Когда-то, давным-давно, когда я еще носила косички и бантики, мне казалось, что все мальчишки - дураки. Правда, почти 30 лет спустя, я все еще придерживаюсь этого мнения, однако оно уже не столь категорично. Жизненный опыт, наверное...

Драчуны и ябеды

Так вот, помню, лет в семь-восемь, мне и всем моим подружкам ужасно нравилось задирать мальчишек - они так смешно гонялись за нами, с таким азартом и рвением, что девчачий дух захватывало, и визг разлетался по всем окрестностям. В этой игре было все: и только-только родившееся женское кокетство, и удовольствие охотника, перехитрившего противника, и сладостное чувство покорения силе победителей. Это были уже не просто детские игры, это были первые репетиции взрослой жизни.
…Потом, конечно, были разбитые коленки, слезы и жалобы маме на малолетних дворовых хулиганов. Но тяжело в учении, легко в бою, и мама привычным движением доставала с полки зеленку, дула на царапины и приговаривала: "Сама виновата, не жалуйся и не ябедничай, нечего было такую игру заводить…" Словом, мама не видела никакой особой трагедии в зеленых коленках и поэтому не науськивала по вечерам папу идти разбираться с невоспитанными драчунами - обычное дело, дети сами разберутся.
Так и я думала до последнего времени, но, как выяснилось, совершенно напрасно. Вот уже целый год, как в нашу квартиру совершают паломничество мелкие жалобщицы, которые каждый свой визит начинают одними и теми же словами: "Тетя Света, а ваш Никита меня…". Дальше варианты: толкнул, стукнул, дернул за косу, так сильно раскачал на качелях, что укачало, и так далее, и тому подобное.

"А мой папа о-го-го какой!"

Лидирует среди жалующихся одна девочка - Леночка, которая на голову выше моего сына, и килограммов на десять тяжелее. Сначала мне было даже смешно ее слушать, но вскоре ежедневное общение с ней стало нагонять печаль. А уж когда Леночка начала приводить за руку всех девочек с нашего двора и жаловаться вместо них, я заволновалась, в душу просочились неприятные сомнения: неужели мой ребенок так уж плох? неужели он совсем не умеет играть с детьми? А Леночка со своими подшефными все жаловалась и жаловалась, в ее голосе уже слышались угрозы, мол, маме своей все расскажет, а мама - папе, и тогда, тетя Света, держитесь, у меня папа о-го-го какой! И мне стало страшно. Ну не умею я разговаривать с обиженными родителями, делать физиономию ящиком и доказывать, что мой ребенок - не верблюд! Похоже, пришла пора подключать к проблеме нашего папу - уж он то разговоров не боится. Но папа вечно на работе, и вот в один прекрасный день мне пришлось познакомиться с Леночкиной мамой. Она начала с места в карьер: "Если вы не можете смотреть за своим сыном, я знаю, куда обратиться. Да по нему детская комната милиции давно плачет! Что вы себе думаете? Кто из него вырастет? Леночка каждый вечер в слезах приходит! Если вы с ним разобраться не можете, то я смогу". Я пытаюсь оправдать своего ребенка, говорю, что он совсем не драчун, что если в игре он случайно кого-то задел, то это не нарочно. Но я, конечно же, обязательно, всенепременнейше поговорю с ним, сделаю ему внушение, он больше так не будет… Леночкина мама еще раз рисует мне тюремное будущее моего Никиты и удаляется.
Мне хочется плакать…
Вечером я разговариваю с сыном, а он искренне не понимает, в чем проблема. Говорит, что они просто играли, и драки никакой не было. Я жалуюсь мужу - он успокаивает меня: "Обычное дело на детской площадке, не переживай…" Я не могу уснуть: как же так, мой семилетний Никита - главный хулиган нашего двора?

