Психосоматика: как мысли превращаются в болезни

Дискуссии о роли психотерапии в лечении заболеваний тела (соматических болезней) ведутся уже давно, и в этом вопросе столько же приверженцев, сколько и противников. Тем более интересно поговорить об этом с врачом, который, с одной стороны, имеет  многолетний опыт работы в системе «традиционной» медицины, а с другой – придает большое значение психотерапевтическим техникам в лечении соматических больных. С нашим собеседником – врачом-терапевтом, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры физического воспитания Харьковской государственной академии дизайна и искусств, автором книг и статей, посвященных психологическим механизмам болезней и путям их самостоятельной коррекции Дмитрием Валерьевичем Руслановым - мы обсудили роль когнитивной психотерапии в лечении различных заболеваний.

Что такое когнитивная психотерапия?

- Когнитивная психотерапия - известное направление в психологии, в котором основной упор делается на понимание пациентом нового взгляда на свою проблему. Психотерапевт апеллирует к логическому мышлению человека и пытается путем рассуждений, примеров из жизни общества и правильных советов откорректировать искаженное видение индивида. Стоит сказать, что многие  неверные убеждения сформированы достаточно давно путем слепого копирования образа жизни (и мыслей) других людей, которые являются для пациента авторитетом (прежде всего, родители). Такие убеждения буквально встроены в структуру личности, и человек обязательно будет за них цепляться. Это мешает жить, но сам пациент этого не понимает и на первых порах яростно отрицает.

Можно ли сказать, что когнитивная психотерапия - это умение давать житейские рациональные советы?

- Не совсем. Важно не только дать дельный совет, но и суметь донести его до сознания пациента. Образно говоря, совет, как платье, должен подойти личности, чтобы индивид его принял, проникся правильностью, а не просто выслушал, ничего не сделав. Классический вариант когнитивной психотерапии предполагает определение глобальной скрытой проблемы исходя из многогранной личности пациента. Это сложный подход, занимающий немало времени. Однако в случае соматических болезней задача упрощается на порядок, поскольку уже сама природа соматического заболевания указывает на психологическую проблему, а с ней –  на ее решение.

Вы говорите о так называемой психосоматике?

- Да, именно о ней. Сегодня многие распространенные заболевания признаны психосоматическими, то есть имеющими психогенные причины. Приемы когнитивной психотерапии на порядок повышают эффективность лечения таких заболеваний. Более того, на начальных этапах развития болезни порой позволяют вовсе обойтись без лекарств. Ведь не зря в народе говорят «Все болезни от нервов». Если человек начнет по-другому относиться к беспокоящей его ситуации (переосмыслит проблему в новом для него ключе), то и соматические симптомы наверняка ослабнут, а в лучшем случае исчезнут вовсе. Конечно, речь не идет об острых, инфекционных и тяжелых заболеваниях.

Но ведь пациентов с одним и тем же заболеванием – огромное количество, и все они с совершенно разными характерами…

- Несмотря на несхожесть личностей, образования, возраста и жизненных обстоятельств, пациенты с определенным заболеванием имеют типичный для данного заболевания комплекс психологических проблем. Именно поэтому на приеме больного легко удивить, если вдруг, без вопросов, начать рассказывать о его ощущениях и привычках. Если врач точно установил соматический диагноз, то совпадение психологического портрета с реальным субъектом практически стопроцентное. Психосоматика как раз и изучает сцепки психики и соматических заболеваний. Для каждого заболевания характерна своя психологическая символика.

Приведите, пожалуйста, примеры такой символики.

