Что вы знаете о реанимации? Туда теперь пускают родственников пациентов. Как сделать их пребывание там и взаимоотношения с медиками максимально комфортными? И за какие новшества борются сейчас в европейских и американских больницах, где близких пациента считают частью команды, сражающейся за его выздоровление?

Котенок в палате интенсивной терапии 

Помните рассказ А.Куприна «Слон»? Тяжелобольной девочке импульсом к выздоровлению стало исполнение ее желания. И родители, врачи пошли на это, хотя мечта была непростая – привести домой слона. Именно так подходят к желаниям маленьких пациентов, находящихся в реанимации, на Западе: все, что угодно, лишь бы у ребенка появилось желание жить. Поэтому в палату интенсивной терапии приносят не только игрушки, книжки, вещи из дома, но даже – запускают домашних питомцев, если больной ребенок просит об этом. Фото из реанимации слабо улыбающегося малыша, покрытого «гроздью» трубок от капельниц и проводков аппаратов, который обнимает любимого котенка, никого не шокирует угрозой антисанитарии. Не раздумывают, реанимация - спасение жизни или угроза смертельной опасности.

О том, как можно наладить размещение родственников пациентов в реанимации, проще всего понять по опыту стран, где подобное практикуется десятилетиями. Например, отделение интенсивной терапии больницы Святого Томаса в Лондоне (Великобритания).

Дети с прикрепленными датчиками, трубками капельниц, интубационными трубками, катетерами… Не утихает гудение аппаратов. Мамы, прикрывшись ширмами, которые стоят у каждой кровати, отгораживаются от других детей и их сопровождающих. Никому не хочется общаться.

Медики объясняют новоприбывшим, что реанимация – это пространство не только для ребенка, но и для родителей. И если у пациента задача – выздороветь, у родителя, который будет оставаться с ним круглосуточно, - создать максимально благоприятную атмосферу и быть наблюдательным в отношении перемен в состоянии здоровья. Никакой медперсонал не в состоянии также чутко проследить за маленьким пациентом, как мать, - во-первых, у медсестры подопечных несколько, во-вторых, она не так хорошо знает невербальный язык ребенка (его мимику, жесты, знаки об улучшении или ухудшении состояния).

Лекции, экскурсии, списки заданий для родителей в реанимации 

Детей до года мамы время от времени, по рекомендации медиков, держат в кенгурушках – контакт кожа к коже целебен. Тех, кто способен хоть немного кормить грудью, уговаривают делать это, даже если малыш не так мал. Одна из женщин с 2-летним ребенком застенчиво сцеживает буквально капли грудного молока и виновато говорит, что его теперь очень мало. Но здесь рассматривают материнское молоко не как питание, а как лекарство, поэтому ценят каждую каплю. Медики понимают, что они этого дать не могут. Одна из женщин жалуется, что ей страшно прикасаться к собственному ребенку: ему специально искусственно понизили температуру, чтобы сузить его кровеносные сосуды и таким образом повысить артериальное давление, он холодный и голубовато-серый. Но врач объясняет, что он слышит запах матери, ощущает разницу между прикосновениями ее и медперсонала, слышит голос – все это помогает выздороветь.

Медперсонал в конце рабочего дня устраивает своеобразные занятия: обучает, как улучшить лактацию, как обращаться с аппаратурой, которая рядом, чтобы они ощущали себя более уверенно. Новоприбывшим раз в неделю проводят «экскурсию». Кто-то здесь проведет считанные дни, кто-то – месяцы.Подробно рассказывают, как ухаживать за лежачим больным: менять памперсы или освобождать мочеприемники, мыть, переворачивать, делать пассивную гимнастику (передвигать и придавать особые положения конечностям безвольно лежащего малыша) здесь доверяют именно родителям. Это намного облегчает работу медперсонала. Родителям даже вывешивают списки заданий по уходу за ребенком. 

Задачи западных реанимаций: "папские палаты" и психологи для родителей

Картинка – отнюдь не идиллическая. Здесь есть свои традиционные задачи, которые никак не удается решить.

Первая – удобства, если ухаживать за ребеноком предстоит папе. Все чаще в семьях в реанимации остается отец ребенка, а не мать, либо пара меняется по очереди. В иностранных реанимациях чаще всего палаты не одноместные, как иногда считают в Украине те, кто в штыки встретил нововведение о допуске родных. Это скорее опенспейс. Поэтому пребывание мужчин и женщин в одном помещении 24 часа в сутки, конечно, не комфортно, хотя родителям тяжелобольных детей – не до комфорта. Но все же клиники пытаются выделять отдельные «папские» палаты.

Вторая цель: психологическое сопровождение родителей. В реанимациях собираются ввести консультации психологов, чтобы снять возникающее напряжение (детям такая услуга уже гарантирована). Ведь высокоинвазивные процедуры часто воспринимаются как неэтичные, жестокие по отношению к ребенку. Мамы и папы бросаются защищать детей от того, на что предварительно дали согласие и что может спасти им жизнь. Самый страшный момент – когда умирает ребенок в реанимации, и это видят родители других детей. Если постсоветским странам досталась традиция игнорировать психологическую сторону, западные клиники часто даже критикуют за акцент на психологии. Но там считают крайне важным не травмировать психику, потому что именно ее ресурсы определяют успешность лечения на этапе реабилитации.

Третья задача: для детей постарше, которые, к сожалению, надолго будут привязаны к палате реанимации (чаще всего это – онкобольные дети) важно сохранять интерес к играм, учебе, общению со сверстниками. Команда игровой терапии, которая работает в больнице, реанимационному отделению уделяет не меньшее, а большее внимание. Здесь есть набор игрушек для всех возрастов, игровые приставки. На игрушках объясняют предстоящие манипуляции, обучают тому, что предстоит освоить ребенку (например, как обращаться с протезом). Для самых тяжелых, но пребывающих в сознании – проектор, транслирующий на потолок мультики. Но психологи пока не очень довольны результатом: они планируют разработать специальные программы игровых занятий, которые бы помогали ребенку и восстанавливаться после кризисного состояния, и  сохранять любознательность.  

Вам будет интересно: Родственников пустили в реанимации: что дальше. Часть 1