Мой ответ Чемберлену

… А через пару дней я случайно, но, как оказалось, очень вовремя выглядываю в окно и вижу, что мой сын ни в чем не виноват! Вот он играет с другими мальчишками в мяч, а девчонки шушукаются поблизости. Мальчики их шушуканье не замечают. Девочки заканчивают "совет в Филях" и начинают охоту за мячом. Мальчишки продолжают их игнорировать, но это им дается с трудом. Девочки настаивают, и игра становится общей, но все еще мальчишечьей. И поэтому ее темп, активность и агрессивность не устраивают слабый пол, который начинает надувать губки, обижаться, толкаться в отместку - так назревает потасовка. И уже через пару минут от компании отделяется Леночка с подружкой и устремляется к нашему подъезду, еще через минуту в моей квартире раздается звонок. Отгадайте с трех раз, кто это? Жалобщицы, кто же еще! Но я теперь знаю, что им сказать, знаю, что мой ребенок - совсем не такой тиран, каким его рисуют. И не успевает Леночка открыть рот, я упираю руки в бока и говорю ей: "Лена, если ты еще раз будешь задирать Никиту, а потом еще и ябедничать на него, то я пойду к твоему папе и расскажу о твоем поведении. Тогда посмотрим, кто виноват и что делать". Леночка говорит: "Хорошо, тетя Света", - и уводит подружку. И все. Больше она к нам не приходит, да и с ее папой знакомство не состоялось.

Разбор полетов

Вмешательство родителей - нужно ли оно?

Действительно ли родители действуют во благо, пытаясь своим авторитетом разобраться в детских проблемах? Может быть, правы англичане, которые окружают детские площадки забором - забором от родителей: детская команда на поле, а болельщики-родители - за ограждением, чтобы никто не мешал друг другу заниматься своим делом. Калиточка закрыта, за порядком следит полицейский - поползновения родителей проникнуть через заслон пресекаются на корню. Они не могут ни организовать живую очередь на горку, ни приструнить чужого мальчугана, отнявшего у "личного" малыша машинку. Они могут только наблюдать.
А что же делают английские малыши, лишенные защиты родительского крылышка? Они учатся - и учатся, пожалуй, в самой главной, самой важной школе жизни - школе общения. Ведь неспроста один из самых богатых людей мира Джордж Сорос сказал, что все, чего он добился в жизни, может добиться любой, кого в детстве учили трем вещам: общению, языкам, компьютерам. Все остальное вторично. И, заметьте, первым и главным пунктом этого своеобразного триумвирата значится именно общение. Наверняка, это неспроста. Но родители, сидящие за заборчиком детской площадки, нервничают и переживают - ах, вот их малыша толкнули, ах, вот отняли лопаточку, ах, вот не пустили на качели. Так хочется заступиться, поддержать, помочь, заслонить от этих "гадких, жестоких" детей. А нельзя! И разрывается родительское сердце… И так ему и надо, считают психологи. Такова родительская судьба - переживать за детей, и такова цена взросления - учиться жить, набивая шишки. Учиться именно на детской площадке, ведь она - маленькая модель взрослого мира, где никто не подставит плечо, не оттеснит и не прогонит обидчика, не подует на царапину.
По мнению детских психологов, родителям противопоказано вмешиваться в детские ссоры - так лучше для малышей. И даже если 2-3-летний ребенок или школьник-первоклассник жалуется на обидчиков - все равно не вмешиваться. Нужно посочувствовать ребенку, поддержать его, может быть, подсказать варианты решения проблемы, но ни в коем случае не действовать вместо него, от его имени. Пусть малыш учится сам. Пусть попробует и так и сяк налаживать отношения. Сначала крохи учатся сидеть вместе в одной песочнице, затем - меняться игрушками, потом - вместе играть. Взрослея, ребенок понимает, в каких случаях нужно уступать другим, в каких - настаивать на своем, а вскоре он может уже сам устанавливать границы общения с другими детьми - и с теми, кто ему симпатичен, и с теми, кто так себе. И тогда трепетное родительское сердце может быть спокойно - любимое чадо постоит за себя.

Мальчишки и девчонки: противоположные заряды притягиваются?

