболели раком, и эта статистика продолжает расти.
  • Более 30% всех случаев рака диагностируется на поздних стадиях.
  • Самым распространенным видом рака среди украинских женщин является рак молочной железы, среди мужчин – немеланомный рак кожи и рак предстательной железы.

–​ Расскажите о вашей срининговой программе по раку молочной железы и раку матки. Насколько она успешна?

– Опять же, за счет средств Всемирного банка мы начали проводить программу по ранней диагностике рака молочной железы и рака матки. Эти заболевания являются большой проблемой в нашей стране, именно из-за отсутствия всеобъемлющего скрининга. Нам благодаря привлеченным средствам удалось компьютеризировать медицинские учреждения даже в отдаленных регионах области, благодаря чему мы сегодня можем диагностировать эти болезни у женщин на ранней стадии.

Деньги, полученные от западных партнеров, мы направили не только на развитие собственной клиники, но и районные больницы, куда завезли соответствующее оборудование. Более того, мы в области создали несколько скрининговых центров, благодаря чему мы имеем информацию о состоянии здоровья женщин во всей области, а не только крупных населенных пунктов. И в ближайшее время почти 100% женского населения Львовской области будет обследовано на счет рака молочной железы и рака матки. Конечно, благодаря этой программе мы получим серьезные преимущества.

Среди 200 тысяч заболевших около 80 тысяч человек умирает в первый год после постановки диагноза. Это значит, что заболевание выявляется на поздних стадиях – третьей и четвертой. Лечение требует больших финансовых и психологических затрат для пациента и его семьи. Гарантировать излечение в таких случаях очень сложно. Если говорить о ранних стадиях заболевания, то их вылечить можно, но нужна своевременная диагностика. При первых стадиях рака толстой кишки пятилетняя выживаемость составляет 98-100%.

Елена Колесник, директор Национального института рака

Маммография

–​ Возможно ли перенесение вашего опыта на всю страну? У нас сейчас МОЗ планирует проводить реформы… Насколько это поможет исправить существующую ситуацию?

– Вы знаете, все время, что я работаю, я слышу о том, что мы будем делать реформы. И самое печальное, что этим занимаются некомпетентные люди. Как мы можем проводить реформы, если у нас нет денег?! Я часто бываю в США, изучаю их опыт, сотрудничаю со своими американскими коллегами. Америка тратит 16% своего огромного ВВП на медицину, и у них вечно не хватает средств. А что у нас?! Мы еле направляем на медицину 3% от своего и так прохудившегося ВВП… И неужели кто-то думает, что на эти средства можно провести реформы или привести систему здравоохранения в порядок! О каких реформах может идти речь, если у сельского врача нет ничего, кроме резиновых сапог и фонендоскопа?!

Вам будет интересно: Медицинская реформа в Украине: что такое пациентские законы

–​ Где выход из ситуации? Поможет ли страховая медицина?

Страховую медицину нужно было вводить еще 25 лет тому назад, и делать это нужно было поэтапно, как во всем цивилизованном мире. А сегодня у нас сложилась такая ситуация, что к нам приезжают специалисты из Молдавии и рассказывают нам, как правильно вводить страхование. Все страны, в том числе и бывшего СССР, уже движутся в этом направлении, но мы все топчемся на месте.

Нужно распрощаться с иллюзиями, и понять раз и навсегда, что бесплатной медицины не бывает. Знаменитая 49 статья (о государственном финансировании медицинского обеспечения человека, ред.) не работала 25 лет тому назад, и, тем более, не будет работать сейчас, когда у нас катастрофически не хватает денег. Поэтому страховую медицину нужно вводить немедленно, но наши министры меняются так часто, и их политика настолько непостоянна, что мы просто не понимаем, чего ждать…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: