" «Относитесь к собственной жене так, как будто она не ваша жена, а чужая»
Дон-Аминадо

Вы, наверное, обращали внимание на то, как развивается действие душещипательных любовных романов? Герои встречаются, между ними вспыхивает «чувство», они страдают, расстаются, снова сходятся, события их личной жизни становятся все стремительней, драматичней… И вот на последних страницах — белое платье, фата и жирная надпись «КОНЕЦ». Почему конец? Правда ли, что с началом семейной, личная жизнь заканчивается? Если ваш ответ «да», то вы совершаете очень серьезную ошибку.

Наш консультант — психотерапевт, психолог Центра детской и семейной психологии журнала «Мир Семьи» Ольга Камлык.

Мать начинается — женщина заканчивается?
«Брак — это роман, где герой умирает в первой главе», — писал канадский педагог и писатель Лоуренс Питер. Подобное мнение настолько распространено, что тиражируется в виде афоризма… и становится решающим аргументом в пользу свободной холостяцкой жизни. Причем если мужчины еще могут допустить существование некоторой степени личной свободы в браке, то расхожее представление об идеальной жене довольно тоскливое: кастрюльки, пеленки, хозяйство, дети. И все.

«Я никогда не выйду замуж, потому что боюсь сдохнуть от скуки», — говорила мне одна моя подруга еще в ранней юности. Сейчас ей уже изрядно «за», но мнения своего она не изменила. Поставив на замужестве жирный крест, она живет свободной, насыщенной и веселой жизнью. Это ее право и ее выбор.

Я — двумя руками за брак. Мне кажется, что семейная жизнь может быть не менее яркой и богатой событиями, чем жизнь холостяцкая. Конечно, она накладывает на человека некоторые ограничения. Но взамен ты получаешь ни с чем не сравнимое чувство защищенности, надежного «тыла», который может подарить только семья.

Тогда почему вокруг так много несчастных мужчин и женщин, чья семейная жизнь сначала превратилась в убогую рутину, а потом и вовсе развалилась?

Ольга Камлык: Одна из основных причин, из-за которой распадаются семьи, — супруги ограничиваются в браке только ролями матери и отца.
Давайте проследим, как в обывательском сознании подчас выглядят «этапы большого пути» женщины? «Девочка — девушка — женщина — мать!» Все! Дальше — только «бабушка». Получается, в нас на подсознательном уровне закладывают этот алгоритм — после того, как начинается мать, заканчивается женщина.
«Я ничего не знаю о сексе, потому что всегда была замужем», — шутила американская актриса Сари Габор. А между тем это очень грустная шутка. Мы часто забываем о том, что родители — это мужчина и женщина. Когда у них появляется ребенок, это, в идеале, никак не должно отразиться на их интимной жизни. Но, к сожалению, существует очень много семей, у которых после зачатия ребенка интимная близость сходит на нет.
Я недавно общалась со своими российскими коллегами, которые как раз исследовали интимную жизнь семейных пар и получили поразительные результаты.
Представьте: мужу и жене 30–35 лет. Самый цветущий возраст — и у людей просто нет секса! Они живут вместе, воспитывают ребенка, но отношений у них фактически нет. Почему так происходит? Потому что женщина начинает себя позиционировать только как мать, а мужчина принимает эту ее роль.
Вот и причина того, почему после 30 лет люди начинают разводиться! Казалось бы, почему? Для женщины это самый замечательный возраст: с одной стороны, она еще молода, гормоны в порядке, внешность — замечательная, уже есть опыт, уверенность в себе. И тут она замечает, что муж ею не интересуется. Не так давно я общалась с одним своим коллегой, который признался, что на протяжении последних четырех лет не спит с женой. Оба абсолютно здоровы и хороши собой. Он объяснил это тем, что его волнуют абсолютно все женщины… кроме жены. И это при том, что он любит и уважает свою супругу. Изменять ей считает недостойным, и очень мучается от этого. Спать может только с женой, но она — МАТЬ!

Что происходит за закрытой дверью?
Мне было лет тринадцать, моя школьная подружка однажды прибежала ко мне с пылающими щеками и сообщила тако-о-е: «Ты представляешь, нас в субботу отпустили с последнего урока (напоминаю, раньше школьники учились по субботам — Авт.). Открываю двери своим ключом, а в комнате какой-то шум подозрительный. Захожу, а папа с мамой лежат в кровати! Средь бела дня! Лица красные, глаза прячут! Ты представляешь, они, оказывается, занимались ЭТИМ САМЫМ!!! Никогда бы не подумала, они ж старые уже, им в будущем году сорок будет!» Я, помню, удивилась: действительно, почтенные пожилые люди, а туда же!

Недавно по телевизору в сотый раз крутили душевную мелодраму «Москва слезам не верит». Если помните, во второй серии этого фильма есть очень похожая сцена — дочь главной героини (не подросток тринадцатилетний, а вполне уже зрелая девица!) возвращается из института, а мама со своим любимым человеком, судорожно прикрываясь одеяльцами, кое-как натягивают одежки, запихивают постельное белье в шкаф и усаживаются перед неработающим телевизором: «Мы тут того… Кино смотрим…»

Я уже давно вышла из того возраста, когда сорокалетних считают безнадежными стариками. Но, честное слово, мне раньше никогда не приходило в голову, что герои фильма ведут себя совершенно по-дурацки. От кого и зачем они прятались? Не лучше ли было просто закрыть двери?

Ольга Камлык: Я обсуждала тему личной жизни родителей со многими взрослыми людьми. У них возникала такая буря эмоций! «Почему ребенок должен знать, что у родителей есть личная жизнь, секс, в конце концов?» — «А что в этом плохого?» — удивлялась я. Я не призываю демонстрировать половую жизнь детям. Категорически нет. Но ребенок должен знать, что у родителей есть та жизнь, в которую он входить не может. Это для него закрытая дверь, и он должен твердо это знать. Некоторые говорят: «Как это? Мы закроем дверь, и ребенок будет думать, что мы там черт знает чем занимаемся?!» И слава Богу, пусть думает! Они взяли на себя роль родителей. Но не знают, как должны вести себя мужчина и женщина, будучи родителями. Потому что их родители в свое время вели себя точно так же — не демонстрировали им тот факт, что они нуждаются в интимных отношениях. Как мать будет соблазнять отца?! Это же безобразие! Но от физиологии никуда не убежишь. Единственный выход: уравновесить, гармонизировать в себе эти две роли женщины и матери, мужчины и отца. Когда это удается сделать, то родители не будут испытывать чувства вины, говоря своему ребенку: «Солнышко, мама с папой хотят побыть вдвоем». В этом нет ничего страшного.

Жизнь как жертва
Легко сказать: «Уравновесить в себе роли родителя и супруга». Но почему это порой тяжело сделать? Да потому, что мы так воспитаны: наши родители, бабушки, прабабушки гордо демонстрировали миру свою родительскую роль, а все, что касалось личной жизни, стыдливо пряталось.

До сих пор почетным и достойным (особенно для женщин) считается быть, прежде всего, матерью и хозяйкой, которая ради этих ролей сознательно жертвует всеми другими радостями жизни. Такое представление вколачивают нам в головы, начиная с самого раннего детства. Делают это не только в семье, а буквально везде! Не верите? Тогда вот пример.

Мой младший сын ходит на курсы подготовки к школе. 8 марта у него был праздничный утренник. Пятилетние детишки подарили нам, мамам, трогательные самодельные открыточки, хором продекламировали стишок «про мамочку». Эх, жаль, не запомнила я его дословно. Но смысл был такой: «Мамочка дорогая, ты меня так любишь! Всю жизнь на меня положила — себе ничего, все мне, все ради меня! Про себя всегда забываешь. Вот вырасту, куплю тебе дом с садом — наконец-то ты сможешь сесть под деревом и отдохнуть».
Все умилялись, а мне стало жутко. Потому что в этом, на первый взгляд, безобидном и трогательном детском стишке я увидела два мощных «информационных посыла».
Первый: жизнь матери — это сплошная жертва. Она живет только для ребенка, ее собственная жизнь не имеет никакой ценности, ее потребности должны удовлетворяться в самую последнюю очередь. Второй: ребенок вырастает, и жизнь матери заканчивается — ей больше ничего не остается делать, как сидеть под деревом, сложа руки. Немногим лучше, чем просто помереть…

Выходит, между словами «родитель» и «жертва» можно поставить знак равенства?