- Например, пациент с язвенной болезнью желудка (двенадцатиперстной кишки). Символически можно предполагать психологическое разъедание личности изнутри, то есть самого себя. Внешне это находит проявление в самоедстве (человек постоянно грызет сам себя) и наблюдается в случаях завышенного уровня притязаний. Побочным результатом психической деформации является подсознательное стремление язвенника к уединению (отдыху в комфорте), а поскольку жизнь этого не позволяет - к инфантильной зависимости. Пациенту хочется, как ребенку, материнской защиты, любви и заботы. Увы, желания порой исполняются слишком буквально; так пациент предстает перед жесткой необходимостью употребления протертого «детского» питания. Задача психотерапевта с таким пациентом – для начала заставить его признаться самому себе в понимании, что он, несмотря на желание, не может чего-то достичь. Ему кажется, что его обходят другие, ему постоянно хочется чего-то нового, однако получаемое радует лишь короткое время. Такому пациенту предстоит пересмотреть не столько самооценку, сколько свои цели, перестать ориентироваться на социальные стандарты, осознать, что некоторые вещи в жизни «не его», и ему комфортней использовать по иному данные от природы способности и возможности. Не стоит жить «как все» или как кто-то. Стоит снизить планку уровня притязаний, изменить приоритет ценностей, мотивацию и цели, тогда автоматически появится новое самоуважение.

Существует ли символизм психосоматики для пациентов с гипертонической болезнью?

- Конечно. Наиболее частая причина повышенного артериального давления – хронический стресс.При гипертонии имеют место длительно подавляемая агрессия и несоответствие уровня притязаний имеющейся реальности. Гипертоники по-своему упрямы и напористы, занимают несоглашательскую позицию. По природе и воспитанию они на редкость консервативны. Даже если будут отрицать это - уже по эмоциональности ответа врач может судить, прав он или нет. Пациенту с гипертонией необходимо изменить свое отношение к нерешаемым вопросам, примириться с некоторыми аспектами своей жизни и научится обходить острые углы.

Вы рекомендуете начинать лечение с психотерапии?

- Такая постановка вопроса некорректна, поскольку объем необходимой помощи должен определить врач. Необходимо пройти лечение у профильного специалиста и, безусловно, язвенникам надо принимать антибиотики для эрадикации Хеликобактер пилори, а гипертоникам - антигипертензивные средства. Но, если человек не поменяет отношение к себе, свои приоритеты, цели, то проблема не исчезнет, и он долгие годы будет вынужден придерживаться жесткой диеты или принимать антигипертензивные препараты. Поэтому когнитивная терапия предлагается в таких ситуациях как один из аспектов комплексного лечения. Кроме того, есть состояния, когда эффективность когнитивной психотерапии проявляется особенно ярко и даже не возникает необходимости в медикаментозной терапии. В качестве примера приведу повышенную функцию щитовидной железы. Такие нарушения сегодня нередко встречаются у молодых женщин после стрессовых ситуаций.

И какова психосоматика в этих случаях?

- Вспомним, что в мистических традициях расположение щитовидной железы соответствует так называемой горловой чакре - центру контроля и подчинения при коммуникациях. При повышении функции щитовидной железы у пациентки усиливается склонность к тотальному контролю над всеми обстоятельствами своей жизни, подсознательное стремление подчинить течение жизни собственным желаниям. Поскольку при таком заболевании повышается обмен веществ, символически присутствует неосознанное материальное стяжательство. Такие женщины обычно возбуждены, торопливы, жалуются на плохой сон, потливость, и всегда – на отсутствие должного удовлетворения от секса (его «не хватает»). Лучшая рекомендация - постараться отказаться от стремления постоянно контролировать все и вся, уже  это быстро приводит к улучшению здоровья. Плюс – прием хороших доз обычной валерианы (а также всего того, что посчитает нужным врач).

Встречаются и пациенты, «резистентные» к когнитивной психотерапии?

