Али Ходадуст – офтальмолог из Коннектикута, занял почетное место в истории медицины после того, как согласился стать резервуаром для 100 миллионов вирусов. Доктор Ходадуст не только остался жив, но и выступил соавтром нового средства против бактерий, устойчивых к антибиотикам.

Слишком близко к смерти

На момент страшного происшествия Али Ходадуст, опытный врач и ученый, проработавший в Йельском университете, построивший офтальмологическую клинику в родном Ширазе, был вполне доволен своей практикой. Отдыхать же он любил на природе, у воды. Как оказалось позже, именно озерная вода и спасла ему жизнь.

Как-то выйдя на регулярную субботнюю прогулку, доктор почувствовал небольшую одышку. Такой симптом обеспокоил его. После обследования стало ясно, что Али необходимо аортокоронарное шунтирование. Операция прошла успешно, Ходадуст вернулся домой, но спустя 48 часов его снова доставили в больницу в жуткой лихорадке.

Аорта Ходадуста превратилась в зеленое пятно, покрытое мхом.

Хирурги обнаружили, что грудина пациента была заполнена кровью и гноем. Инфекция буквально поедала его изнутри. Как вспоминает доктор Дипак Нараян, аорта Ходадуста превратилась в зеленое пятно, покрытое мхом. Сомнений не было, инфекционное заболевание, вызванное синегнойной палочкой, убивало Али. Врачи немедленно провели операцию. 

Ali Khodadoust

Вам будет интересно: Американку убила бактерия, устойчивая ко всем антибиотикам

Это была не жизнь

Ходадуст пережил ее. Но стойкой оказалась и синегнойная палочка. Практически безвредная для здоровых людей, она представляет смертельную опасность для человека с ослабленной иммунной системой. Нужно отметить, что эта инфекция считается распространенной проблемой среди людей с кистозным фиброзом, после которого в большинстве случаев развивается тяжелая форма бактериальной пневмонии.

Врачи прописали курс мощных антибиотиков, но бактерии не реагировали ни на один препарат. Али угасал на глазах. В его груди образовался свищ – отверстие, через которое буквально сочился гной. Спустя три месяца интенсивной клинической терапии, Али выписали. Однако и дома антибактериальное лечение не прекращалось. Правда, и улучшения от него не наблюдалось. Инфекция оказалось суперстойкой. Начался сепсис. Али требовалось оперативное вмешательство, которое в этот раз он бы не перенес.

Когда к твоей груди присоединена трубка, через которую каждые 8 часов поступают антибиотики, это не жизнь.

Позже доктор Али признался, что не винил коллег, у них не было выбора, однако и существовать в таких условиях он не мог: «Когда к твоей груди присоединена трубка, через которую каждые 8 часов поступает 8 граммов антибиотиков, это не жизнь».

А потом, откуда ни возьмись, появился молодой ученый Бенджамин Чан. Оказалось, он работал всего в нескольких милях от больницы Ходадуста. Чан предложил иной подход в лечении Али. Возможно, бактерии, которые не реагируют на антибиотики, смогут уничтожать… вирусы.

Вам будет интересно: На Олимпийских объектах в Рио обнаружили устойчивую ко всем антибиотикам бактерию

Фаготерапия – мощное и рискованное оружие против бактерий

Бенджамин Чан не был первооткрывателем фаготерапии. Вирусы бактерий, известные как бактериофаги, открыли еще сто лет назад. 

Одним из первых ученых, исследовавших их, был канадский доктор Д'Эрелль. Он сразу понял, что фаги могут лечить бактериальные инфекции, и назвал этот процесс фаготерапией. В 1920-м новый метод захватил Европу и Северную Америку. В Египте и Индии новое лекарство использовалось для борьбы с холерой.

Но открытие пенициллина и других антибиотиков практически искоренило фаготерапию. Врачи отдавали предпочтение простым химическим веществам в составе антибактериальных средств, которые легко поддавались тестированию. Бактериофаги, напротив, были странными квази-живыми существами. И, несмотря на очевидный успех фаготерапии, ее сторонники не смогли доказать миру эффективность и безопасность этого метода.

Лекарство от супербактерий есть повсюду. Фаги можно найти в воде, земле, в волосах и даже кале.

Вторую жизнь фаготерапия обрела в период Второй мировой войны: вирусами лечили советских солдат.

После неумеренного использования антибиотиков для лечения крупного рогатого скота стало очевидным, что эра антибиотиков не вечна. Проблема резистентности также подрывала авторитет.ную антибактериальную терапию Тогда на помощь животным приходили фаги.