Ольга Камлык: В чем-то ты права, на самом деле есть определенная родительская модель поведения: «Нужно сделать ребенка счастливым — даже во вред себе».
Мы не задумываемся над тем, а нужна ли эта жертва самому ребенку? Я где-то прочитала замечательную фразу: «Нет ничего хуже, чем жить с человеком, который принес себя в жертву». Потому что чувство вины, которое обязательно возникает у того, кому эту жертву приносят, влечет за собой чувство агрессии по отношению к тому, кто ее приносит. Получается замкнутый круг: один человек ведет себя как жертва, второй (хочешь — не хочешь) вынужден принимать эту жертву. Ребенок ведь не требует у матери, чтобы она не работала, не развивалась, отказывала себе во всем. Это выбор матери. Получается, ребенка выставляют в границы вынужденного поведения «принимающего жертву». Проходит время, и он все равно видит, что родители не чувствуют себя счастливыми. И как бы то ни было, человек, который приносит жертву, неосознанно демонстрирует свое поведение жертвы.
В принципе, эта модель поведения есть не только в паре «ребенок-родитель», но и «супруг-супруга». Когда кто-то приносит себя в жертву, кладет на алтарь, (происходит жертвоприношение своего внутреннего мира, своего «я»). Но при этом страдает на самом деле тот, кто получает эту жертву. А не жертва.

Интим — не только постель
Вам знакомо чувство вины, когда вы оставляете ребенка на бабушек-дедушек и отправляетесь вдвоем с мужем в ресторан, в кино или просто идете попить пиво вечером в парке? Мне — увы, да. Порой в такие моменты я чувствовала себя плохой матерью и вынуждена была выдумывать для себя какие-то оправдания. Теперь, пообщавшись с нашим консультантом, я поняла: ничего выдумывать не надо. Уходя время от времени «в отрыв» от детей, мы, как это ни парадоксально звучит, делаем это… в интересах детей.

Ольга Камлык: Мне кажется, что дети должны видеть — между родителями есть чувство. И это чувство уважения, взаимного интереса, страсть, наконец. Если они видят это постоянно, то у них никогда не будет возникать лишних вопросов. Став подростками, а потом и взрослыми, они не будут считать 40–50-летних родителей старыми. Потому что для ребенка любовь между родителями, существование некоего интимного пространства, куда ему вход закрыт, будут органичными. Посмотрите вокруг — есть масса семейных пар, которые не целуются, не обнимаются. Им нужно задуматься над этим и срочно менять ситуацию. Потому что их дети могут перенять такую модель поведения и впоследствии стать несчастными в семейной жизни.

Личная, интимная жизнь — это не обязательно секс. Интим — это два человека. Независимо от того, читают ли супруги вместе газету, рыбу чистят или занимаются любовью, все это — интимные отношения, отношения между двумя людьми. Если интимность утрачивается, то исчезает семья. Ведь что такое семья? Муж, жена, их личная жизнь. И росток этой жизни — их дети. Личная жизнь родителей — база, фундамент семьи, если она разрушается, то семья разваливается.

Получается, что, отказываясь ради семьи от интимности отношений, вы разрушаете семью.

5 шагов к личной жизни
советы мамам и папам

1. Не мечтайте стать идеальными родителями. Перфекционизм — болезненное стремление к недостижимому идеалу — может здорово осложнить жизнь. А если вы стремитесь стать для своего ребенка идеальным родителем, то тяжкой будет не только ваша жизнь, но и жизнь вашего ребенка.

