Иванов Владимир Иванович

  1. наркотическое вещество
  2. наркотическое средство
  3. психотропные вещества
  4. психоактивные вещества
  5. стимуляторы
  6. допинг

Термин включает в себя три критерия: 1) медицинский, 2) социальный и 3) юридический [Э. А. Бабаян, 1988]. Они взаимозависимы и в правовом аспекте обязывают признавать средство наркотическим только при соответствии всем трем критериям. Медицинский критерий состоит в том, что средство (вещество, лекарство) должно оказывать только специфическое действие на центральную нервную систему (стимулирующее, седативное, галлюциногенное и т.д.), которое было бы причиной его немедицинского применения. Социальный критерий подразумевает, что немедицинское применение средства приобретает такие масштабы, что становится социально значимым. Юридический критерий исходит из обеих вышеуказанных предпосылок и требует, чтобы соответствующая инстанция, на то уполномоченная (в РФ министр здравоохранения), признала данное средство наркотическим и включила в список наркотических средств. Список наркотических веществ и наркотических лекарственных средств РФ (утвержденный в рамках бывшего СССР) состоит из четырех перечней. Перечень № 1 наркотических веществ и наркотических - лекарственных средств, запрещенных для применения на людях и производства и не подлежащих включению в рецептурные справочники и учебные пособия, содержит героин, лизергиновую кислоту и ее препараты, мескалин, псилоцибин, каннабис и др. Перечень № 2 включает в себя наркотические лекарственные средства: кодеин, кокаин, морфин, ноксирон, омнопон, опий, промедол, барбамил (амитал-натрий), этаминал-натрий (нембутал) и др. В перечень № 3 введены растения и вещества, отнесенные к наркотическим средствам и запрещенные для применения (конопля, опийный мак, маковая соломка и др.). В перечне № 4 названы все вещества и препараты, которые находятся в списках Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. Следует отметить, что список наркотических веществ и наркотических лекарственных средств в нашей стране шире, чем список Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., так как в этот список также включены опасные психотропные вещества, приведенные в Конвенции о психотропных веществах 1971 г. Это не противоречит духу международных конвенций об ограничении использования наркотических средств и позволяет каждой стране применять более или менее строгие меры контроля по отношению к данной группе препаратов.

Как справедливо отмечают А. В. Вальдман и др. (1988), применение термина "наркотическое средство" к любому веществу, исходя только из фармакологических позиций, недопустимо, поскольку в него вкладывается помимо медицинского еще юридическое и социальное понимание. Термин "наркомания" определяется не столько с клинических позиций, сколько с медико-юридических и социальных и применяется только с учетом тех болезненных патологических состояний, которые вызываются злоупотреблением соответствующими веществами или лекарственными средствами. Такое применение этого термина вызвало необходимость введения в терминологию клинического определения злоупотребления соответствующими веществами или лекарственными средствами, не признанными законом наркотическими, дополнительного понятия "токсикомания". Этот термин введен для определения нозологической единицы, связанной с применением веществ или лекарственных средств, не признанных еще наркотическими. На территории РФ применяется унифицированный термин "наркомания" для обозначения болезненного состояния, вызванного потреблением наркотических средств. Таким образом, к наркомании относятся только те случаи немедицинского потребления вещества или лекарственных средств, которые в установленном порядке отнесены к наркотическим средствам. Если вещество не отнесено к наркотическим, применяется термин "токсикомания".

Такое деление обусловлено в первую очередь правовыми, а не медицинскими установками. С клинических позиций как наркомании, так и токсикомании патогенетически весьма схожи. Единой платформой для определения наркомании является лишь тот факт, что болезненное состояние возникло в связи с потреблением наркотических веществ или лекарственных средств, а токсикомания развилась как результат потребления лекарственного средства или иного вещества, не отнесенного к наркотическим. В остальном же клиническая картина той или иной формы наркомании зависит от особенностей наркотического вещества, являющегося предметом зло употребления. Так, хорошо известно, насколько своеобразно протекает морфинная наркомания в отличие от кокаиновой наркомании. Исходя из этих позиций не случайно для характеристики болезненных состояний, связанных со злоупотреблением наркотическими средствами, используется термин во множественном числе ("наркомании") и в каждом случае, для каждой формы наркомании испольэуется прилагательное, характеризующее тот или иной вид наркомании: морфинная наркомания (морфинизм), кокаиновая, гашишная и др. [А. В. Вальдман и др., 1988]. Принятие термина "токсикомания" выдвинуло задачу предложить аналогичный термин для группы веществ и средств, которые являются причиной злоупотребления, приводящего к болезненным состояниям. Таким образом, токсикоманическими веществами и средствами обозначаются вещества и средства, не отнесенные к наркотическим или психотропным в соответствии с конвенциями 1961 и 1971 гг., но являющиеся предметом злоупотребления, вызывающими болезненные состояния, изменяющими психику и поведение. Любое токсикоманическое вещество (средство) в установленном порядке может быть признано наркотическим.