В три годика мальчики и девочки играют в одной песочнице и их дружба - полный "унисекс". Но наступает момент, когда малышка с бантиком решает, что дружить с лучшим другом голопузого детства как-то неудобно, потому что он... мальчик. И вот, где-то к школьному возрасту мальчишки и девчонки оказываются в разных компаниях. Дети уже очень хорошо осознают, что они неодинаковые, однако пока еще не знают, как им с этим знанием обходиться. Постепенно юные прелестницы учатся кокетничать, строить глазки и невзначай задирать мальчишек. А сильной половине человечества просто на роду написано попадаться в ловушки манипуляторов в коротких юбочках! Девочки умело провоцируют - мальчишки поддаются. Девочки радостно убегают - мальчишки азартно бросаются в погоню. С возрастом меняется лишь форма, а вот содержание остается прежним. Мальчики воинственные и азартные (как и положено будущим мужчинам) не умеют вовремя остановиться. У них это получается всегда позже, чем нужно - когда пугливые девочки уже давно решили, что эта игра перестала им нравиться, и на глаза навернулись слезы обиды. Это - первый опыт взаимонепонимания полов. Ничего удивительного, а тем более предосудительного в таких играх нет. Более того, они - веха очередного возрастного рубежа. Так что не спешите винить мальчиков в грубости, а девочек в хитрости. Сами такими были!

Маленькие манипуляторы

Для родителей самое неприятное в этой истории - необходимость вступать в педагогические дискуссии с чужим ребенком. Неблагодарное это дело и заведомо проигрышное. Психологи рекомендуют ни в коем случае не пытаться воспитывать чужих детей.
Допустим, вы поверили в то, что ваш ребенок обидчик и хулиган. Вы его отругали-наказали, перед родителями обиженного повинились... Что дальше? Первое - маленькая ябеда получила информацию: метод работает! Значит можно продолжать дразниться-жаловаться и при этом оставаться безнаказанной. Второе - ваш собственный ребенок делает безрадостный вывод: мама не на моей стороне. А ведь главное, что ваш малыш должен усвоить на клеточном уровне с самого раннего детства: что бы ни произошло, вы всегда с ним. Тогда потом, в тревожный подростковый возраст, вы сможете рассчитывать на то, что со своими бедами и проблемами он прибежит именно к вам, а не в сомнительную компанию. Третье - вы сами тоже чувствуете себя не лучшим образом. Оправдываетесь, значит, чувствуете себя жертвой. Вам эта роль абсолютно не нужна, ведь она рождает комплексы, сутулит спину и портит цвет лица.
Теперь другой вариант - вы оскорбились: "Мой ребенок не мог так поступить!" и пошли в наступление - отчитали ябеду. Что бы вы почувствовали, если бы чужая женщина отругала ваше сокровище? Ну, конечно, негодование! Ведь как писала Агния Барто: "Я свою сестренку Лиду никому не дам в обиду"... В том смысле, что хвалить родное чадо можно всем, а вот ругать только приближенным. А не то в маме просыпается раненая медведица, и она уже не будет разбираться, кто прав, кто виноват, а просто бросится на защиту детеныша. Полетят пух и перья, что, может, и порадует дворовую общественность, но вряд ли пойдет на пользу взаимоотношениям вашего ребенка с друзьями. Поэтому мудрый вариант общения с чужим ребенком в подобной ситуации - свести его к минимуму. Для этого:

  • Можете пообещать разобраться во всем самостоятельно и закрыть дверь (чур, громко ею не хлопать и ног не придавливать!).
  • Если поползновения ябеды продолжаются - предупредите, что не одобряете доносы, и при необходимости поговорите с родителями обиженной стороны.
  • Внимание! Вы должны владеть ситуацией, чтобы понимать, действительно ли ваш ягненочек - исключительно жертва поклепа.
  • Посоветуйте вашему наивному забияке держаться подальше от конфликтной компании.

 

И главный совет родителям обеих "пострадавших" сторон: держите ваш материнский инстинкт за хвост! Нам только кажется, будто дети такие беззащитные, робкие и что обидеть их может каждый! Нашим наследникам нужно учиться решать мелкие недоразумения самостоятельно. И, как правило, они неплохо справляются, если им не мешают. Привлечение тяжелой артиллерии в виде широкой маминой спины - экстренная мера, которая нужна только в исключительных случаях, когда невмешательство грозит серьезными последствиями.

Подготовила Светлана ЦАПКО

Благодарим за помощь руководителя Центра детской и семейной психологии журнала "Мир семьи" детского психолога Валерию КУКСУ

Журнал "Мир семьи", №11, 2004 год