Антибиотики

К счастью, оставались ученые, которые вопреки страху продолжали изучение фагов. Одним из них оказался вирусолог из Йельского университета – доктор ПаульТюрнер. Это он в 2013 году нанял юного ученого Бенджамина Чана, который и начал настоящую охоту. Он собирал бактериофаги повсюду: в воде, земле, волосах, кале. Наука не терпит брезгливости.

И вот, полный уверенности Чан сидел перед отчаявшимися врачами Али Ходадуста, озвучивая свой дерзкий и обнадеживающий план.

Вам будет интересно: Создана альтернатива антибиотикам: у супербактерий нет шансов?

Дерзкий план и новая надежда

По некоторым оценкам, на планете Земля существует 10 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 бактериофагов. Но Чана не интересовали все. Во-первых, нужны были только те фаги, которые убивают оппортунистические инфекции, например, вызванные синегнойной палочкой. А во-вторых, они должны работать вместе с антибиотиками, а не заменять их.

Логика ученого была проста. Синегнойная бактерия сопротивляется антибиотикам путем создания мощных «насосов», которые быстро вымывают лекарство, прежде чем оно начнет действовать. А вот если б нашелся такой фаг, который убил или хотя бы обезоружил бактерию... Поскольку вирус проникает в бактерию через тот самый «насос», единственный путь ее самозащиты – прекратить производить «насосы». Мутируя таким образом, оставшиеся бактерии больше не смогут сопротивляться антибиотикам.

Фаготерапия

Так, Чан начал поиски своего гипотетического вируса. Он искал образцы в почве, сточных водах и компосте. Но ни один вирус не устраивал его в полной мере. И в одну бессонную ночь, анализируя образец из озера Додж, Чан нашел нужный бактериофаг – вирус своей мечты – OMKO1.

Правда, он и не думал, что следующий шаг будет не менее сложным. Чашки Петри было не достаточно для изучения эффективности вируса, требовалось найти того, кто станет живым сосудом для него. И такой человек нашелся.

Вам будет интересно: Супербактерии победит крем

Операция за гранью реальности

Доктор Нараян разработал детальный план операции по заселению бактериофагов в грудь умирающего пациента, и добивался одобрения FDA. В то же время,Чан разводил OMKO1 и выбирал лучшие образцы, которые могли бы быстро размножаться внутри бактерий. Затем он подготовил партию очищенных вирусов, что уже проверили на наличие загрязнений в независимой лаборатории.

В январе 2016 года, Чан прибыл в Йельскую больницу в Нью-Хейвене. В руках у него было мощнейшее биологическое оружие – шприц со смесью вирусов OMKO1 и антибиотика цефтазидима.

Операция началась. Доктор Нараян хотел ввести содержимое шприца в грудную клетку Ходадуста, но неожиданно наткнулся на сопротивление. Когда игла достигла аорты, оказалось, что стенки сосудов покрыты толстыми рубцами из соединительной ткани. Часы зондирования не давали результатов, врачам пришлось перейти к плану Б. Хирурги ввели синегнойный бактериофаг с антибиотиком прямо в отверстие свища.

Бактериофаг

Бактериофаги синегнойные OMKO1 (красные), которые инфицируют и уничтожают синегнойную палочку

После процедуры Али Ходадуст смог вернуться домой и даже посетил родной город. Все это время он был полем боя для вирусов и бактерий. Через пять недель после фаговой терапии свищ начал кровоточить. Несмотря на риски, иранские врачи решились на операцию. Они вскрыли грудную клетку Ходадуста, чтобы подлечить повреждения и заменить старый трансплантат новым. Инфекции как не бывало!

Как и предполагалось, бактериофаги уничтожили все бактерии, а тех, которые пытались спастись путем мутации, добили антибиотики.

Вскоре Ходадуст снова перешагнул порог больницы в качестве врача, а не пациента. «Я не мог в это поверить, – сказал доктор Нараян, – он был похож на миллион долларов!»

Вам будет интересно: Ученые обнаружили бактерию, снижающую эффект антибиотиков

Продолжение следует…

Осенью 2016 года Нараян и его коллеги представили историю Ходадуста на медицинской конференции. Публикации Бенджамина Чана и его наставника доктора Тюрнера получили практическое подтверждение.

Кстати, ученые остаются довольно скромными и продолжают твердить, что выздоровление Ходадуста еще не означает, что мир спасен от супербактерий. Но многие эксперты считают: есть все основания рассматривать фаготерапию как решение проблемы развития устойчивости к антибиотикам.

В 2016 году Национальный институт здоровья США объявил партию грантов на финансирование исследований по фаговой терапии. Сейчас исследователи NIH тестируют OMKO1 на грызунах, они уже планируют клинические испытания на людях с поздней стадией кистозного фиброза.

А счастливый доктор Али Ходадуст в каждом интервью продолжает повторять: «Я не жалею, что решился выжить».

Али Ходадуст

Вам будет интересно: