Так ли страшны трансгенные продукты, как о них говорят?
И есть ли вообще разница между едой обычной и генетически модифицированной?

В ОЖИДАНИИ КОНЦА СВЕТА
Энергичная мама тащила упирающуюся дочурку прочь от прилавка с соевыми батончиками, приговаривая: “Не стану я это покупать, там же трансгенная соя, а это яд!” Заглянув в собственную корзинку, где лежала бутылочка соевого соуса и кусок колбасы, я призадумалась: какую сою добавили в мою колбасу – обычную или трансгенную? В том, что ее туда добавили, сомнений не было.

Одни называют ГМО (генетически модифицированные организмы) “едой Франкенштейна” и мрачно заверяют, что единственное их назначение – приблизить конец мира (представляю себе картину: моя колбаса верхом на коне в роли всадника Апокалипсиса). Другие обзывают первых мракобесами: мол, если бы человечество всегда так противилось новому, мы бы до сих пор жили в пещерах и питались корешками. Корешков мне не хотелось. Я всего лишь собиралась съесть кусочек колбасы, в которой, возможно, есть соя с измененным геномом. Чем это может обернуться? Пришлось заняться расследованием…

НЕ КОРЫСТИ РАДИ!
На первый, да и на второй взгляд с ГМО все прекрасно. Это, можно сказать, усовершенствованная версия продуктов – новый ген, встроенный в геном, делает картошку несъедобной для колорадского жука, сою – устойчивой к гербицидам, помидоры – невосприимчивыми к вирусу и т. д.
Но дело не только в экономической выгоде – генетически модифицированные продукты, как сообщает ВОЗ на своем сайте, могут быть весьма полезны для здоровья. Ученые обещают создать для нас пшеницу с повышенным содержанием белка; молоко, которое без возмущения примет любой желудок; супермускулистых кроликов, которых не будет нужды накачивать гормонами роста; дрожжи для вина, от которого наутро не заболит голова, – разве плохо? Правда, пока это дело будущего и не более чем обещания и надежды.

ЧЕМ НАС ПУГАЮТ
Сегодня не все выглядит так радужно, потому что не известно, как организм воспримет новую еду. И эта неизвестность, ясное дело, вызывает страх и требует объяснений. Совершив долгую прогулку по тематическим интернет-сайтам, я собрала главные страшилки о ГМО и попросила специалистов их прокомментировать.

СТРАШИЛКА № 1:
ГМО невероятно токсичны, ими можно отравиться.
Николай Равин: “Все растения, полученные путем генной модификации, в обязательном порядке проходят испытания на биологическую и пищевую безопасность. Лишь после того, как тесты подтвердят, что новое растение не опасно ни для человека, ни для животных, ни для окружающей среды, его вносят в государственный реестр”.
Так что если кто и страдает, переев ГМО, то только лабораторные крысы, на которых, собственно, и тестируют каждый новый сорт, оценивая его качество и возможные риски.

У Российского Гринписа собственное мнение на этот счет: “Теория проверки ГМ-продуктов на пищевую и биологическую безопасность очень сильно расходится с практикой. Большая часть выводов о безопасности делается на основе данных, предоставленных самими разработчиками. Например, в 1989 году на рынок США была выпущена генетически модифицированная пищевая добавка L-триптофан японской фирмы Showa Denko. Она была призвана помогать людям снять стресс, но вместо этого 37 человек погибли и больше 1,5 тысяч остались инвалидами. Этот случай показывает, что ГМО могут быть токсичными”.

Что тут можно сказать? Триптофан от фирмы Showa Denko был разрешен к продаже без прохождения полного цикла тестов на безопасность. Это лишний раз подтверждает: все ГМО должны самым строгим образом тестироваться перед выпуском на рынок – и с этим никто не спорит.

Что до объективности результатов исследования, то по Декларации Рио (один из международных документов, регулирующих правила безопасности при работе с ГМО) доказывать безвредность ГМ-продукта обязан именно производитель. С другой стороны, независимых исследований тоже не избежать: ОАГБ (Общенациональная ассоциация генетической безопасности) планирует провести публичный эксперимент, чтобы выяснить, как все же влияют трансгенные растения на здоровье млекопитающих. Будем с нетерпением ждать результатов.

