Хирург Андрей Павленко

В марте заведующий онкоцентра Андрей Павленко, который более 16-ти лет спасает людей, узнал о своем диагнозе – рак желудка 3 стадии. Андрею назначили 4 курса химиотерапии и операцию. Он полон идей и планов, и не собирается опускать руки. О своем пути к выздоровлению и нюансах лечения Андрей рассказывает в своем блоге и в нашей рубрике "СУПЕРКРОШКИ: правила жизни стильных и сильных​​". 

андрей павленко

Все началось с дискомфорта в желудке, также появились боли натощак. Я начал принимать определенные препараты, а потом пошел на гастроскопию, в ходе которой выявили опухоль. После взяли биопсию, а еще через сутки я сделал себе компьютерную томографию, по данным которой понял, что это уже третья, продвинутая стадия, что ситуация очень серьезная.

У меня рваный график, и мне, как и всем врачам, сложно питаться правильно. И моя диета сделала мне добро: из-за нерегулярных приемов пищи открылась язва, что заставило меня сделать анализы. Благодаря язве и появлению болей опухоль проявила себя.

Я воспринял информацию о своем диагнозе довольно безэмоционально внешне, но внутренне, первое время, было тревожно. Безусловно меня посещали тревожные мысли, был даже тремор. Потом я взял себя в руки, и больше эмоциям волю не давал, так как я точно знаю, что мне надо делать.

У меня совершенно нет сожалений на тему того, что можно было обнаружить болезнь раньше: я же выпадаю из общей статистики по возрасту. Такие люди есть, я их сам оперировал.

"Почему я" это вопрос эгоиста

андрей павленко

Вопрос «почему я» у меня не возник. Это вопрос эгоиста.

Однажды вечером я попросил у ребят машинку для стрижки волос, сказал: «Завтра буду вас удивлять». Они, не дожидаясь моего прихода, собрались в тот же вечер (весь онкоцентр!) и сходили в барбершоп, где их побрили наголо. Я пришел утром на работу, зашел в ординаторскую, смотрю а они все в шапочках. Я не понял, почему в шапочках. Вдруг они сняли шапки… И это, наверное, второй раз в жизни, когда скупая мужская слеза прокатилась по моей щеке. Это было настолько… ну, я понял, что они меня любят.

онкология

Я противник советского подхода от больного нельзя скрывать информацию, потому что он должен четко понимать то, с чем столкнулся. Он должен точно знать диагноз, прогнозы и вероятность развития негативных последствий, вплоть до возможности летального исхода. Все это должно быть известно по одной простой причине: все мы люди, все мы ставим перед собой цели, у всех есть семьи. Возможно, это знание позволит пациенту принять очень важные решения.

Читайте также: ОНИ СИЛЬНЕЕ РАКА: АНЯ

Практически каждый больной, которому ставят диагноз «рак», испытывает одинаковые три чувства – растерянность, страх и апатию. Все боятся слова «рак». Если вовремя не вмешаться, если доктор недостаточно тепло и открыто общается с больным, часто больной остается с этим серьезным диагнозом наедине, замыкается, превращается фактически в «зомби». Чтобы этого избежать, необходимо определенным образом информировать больного. Есть больные, которые способны спокойно выслушать диагноз, а есть те, которым лучше постепенно давать информацию.

Я готов ко всему

андрей павленко с семьей

Я не публичный человек. Я пытался менять что-то в лучшую сторону на своем рабочем месте. Я планировал, для начала, поменять ситуацию в клинике, а уже потом, возможно, рассказать о достигнутых результатах публично, на конференциях. Но болезнь заставила меня сильно ускориться, поэтому, даже при самом пессимистическом сценарии, я попытаюсь составить так называемую «дорожную карту» о том, что необходимо изменить для улучшения ситуации с онкологией.

Блог Андрея Павленко "Жизнь Человека" – Эпизод 1: Второй курс химиотерапии – ничья

Я хочу разработать, и в настоящее время над этим работаю, определенную программу обучения хирургической онкологии. Она будет кардинально отличаться от той программы, которая сейчас принята в Российской Федерации.

Я хочу сделать максимально много для своей семьи, хочу, чтобы они получили какую-то финансовую независимость. Со мной может произойти все что угодно, поэтому я хочу обеспечить их на какое-то время финансово. Пока не знаю, как это сделать, в семье я работаю один.

Я знаю абсолютно все, через что могу пройти: все осложнения, которые могут возникнуть, варианты прогрессирования заболевания. Но я психологически к этому готов.

Читайте также: ПСИХОЛОГИЯ РАКА: ПСИХОСОМАТИКА ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Больного нельзя лишать веры

андрей павленко

Есть много хороших докторов, которые так же, как и я, общаются с больными, но их все же катастрофически не хватает. В основном врачи ведут очень сухую беседу, фактически не смотрят больному в глаза, не видят его эмоции, не наблюдают за ним. Я это делаю интуитивно, меня никто не учил. Я буду говорить в том числе о том, что есть люди, менторы, которые учат общению с больным. Это очень важно.

Я поражен количеством сообщений, которые присылают мне совершенно незнакомые люди. Я никогда в жизни не писал столько сообщений, честно говоря. Сейчас я настолько тронут всеми этими сообщениями, что они дают мне силу, наверное. Я сильный человек, но они дают мне силу дополнительно – все ваши сообщения с поддержкой, с предложениями о помощи.

Я такой человек, что не могу сидеть на месте и вести себя как амеба. Я могу выключить мозг максимум на двое суток. Я также прекрасно осознаю границы, где мне нужно ограничить свою деятельность.

Больного нельзя лишать веры. Если человек верит в нетрадиционную медицину и отказывается  от лечения с доказанной эффективностью, это плохо, нужно сделать все, чтобы он передумал. Но если человек, получая основную схему терапии, говорит: «Андрей Николаевич, а как вы смотрите на то, что я, например, начну принимать семена льна?» я отвечаю, что можно попробовать. Если человек верит в такое дополнительное лечение и это не причинит ему вреда, не нужно отказываться, эффект плацебо еще никто не отменял, психосоматику тоже. Веру нужно поддерживать обязательно.

Самокопание ложный путь

онколог андрей павленко

Рак не выбирает себе жертв, он просто появляется в теле и нужно как-то с ним жить. Самокопание ложный путь, оно только украдет крупицы времени. Лучше принять ситуацию скорее и действовать.

У россиян слово «рак» вызывает панику люди думают, что их жизнь заканчивается ровно в ту минуту, когда они узнали о заболевании. Но болезнь не должна ставить человека на колени, он должен достойно проживать свои годы и месяцы. Именно жить не доживать, не существовать, а именно жить, понимаете? Жить полноценно. Это самое мудрое, что можно сделать в этой ситуации, и единственно верное. Больше всего я, наверное, хотел бы донести именно эту мысль. Я бы хотел, чтобы люди относились к раку как к просто хронической болезни.

Я решил вести публичный блог – обо всем. И о том, что будет со мной происходить, и о проблемах онкологии в целом. Я уверен, что информация для больных должна быть открытой, поэтому я буду рассказывать о том, что чувствую после химиотерапии, к чему готовиться во время проведения агрессивной химиотерапии, как бороться с осложнениями.