- Когнитивная психотерапия абсолютно неэффективна у пациентов, которые внутренне не настроены воспринять то, на что они ранее не были ориентированы. Если человек не готов поставить под сомнение собственные убеждения, он не воспользуется советами. «С теми, кто не спрашивает, что нужно делать, и мне делать нечего» - говорил Конфуций. Даже если пациент демонстрирует желание сотрудничать, это не всегда гарантирует успех. Не забывайте, что многие люди думают одно, говорят другое, а делают третье. Пациент может быть не готов в глубине души меняться. Такие люди наивно ожидают, что кто-то сделает что-то за них, например, изменит обстоятельства. Но когда оказывается, что надо начать с себя, любимого, наступает разочарование. До тех пор, пока человек верит, что его проблемы обусловлены какой-то внешней причиной, рациональные объяснения бессильны. «Если проблема находится вне меня, почему я должен меняться? Пусть меняются другие» - таков будет стандартный ход рассуждений. Ментальная трансформация для пациента – настолько болезненный процесс, что сопротивление может вылиться в виде отторжения психотерапевта и прерывание контакта с ним. «Резистентный» пациент противится воспринять настоящего себя, и в качестве оборонительного войска выступает его Эго (часть человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия - прим.ред.). Сентенция (нравоучительное высказывание - прим.ред.), знакомая опытному психотерапевту: каждый может изменить свою жизнь сам. Но между возможностью и действием – настоящая пропасть, наполненная подсознательным страхом, духовной апатией, неверием. Если же человек действительно внутренне готов измениться и следует всем рекомендациям психотерапевта, то эффект когнитивной терапии положительно повлияет на дальнейшую судьбу пациента.

Можете привести пример успешной когнитивной психотерапии при соматических симптомах в какой-нибудь распространенной бытовой ситуации?

- Был, например, случай с молодой пациенткой с жалобами на боли в груди, которые она описывала как «боли в сердце». Он был интересен и сам по себе, и тем, что потребовался всего один сеанс длительностью 10-15 минут. Как выяснилось, у молодой, романтически настроенной девушки произошел кризис в любовных отношениях. Ситуация длилась два месяца, и в последнее время начались боли в сердце. Иными словам, проблема проявилась на соматическом уровне. Попытка в начале беседы привлечь внимание к глубинной проблеме – кризису личной жизни – успеха не имела: пациентка демонстрировала депрессию, сопротивлялась призывам по-иному взглянуть на ситуацию, «перевернуть исписанный лист» для новых отношений. Пришлось сконцентрироваться на локальной задаче – психосоматической проблеме. Боли в сердце ее по-настоящему тревожили, и она была готова активно от них избавиться. Выяснилось, что боли усиливаются, когда она звонит бросившему ее парню. Призналась, что бывший партнер, очевидно, встречался с ней ради секса и неоднократно предупреждал о недопустимости беременности. Пациентка согласилась поменять модель поведения с целью избавиться от болей, перестать «преследовать» избранника, заставить себя не звонить ему. Психотерапевт, используя прямую адресацию к гордости «Эго» использовал несколько эффективных приемов. Первый - повышение самооценки: «Ты посмотри на себя в зеркало: тонкая фигура, длинные волосы, красивые глаза». Второй - сознательное унижение идеала: «Тебе нужен этот бабник, который поступает не как настоящий мужчина?». Третий - понимание нового уровня притязаний: «Ты реши: ты красивая девушка, достойная лучшего или нет?». Четвертый - переключение внимания на физический труд: «Сердцу нужна тренировка, перестань лентяйничать и киснуть, немедленно займись физическими упражнениями». Отслеживание дальнейших событий в жизни девушки подтвердило эффективность проведенной работы, прежде всего в сфере переоценки себя и своей модели поведения. Возможно, читателей заинтересует, а что произошло в жизни девушки потом. А далее ситуация развивалась по шаблону «мыльных опер», но в строгом соответствии с законами психологии; прекращение звонков с ее стороны, побудило парня самому добиваться встречи с ней. Стоит заметить; за несколько недель девушка объективно изменилась, «повзрослев» и в поведении, и в понимании ситуации, и в манере излагать свои мысли. Интересно, что сеанс психокоррекции она прямо не связала с произошедшими изменениями. Это значило, что психотерапевт подтолкнул девушку к собственному решению, к самостоятельному выбору, а не навязал свою волю. В течение четырех лет пациентка с ее избранником находились в достаточно устойчивом гражданском союзе. Подводя итог беседе, могу уверить, что и при более серьезных и сложных патологиях, например, бронхиальной астме 2-й степени, когнитивная психотерапия, ориентируемая на психосоматику (плюс, конечно, особые дыхательные практики), давали видимый устойчивый позитивный результат.