СТРАШИЛКА № 2:
ГМО вызывают сильнейшую аллергию за счет появления в геноме нового гена, вырабатывающего незнакомый человеку белок.
Дмитрий Есипов, руководитель лаборатории по изучению новых и генетически модифицированных источников пищи Института питания РАМН: “Методика создания ГМО такова, что всегда заранее известно, какой именно белок может содержать аллерген. Его-то и проверяют в обязательном порядке. По правилам, принятым в Европе, новый белок не должен быть более аллергичным, чем его природный аналог. На стадии экспериментов отсекаются действительно опасные растения. Например, сильнейшим аллергеном оказалась соя со встроенным геном бразильского ореха. Разумеется, выращивать и использовать ее запретили. Продукты, которые прошли тесты, не опаснее обычных”.

СТРАШИЛКА № 3:
Измененные гены могут встраиваться в геном человека, тем самым превращая его в мутанта.
Дмитрий Есипов: “Если бы параллельный перенос генов был возможен, у нас с вами давно выросли бы рога и жабры – ежедневно в наши желудки попадает чужая ДНК из обычных, нетрансгенных продуктов”.

СТРАШИЛКА № 4:
Использование антибиотиков при создании генетически модифицированных растений приводит к тому, что болезнетворные бактерии становятся невосприимчивыми к антибиотику, а значит, человек не сможет с ними справиться.
Николай Равин: “При создании ГМО сейчас не используются гены устойчивости к антибиотикам. От этой методики в свое время отказались, хотя некоторые распространенные ГМ-культуры были получены с использованием этой технологии. Но дело в том, что в процессе создания этих ГМО использовался очень ограниченный круг антибиотиков – в первую очередь, канамицин и гидромицин. Теоретически, это может стать причиной невосприимчивости человека именно к этим препаратам”.

СТРАШИЛКА № 5:
В устойчивых к гербицидам ГМ-растениях накапливаются химикаты, а потому они могут стать причиной онкозаболеваний.
Дмитрий Есипов: “Наоборот, в генетически модифицированных растениях химикатов накапливается меньше, чем в их генетически немодифицированных аналогах. Например, при выращивании ГМ-растений, устойчивых к раундапу (самый распространенный на сегодня гербицид), используется в три раза меньше химикатов, чем обычно. Созданы и ГМ-культуры, которые сами разрушают гербициды за счет содержания особого фермента”.

СТРАШИЛКА № 6:
Свойства ГМО до конца не исследованы, и то, что они сейчас массово есть в продаже, превращает нас всех в участников эксперимента с непредсказуемым результатом.
Мнения на этот счет расходятся. Так же, как расходятся результаты исследований. Хотя, справедливости ради, надо отметить: на сегодняшний день нет ни одного подтвержденного научного исследования, указывающего на риск применения какого-либо из разрешенных генетически модифицированных продуктов.

На семинаре “ГМО – это вкусно”, который прошел в Москве, польский генетик профессор Володимеж Загурский-Остоя рассказал о результатах двух экспериментов по созданию генетически модифицированных организмов. В первом случае получился вполне жизнеспособный сорт картофеля, способного бороться с коварными вирусами. Исследования в Институте питания показали, что у мышей, которых кормили новым картофелем, не наблюдалось проблем со здоровьем (заметим, однако, что это не были долговременные исследования). Во втором случае эксперимент не удался – новый продукт сам по себе стал вирусоносителем, не пригодным к использованию. Отсюда вывод: каждый новый продукт надо рассматривать отдельно – тестировать, наблюдать и т. д.

КАК ДЕЛА, ТРАНСГЕН?
Как же мне быть с моей колбасой – съесть или вернуть в магазин с гневным криком “Что вы нас травите!”? Логично в такой ситуации взять на вооружение принцип разумной осторожности: в обморок при словах “генетически модифицированный” не падать, но все-таки отслеживать, что именно попадает на стол.

Вот и главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко во всех интервью рассказывает, что в самой идее генно-модифицированной еды нет ничего плохого, но рекомендует при возможности выбирать обычные продукты. Как это сделать?

