АВТОРИ:

Моргун Я.І.
Поповский Б.П


Стаття присвячена теоретико-методологічному аналізу сучасної дельфінотерапії, перспективам її розвитку. Наводяться емпіричні дані щодо актуальності та ефективності методу, розглядаються психологічні механізми психокорекційного впливу.

Ключові слова: анімалотерапія, дельфінотерапія, психореабілітація, психокорекція.

The given article is concerned with theoretic and methodological analysis of dolphin assisted therapy, its future goals and perspectives. Some empirical materials are shown to ground the effectiveness of psychological components of the method.

Key words: dolphin assisted therapy, psycho correction, rehabilitation.

В настоящее время дельфинотерапия, как неспецифический метод психокоррекции и психореабилитации лиц страдающих различными заболеваниями, приобретает все большую популярность. Это связано как с расширением в нашей стране структуры круглогодичных дельфинариев, так и с увеличением количества эмпирического материала, что обусловливает актуальность теоретико-методологического анализа и потребность разработки целостной концепции метода. Так, несмотря на огромное количество государственных и коммерческих учреждений, предлагающих своим клиентам дельфинотерапию, на лицо явное отсутствие целостной системы, которая способна была бы в полном объеме объяснить психологические и физиологические механизмы воздействия дельфина на человека.

Авторами осуществляется попытка разработки единой концепции метода на основании таких общепсихологических принципов как: комплексность, системность, единство сознания и деятельности. Анализируются данные отечественных и зарубежных исследователей, а также накопленный сотрудниками отделов дельфинотерапии Одесского и Киевского дельфинариев «Немо» эмпирический материал.

История анималотерапии – это развитие двух основных направлений: анималотерапии как самостоятельной технологии и анималотерапии как одной из составляющих терапевтического процесса. Еще в 5 ст. до н.э. Гиппократ говорил о влиянии окружающей природы на организм человека и делал особенное ударение на пользе верховой езды. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что уже в 1792 году в больнице для душевнобольных в Йорке (Англия) животные использовались как часть терапевтического процесса. Больные общались с ними, ухаживали за ними, и было отмечено положительное влияние подобных методов на поведение людей и эффективность лечения.

В течение нескольких веков в других странах Европы использовался успокаивающий и развивающий эффект взаимодействия с животными пациентов психиатрических клиник и приютов, после чего в США животные стали использоваться для психотерапевтической помощи в некоторых подобных учреждениях. Родоначальником же современной анималотерапии считается канадский детский психиатр Борис Левинсон. В своей терапевтической работе он использовал собаку, которая помогала ему налаживать контакт с пациентами, ускоряя тем самым терапевтический процесс [1; 4].

Как отмечают А.П. Чуприков и Н.Ю. Василевская, о лечебном воздействии дельфинов на организм человека впервые было сообщено Лилли [1]. Но пионером в этой области по праву считается Б. Смит и Д. Натансон (B. Smith, 1971; J. Nathanson, 1980) [3; 4; 6].

В нашей стране приоритет в области применения метода дельфинотерапии принадлежит Л.Н. Лукиной, которая в течении нескольких десятилетий занимается научными исследованиями в Государственном океанариуме в Севастополе [2].

Детальный теоретико-методологический анализ позволяет констатировать наличие многих теорий и перспектив в русле которых и развивается современная дельфинотерапия.

Сюда относим перспективу модификации поведения, психонейроиммунологическую перспективу, нейрофизиологическую и, собственно психологическую перспективу [1; 2; 5; 6].

Каждая их этих перспектив имеет несколько различные представления об общих принципах и механизмах воздействия дельфинотерапии, руководствуется различной степенью активности клиента в процессе терапевтического сеанса. Так, психонейроиммунологическая и нейрофизиологическая перспективы делают основной упор на биологических видовых особенностях дельфинов, в частности на их способность к эхолокации. Перспектива модификации поведения и психологическая перспектива на первое место ставят эмоциональную притягательность животного, его морфологические особенности, а также активную роль клиента и терапевта в процессе решения психотерапевтических задач.

В данной работе мы сделаем попытку сосредоточиться на собственно психологических аспектах дельфинотерапии, которые, по нашему мнению, позволяют учитывать ряд факторов и решать следующие задачи:

  1. Учет индивидуальных особенностей клиента (пол, возраст, личностные и характерологические особенности).
  2. Учет особенностей заболевания (основной диагноз, первичные и вторичные нарушения, особенности клинической симптоматики).
  3. Реализация комплексного и многоуровнего психотерапевтического воздействия (биологический, психологический и социальный уровень).
  4. Оценка эффективности психотерапевтического и психокоррекционного воздействия.


Реализация психологического подхода в дельфинотерапии предусматривает учет основных общепсихологических принципов, таких как принцип комплексности, системности, принципа единства сознания и деятельности, а также общефилософских принципов, таких как принцип единства и борьбы противоположностей, принцип перехода количественных изменений в качественные. Что означают упомянутые принципы и их учет на практике?

В первую очередь – это директива к реализации индивидуального подхода к клиенту, учет его возрастных, психических и физических особенностей и возможностей, а также характеристик личности. Каждый клиент дельфинотерапии, в том числе ребенок, имеет уникальный и неповторимый опыт социального взаимодействия, набор характерологических черт и качеств личности, которые первоочередно должны браться во внимание. Во-вторых, эти черты и качества динамичны. Личность клиента, в том числе и клиента дельфинотерапии, трансформируется и изменяется в ходе терапевтических сеансов. Учет новообразований, как положительных, так и отрицательных, является одной из основных задач терапевта. И, наконец, в-третьих, дельфинотерапия является не только стандартизированной процедурой с ограниченным набором упражнений, но, в то же время, может выступать комплексным терапевтическим методом с использованием элементов игротерапии, сказкотерапии, поведенческой и социально-когнитивной терапии, арт-терапии (в некоторых случаях допускается применение психодинамических практик).

