Падалко Ирина Борисовна

Сейчас никто не сомневается, что зависимость человека от так называемых психоактивных веществ (будь то алкоголь или наркотики) является болезнью.

Раз болезнь, значит у неё должны быть свои законы и механизмы развития, а также и свои средства излечения.

Грипп вызывается вирусом, к инфаркту миокарда приводит нарушение проходимости сосудов, а что приводит к алкоголизму? Почему одни люди пьют длительное время и не становятся алкоголиками, а другие в них превращаются чуть ли не сразу? Чем отличается организм потенциально больного алкоголизмом от остальных?

Проблема существует давным-давно, но вот изучением детально механизма, “колесиков и винтиков” её занялись сравнительно недавно, каких-то 10-15 лет назад. И выяснили многое. И это представляется обнадеживающим. Теоретически.

Алкоголизм хорошо моделируется. Представляете себе подвыпившую крысу? А поросенка?

Их, конечно, можно “довести” до такого состояния усилиями ученых. Дать бедным крысам вместо воды водку, и некуда будет им деваться. Понятно, вот вам и пьяные вдрызг крысы.

А если дать им выбор? Очень тогда интересные начинаются события. Оказывается, если премерно роте крыс (100 штук) дать свободу выбора, то заядлых трезвенников среди них будет максимум 10. Именно только такое подавляющее меньшинство не захочет даже прикоснуться к спиртному. Примерно столько же или даже чуть меньше – 7-8 - будут упиваться до беспамятства. Остальные проявят “врожденную культуру пития” и будут под настроение потягивать то одно, то другое. Заметьте, это в отсутствие сварливой жены (или тещи), хронических невыплат зарплат (или долгожданных выплат), дней рождений, юбилеев и т.д. То есть, в организме существует биологическая потребность в алкоголе?

Минуточку, вот здесь надо разобраться. В чем потребность: в спиртном и наркотиках? Или в чем-то другом, что достигается с их помощью?

Люди пьют по двум причинам, если отбросить особенности социального окружения: либо чтобы поднять себе настроние, либо чтобы нейтрализовать негатив. Повторяем, для наших крыс ни то, ни другое не имеет никакого значения. Но они тоже пьют (если есть что)… Зачем им-то это надо? Не для статистических же данных!

Оказывается, в нашей нервной системе (изученной на сегодняшний день далеко не в полной своей сложности), а именно в стволе головного мозга, существует область, отвечающая за эмоции (положительные), и мотивации. Система устроена непросто, известно о ней, в частности, что работает она на целом комплексе химических передатчиков (медиаторов). Впрочем, всё в организме в конечном итоге сводится либо к электрическому импульсу, либо к химической реакции.

Так вот, в этой самой “зоне подкрепления” главным действует медиатор дофамин. Его достаточно – жизненный тонус, настроение человека тоже в норме. Его недостаточно – и настроение не очень (иногда вплоть до депрессий), и тонус организма “так себе”. И тогда многие начинают принимать меры. Поднимает этот самый тонус кто как. Кто-то ест сладкое, кто-то получает положительные эмоции от доступных развлечений.

Кто-то принимает “химические вещества” – в данном случае рассматривается алкоголь. Тем самым искусственно вызывается активация этой самой дофаминовой системы, заставляющая медиатор выбрасываться из своих депо. Настроение улучшается.

А если исскуственное химическое возбуждение происходит регулярно?

Пока запас в депо есть – он используется, но систематическая его стимуляция приводит к истощению. И нормальная работа организма без достаточного количеств медатора уже невозможна. Это выражается в упадке сил, снижении настроения. Поэтому человек, употребляющий алкоголь и наркотики, знает, что после их приема состояние значительно улучшится.

А что же наша рота крыс? Почему не всех их заинтересовало это самое “дофаминовое воздействие”? Продолжается эксперимент дальше.

Люди, повторяем, делятся на две большие категории: “пьющие для удовольствия” и “пьющие с горя”. Попробуем поставить в такие же условия и крыс. Если дать им болевое раздражение – пустить на пол клетки электрический ток? Что тогда? А вот что.

Исходно чувствительность к току (болевому раздражению) у всех особей разная. И алкоголь на эту чувствительность действует по-разному. У одних после него она ещё больше обостряется, у других – заметно притупляется. Улавливаете аналогию? Прямо как и у людей – одни, выпив, смеются, другие – начинают пускать слезы. И крысы туда же: пристрастившиеся к алкоголю стали гораздо менее чувствительными к боли, а “на дух не переносящие” его – наоборот, к боли стали совсем нетерпимы. Понятно, что пить их не уговоришь.

Зачем нам все это? Для “чистой науки”? Естественно, нет. Экспериментальные разработки в этом направлении обнадеживают в плане новых подходов к лечению алкоголизма. Существуют данные, что средства, конечным итогом действия которых является нормализация работы дофаминовой системы (например, определенные антидепрессанты), являются весьма перспективными в терапии алкоголизма, причем как непосредственно его проявлений, так и в профилактике рецидивов. Проще говоря, на помощь тем, кто решил “завязать”, спешат новые эффективные средства, которые вселяют оптимизм в души больных и их многострадальных родственников.