Падалко Ирина Борисовна

Печальное экологическое состояние не лучшим образом влияет на здоровье человека. Из этого должно бы следовать то, что в седую старину, когда и вода, и небо были кристально чистыми, люди жили намного дольше.

Однако каждому школьнику известно, что ещё в прошлом веке сорокалетняя женщина считалась уже старухой, а в древние времена люди доживали лишь до 30.
И через полтора десятилетия со дня Чернобыльской катастрофы хмурых настроений, пожалуй, не меньше, чем в далекий 1986 год.
Насколько же может быть оправдан этот пессимизм – фактор для здоровья не менее разрушительный, чем сама радиация?
В целом жизнь человеческая в историческом аспекте не укорачивается, а удлиняется. А это означает, что в природе существует механизм противодействия последствиям научно-технического прогресса.
У каждой эпохи свои проблемы и свои достижения, у человечества свои болезни и свои лекарства.

Выражения “никакая холера его не берет”, “пир во время чумы”, “бегут, как от прокаженного” достались нам в наследство от тех времен, когда эти болезни уносили жизни людей сотнями тысяч.
В наши дни они встречаются редко, как принято думать, благодаря разработанным медицинской наукой мерам профилактики.
Однако история свидетельствует о другом - эти меры были разработаны только в конце 19 века, с возникновением микробиологии как науки. А к этому времени и чума, и холера не являлись уже к людям в виде страшных эпидемий, не уносили, как в 15 веке, до четверти населения Европы. И проказа стала большой редкостью.
Жестокость эпидемий XIX века не сравнить с таковыми XV века. В чем же дело? Может быть, ослабели сами микробы?

Оказывается, не ослабели.
Но изменилось и стало более устойчиво к ним человеческое сообщество. И в “чумные”, и в “холерные” века болезни тоже косили не всех подряд. Одни поселения вымирали полностью, другие же беда обходила стороной. Почему - стало ясно только сейчас, когда установили, что существует особая восприимчивость людей с нулевой группой крови к возбудителю чумы. Антиген человеческой крови (0) был найден и у чумного микроба, а, следовательно, иммунный ответ на него в таком организме не развивался.
В те страшные эпидемии людей с нулевой группой крови практически в живых не оставалось.
В наши дни люди нулевая группа крови в популяции - самая редкая, и это можно рассматривать как один из механизмов эволюционного приспособления человеческого организма к окружающей среде. Другими словами, произошла своего рода “селекция” человека на устойчивость к страшной болезни.

Давно известно, что диапазон приспособляемости живых организмов чрезвычайно велик. У ДНК существует огромное число “немых” генов, которые под влиянием внешней среды обеспечивают его выживание в любых условиях, – если эти условия не выходят за границы жизненных параметров.
Пример – устойчивость бактерий к антибиотикам, насекомых – к ядам. И это может существенно добавить нам оптимизма, ведь законы природы едины и для бактерии, и для человека.
Под другим углом можно взглянуть и на извечных наших врагов – вирусов. Они – неотъемлемая часть внутренней среды организма, и существовать могут только в живой клетке своего хозяина, вернее, в его генетическом аппарате. Возникает вопрос: выгодна ли вирусу смерть хозяина, если вместе с ним перестает существовать и он сам?
Например, при самых жестоких эпидемиях полиомиелита погибает или остается искалеченным один человек из 100 000. Вероятнее всего, такие же результаты могут быть получены при статистической обработке последствий многих эпидемий, вызванных вирусами.

Что же происходит с теми, кто не пострадал? Внешне – ничего. Однако вирус, внедрившись в генетический аппарат клетки, фактически создал новую систему клетка-вирус, что является примером естественной “генной инженерии”. И её роль в природе нам пока не известна.
Между прочим, существует мнение, что не труд превратил обезьяну в человека, а …вирус, превнося постепенно в генетический аппарат свежую “адекватную” среде информацию.
Всё изложенное касается движущих сил, внутренних механизмов, которые обеспечивают выживание человека как вида. На первый взгляд, это можно понимать, как чисто научные изыски, ведь мы оказались не подготовленными к фактору повышенной радиации –может, вирусы подвели, может, гены не “заговорили”.
Так-то оно так, но индивидуальная восприимчивость человека к любому из вредных факторов колеблется в широчайших пределах: известны примеры сохранения прекрасного здоровья после чуть ли не смертельной дозы радиации, и наоборот – тяжелые болезни при дозах незначительных.

А страх перед болезнями подтачивает организм.
Помните притчу? Странник встретил за городом ненасытную холеру и спросил, сколько жителей она собирается с собой увести. Та ответила, что двадцать тысяч. При следующей встрече возмущенный странник обвинил её во лжи, ведь в городе умерло сорок тысяч граждан. На что услышал ответ: “Я забрала ровно столько, сколько и собиралась забрать. Остальные двадцать тысяч умерли от страха”,

Вот этого-то и можно избежать, потому как это – в наших силах.