Таким образом, грамотный и научно-обоснованный психологический подход к дельфинотерапии позволяет решать целый ряд задач и учитывать массу факторов в процессе проведения сеансов.

Исследования, проводящиеся на базе Одесского и Киевского дельфинариев Украины, позволяют выделить ряд заболеваний присущих основной массе клиентов. Среди них: ранний детский аутизм (РДА), синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), детский церебральный паралич (ДЦП), задержки психического и психоречевого развития (ЗПРР), задержки психомоторного развития (ЗПМР), умственная отсталость, синдром Дауна и т.д. Такое разнообразие клинических диагнозов ставит на первое место учет возрастных и индивидуальных различий, необходимость разработки индивидуальных программ и планов прохождения курса. В то же время существуют и общие моменты, которые являются базовыми целями курса.

Сюда относим: адаптацию ребенка, нормализация общего эмоционального фона во время проведения занятия и в повседневной жизни, общее развитие эмоциональной и коммуникативной сфер, работа с мотивационной и когнитивной сферой ребенка.

Вторым и не менее важным вопросом является вопрос об оценке эффективности психокоррекционного и психотерапевтического воздействия, а также критерии таких оценок. Так, разнообразие клинической симптоматики клиентов дельфинотерапии делает невозможным создание обобщенных оценочных шкал, которые адекватно отображали бы имеющиеся изменения в психике и поведении ребенка. В связи с этим целесообразно использование дневников наблюдения психолога и дневников наблюдения родителей, которые отражают динамику положительных изменений, как во время прохождения курса, так и в период перерыва между курсами.

Обобщенные результаты подобных наблюдений позволяют констатировать следующие данные: положительные изменения в эмоциональной сфере – 76%, в коммуникативной – 41%, в поведенческой – 34% испытуемых. Кроме этих показателей, были зафиксированы некоторые поведенческие особенности детей во время первого и последнего занятий, а именно: преобладающее настроение, случаи проявления негативизма, отношение к контакту с дельфинами и погружению в бассейн. Преобладающее настроение градировалось на негативное, нейтральное и положительное. Отмечено определенное снижение случаев проявления негативного эмоционального состояния с 48% до 6%, и напротив, увеличение положительного эмоционального состояния, как преобладающего, с 34% до 60%. В ходе сеансов дельфинотерапии зафиксировано снижение проявлений негативизма с 38% детей на первых занятиях, до 9% в конце курса. Момент прямого контакта с дельфинами также зачастую воспринимается негативно. Дети испытывают определенные опасения, страх перед животными. На первых занятиях такое поведения было зафиксировано у 70% детей, в ходе занятий этот показатель снизился до 24%. Точно также определенное количество детей негативно реагировало на водную часть сеанса, а именно 71%. К последним занятиям такая реакция на погружение в бассейн сохранилась у 38% детей.

Приведенные данные, само собой, не могут свидетельствовать о глобальных изменениях в психике детей. Несмотря на это, мы можем видеть некоторую динамику эмоциональной, коммуникативной и поведенческой сфер, что в свою очередь подтверждается наблюдениями родителей во время и после сеансов дельфинотерапии. Таким образом, оценка эффективности психокоррекционного и психотерапевтического воздействия во время сеансов дельфинотерапии является перспективным методологическим и практическим направлением, требующим дальнейшей разработки. Суммируя сказанное, можем отметить, что современная дельфинотерапия, как относительно новое направление в отечественной и зарубежной психотерапевтической практике, имеет множество актуальных и нерешенных методологических проблем, равно как и перспектив развития. Таковыми являются: анализ и синтез нейрофизиологических и психологических практик, разработка целостной концепции метода, выделение механизмов психотерапевтического воздействия, разработка критериев и инструментария для оценки эффективности метода. Несмотря на это, исходя из уже имеющихся эмпирических данных, можно сделать вывод о перспективности направления и его эффективности в системе реабилитации детей с особыми потребностями.

Литература

  1. Дельфинотерапия. Dolphin assisted therapy. // [Чуприков А.П., Василевская Н.Ю., Келюшок С.В. и др.] – Одесса, «Астропринт», 2008. – 40 с.
  2. Лукина Л.Н. Дельфины в системе психофизической реабилитации людей / Лукина Л.Н. – Севастополь, 2007. – 170 с.
  3. 3. Смолянинов А. Дельфинотерапия для детей / Смолянинов А. - Киев, 2009. – 85 с.
  4. Чуприков А.П., Василевская Н.Ю. Дельфинотерапия как частный вид анималотерапии // Таврический журнал психиатрии, 2008. v. 12, 1(42), C. 91 – 100.
  5. Dobbs H. Operation Sunflower / Dobbs H. // The Second Annual International Symposium On Dolphin – Assisted Therapy. – Los Angeles. 1996. – P. 47 – 51.
  6. Nathanson D. Dolphin Human therapy: A Professional Association Dedicated to Helping Disabled Children / Nathanson D. // J. Acoust. Soc. Amer. – 2001. – Vol. 5. – P. 1123 – 1127.