Термин "психотропные вещества" также употребляется как с медицинских, так и юридических позиций. Международная конвенция о психотропных веществах 1971 г. определила, что в список психотропных веществ могут включаться только те, которые вызывают патологическое привыкание, оказывают стимулирующее или депрессантное воздействие на центральную нервную систему, вызывают галлюцинации или нарушения моторной функции, либо мышления, либо поведения, либо восприятия, либо настроения и если такое воздействие может представить собой проблему для здоровья населения и социальную проблему. Поэтому в медицинской практике правильнее использовать термин и собирательное понятие "психоактивные вещества и средства", включающее большую группу специфически действующих на центральную нервную систему средств (Э. А. Бабаян), 1980. Эту группу можно разделить на психоактивные средства, находящиеся и не находящиеся под международным контролем.

Термин "психоактивные вещества" целесообразно применять к тем веществам, которые не отнесены к наркотическим и психотропным веществам, к последним необходимо применять термины, которые за ними закреплены как в международном, так и национальном праве [Э. А. Бабаян, 1988].

Важна также четкая правовая классификация группы веществ, фармакологически характеризующихся как стимуляторы, поскольку часть из них вошла в Единую конвенцию 1961 г., другая часть в Конвенцию 1971 г. Поэтому необходимо уточнить, к какой группе эти стимуляторы относятся: 1) к стимуляторам, отнесенным к наркотическим средствам, находящимся под международным контролем; 2) к стимуляторам, отнесенным к психотропным веществам и находяшимся под международным контролем или 3) к стимуляторам, не отнесенным к первым двум группам и соответственно не находящимся под контролем. Такое деление принципиально важно, так как очевидно, что нарушение порядка производства, использования, хранения стимуляторов, отнесенных к разным группам, влечет за собой соответствующие юридические последствия в рамках международного и национального права [А. В. Вальдман и др., 1988].

Ряд стимуляторов сделались предметом злоупотребления спортсменами. Такие стимуляторы были запрещены для применения в спорте. Постепенно группу этих препаратов стала расширяться. Однако предметом злоупотребления начали становиться не только стимуляторы, но и другие препараты, в том числе оказывающие успокаивающее действие. Такие препараты стали называть допингами. С точки зрения медико-социальной допингом следует называть те стимуляторы или психоактивные препараты, а также наркотические и психотропные, эндокринные и другие средства, которые искусственно вызывают повышенную работоспособность и снимают чувство (ощущения, восприятия) усталости, искусственно создают благоприятное для достижения спортивных целей физическое состояние, в связи с чем уполномоченным на то органам в установленном порядке признаны допингами и включены в соответствующий юридический документ. Таким образом, так же как и наркотические и психотропные вещества, понятие "допинг" более правовое, чем фармакологическое.

Допинг противоречит как медицинской этике, так и медицинской науке. Согласно Медицинскому кодексу Международного олимпийского комитета, понятие допинга заключается в применении веществ, относящихся к запрещенным в спорте классам фармакологических препаратов, и/или применении различных запрещенных методов.

Видно, что многие лекарственные средства, отнесенные к допингу, могут применяться спортсменами, но ограниченно, по медицинским показаниям. К ним относятся местные анестетики, кортикостероиды, b-адреноблокаторы. Специальному контролю подвергаются спортсмены с подозрением на употребление алкоголя или марихуаны. В данном случае речь идет в большей степени о медицинском подходе, нежели юридической квалификации допинга.