2. Правило «восьми объятий». Мы очень много писали о том, как важен для ребенка телесный контакт с родителями. Считается, что для того, чтобы малыш почувствовал себя счастливым, его нужно приласкать не менее восьми раз в день. Откроем страшную тайну — взрослым эти пресловутые «восемь объятий» тоже необходимы! Возьмите себе за правило, расставаясь утром и встречаясь вечером после работы, чмокнуть друг друга в щечку или хотя бы ласково потрепать по плечу. Если в этот момент вас видят дети — замечательно! Вы подаете им прекрасный пример.

3. Чай вдвоем. Постарайтесь выкроить хотя бы час в день для общения с глазу на глаз, без детей, вечером, когда малыши уже спят. Совсем необязательно в это время обсуждать проблемы вашей семейной жизни, нюансы отношений, тайные мечты и сокровенные желания. Достаточно просто с удовольствием поболтать о пустяках. Главное — вдвоем.

4. Дела постельные. Спите ли вы вместе? Я имею в виду не только и не столько частоту сексуальных контактов. Давно замечено, что если супруги начинают спать в разных постелях или даже под разными одеялами — это первый сигнал того, что в браке не все благополучно. Стремление одного из супругов обустроить себе отдельное спальное место говорит не только о снижении эротической тяги к партнеру, но и об утрате доверительности в отношениях. Ведь, в конце концов, самый лучший способ побыть вдвоем — накрыться с головой общим одеялом.

5. «Супружеские каникулы». Обязательно постарайтесь хотя бы несколько раз в год сдать своих чад на попечение бабушкам-дедушкам и посвятить день (или несколько дней) исключительно себе. Отправьтесь на экскурсию, в кафе, просто погуляйте по городу. Вечером устройте романтический ужин. Шампанское и фрукты не обязательны: пиво с воблой могут быть не менее романтическим блюдом, если вы вкушаете его вдвоем в душевной и теплой атмосфере.

Почему человек приносит себя в жертву? Как ни странно, работать на кого-то гораздо легче, чем делать это для себя. Очень часто такая ситуация возникает, когда у «жертвы» есть определенный комплекс неполноценности. Человек не верит в себя, не может реализоваться. Даже получив хорошее образование, он ставит себя в позицию жертвы: я буду стараться ради детей, ради супруга. Но при этом постоянно звучит фраза: «Я мог бы многого добиться, если бы не вы». Так ведь гораздо легче жить, если тебе лень заниматься собой. Ты не можешь честно сказать себе — мне лень. Или я слаб и бездарен. Гораздо проще свалить это на обстоятельства: у меня дети, и я всем пожертвовала ради них.

Если женщина или мужчина выбирают позицию жертвы, прикрываясь ролью родителя, то родным и близким нужно бороться с этой позицией. И бороться серьезно. Нужно протестовать, постоянно говорить: «Мне эта жертва не нужна. Мне гораздо приятнее будет жить с самодостаточным и счастливым человеком». А для ребенка вообще нет ничего хуже, чем несчастная мать.

Некоторые считают, что из ребенка матери-жертвы непременно вырастет эгоист. Это не так. Скорее, он будет невротической личностью, потому что он постоянно находится в напряжении. «Я делаю все ради тебя» — на самом деле это страшный прессинг. И у ребенка будет желание уйти от этого прессинга.

Вообще человек — существо социальное. И ему мало только семейных ролей. Должен быть еще вектор профессиональной деятельности. И если он реализован, то человек вряд ли будет чувствовать себя счастливым. Справедливости ради нужно сказать, что далеко не все «сумасшедшие мамочки» прячутся от жизни за материнской ролью. Есть матери, чья позиция меня поражает и восхищает. Это — матери-исследователи, экспериментаторы. Для них воспитание — бесконечный источник творчества. Они отслеживают динамику развития ребенка, изучают теории. Это не вариант «покормить-погулять». Это не жертва. И в принципе, такая мама никогда не будет выставлять себя в качестве жертвы.

Людмила Заглада

Журнал "Мир семьи" май 2007 года