Во-первых, читать этикетку. У нас, как и в Европе, обязательна маркировка продуктов, содержащих ГМО. С другой стороны, много ли вы видели надписей “содержит генно-модифицированные ингредиенты” на упаковках? Проверки Роспотребнадзора показывают, что производители часто “забывают” пометить трансгенную продукцию. Российский Гринпис тоже регулярно проводит контрольные закупки в супермаркетах и отправляет продукты на экспертизу. Мартовский рейд показал: неучтенные трансгенные ингредиенты содержались в 13 из 50 взятых на исследование мясных продуктах. (Кстати говоря, в качестве неучтенного ГМ-ингредиента (ГМИ) чаще всего выступает именно соя. Бедная моя колбаса!) Правда, в 11 из них ГМИ было не больше 0,5%, что вполне можно отнести к так называемым фоновым загрязнениям (разрешенный максимум примесей на сегодняшний день – 0,9%). Лидером черного списка Гринписа стала “говяжья” колбаса Кронштадтского МПЗ (куплена в Москве в METRO). На втором месте с большим отрывом оказались котлеты “Киевские” марки “Умная покупка”. Полные отчеты о контрольных закупках можно найти на сайте Гринписа www.greenpeace.org/russia/ru/
Во-вторых, стоит ориентироваться на политику крупных компаний. Практика показывает: если у производителя хорошая репутация, он ее бережет и не станет нарушать правила игры.
В-третьих, покупки можно делать только в магазинах органических продуктов – но это сложно по причине их мизерного количества.

ЗОНЫ СВОБОДЫ
Одна из последних московских затей – добровольная сертификация товаров. Каждый производитель может отдать на экспертизу (бесплатную) свою продукцию и, если проверка покажет, что трансгенов в ней нет, получить разрешение маркировать ее “Не содержит ГМО”. Разрешение будет действовать год, а затем придется снова проходить проверку. Есть подозрения, что это не больше чем маркетинговый ход, но в Институте питания РАМН меня заверили, что тем, кто получит сертификат, почивать на лаврах не дадут – им гарантированы постоянные проверки и строгий контроль.

В перспективе у нас, по примеру Европы, появятся целые зоны, полностью свободные от ГМ-продуктов – их не разрешат продавать в Москве и Петербурге. Кстати, и сейчас в России запрещено выращивание генно-модифицированных растений, но разрешено ввозить 14 видов ГМ-растений: 5 сортов кукурузы, 3 сорта картофеля, 3 сорта сои, 2 сорта сахарной свеклы и 1 сорт риса. Плюс несколько видов дрожжей (не тех, которые мы покупаем для домашней выпечки, а тех, которые используются в промышленности). Генно-модифицированные соя, кукуруза и картофель попадают к нам в основном из США и Аргентины. Это свежие и консервированные овощи, чипсы, полуфабрикаты, добавки в мясные и рыбные продукты, сладости.

В общем, решив не поддаваться панике, я все же съела свою колбасу. Тем более, как меня обнадежил сотрудник нашего журнала врач Алексей Федоров, влияние ГМО на человека станет явным лет через 50 – когда сменится как минимум одно поколение людей, вскормленное трансгенной едой.
Так что пожуем – увидим…..

Кстати:
Японские ученые из университета Кинки скрестили свинью… со шпинатом. Цель манипуляций – сделать свинину полезнее за счет замены в ней части насыщенных жирных кислот ненасыщенными. Ненасыщенные кислоты в организме млекопитающих вовсе не образуются и в обычных условиях попадают в него только вместе с едой. В генотип свиньи был встроен ген шпината, который вырабатывает специальный фермент, преобразующий насыщенные кислоты в ненасыщенные. В мясе генно-модифицированных свинок действительно появились ненасыщенные жиры. Но вот о том, можно ли его будет есть, пока ничего не сообщается.

Принц Чарльз заявил, что и сам ГМО не ест, и другим не советует. Но дело не только в здоровье, есть и экономическая подоплека. “В США, – объяснил принц, – для обработки 8 тысяч акров земли, засаженных ГМ-культурами, достаточно 10 человек. У нас же идея органического хозяйства помогает трудоустроить людей, живущих в сельской местности”. Принц не может не поддержать своих подданных!

Соня Лившиц
Журнал «Здоровье», №5, май 2007