О появление на свет Елизаветы Владимировны или Роды в Днепропетровске (февраль 2001 года)

Начать, наверное, нужно с того, что о такой беременности как у меня только мечтать можно было: никакого токсикоза, никаких неприятных внешних изменений и ко всему этому замечательное самочувствие!

Но! Так замечательно всё было до тех самых пор, пока на 30-й неделе во время УЗИ мне не поставили диагноз тонус матки и, как следствие, угроза прерывания беременности. После чего участковый гинеколог, наблюдавший меня на протяжении всего срока, с сочувствием в глазах написал направление в ГРД № 1 «на сохранение». Я тогда понятия не имела, что такое этот самый «тонус матки» и насколько это страшно. Куда делся в тот момент мой здравый смысл и скептическое отношение к таким скоропалительным и непонятным диагнозам понятия не имею?

В роддоме, я, никогда не лежавшая в больнице и дня, начала медленно сходить с ума. Как только меня положили в палату, девочки–соседки, узнав мой диагноз, сразу сказали, что мне будут колоть и оказались правы, т.е. толком никто ничего не проверял, просто прочитав диагноз на направлении, мне назначили: утром – магнезию внутримышечно; вечером – анальгин с папаверином.
Потом я наслушалась рассказов о том, как после такого сохранения девочки рожают только со стимуляцией. Далеко ходить не надо было, явный пример был прямо в палате. Конечно, есть случаи, когда такое сохранение просто необходимо, но насчёт моего случая я начала сомневаться. Вобщем, я честно выдержала неделю. Но когда во время очередного осмотра, я спросила: «А сколько собственно меня ещё будут колоть?» и мне ответили: «Сколько нужно! Никаких норм нет!» Я, по-другому, извините, не скажешь, обалдела!
Муж поспрашивал знакомых и нашёл гинеколога, которую очень хвалили жёны всех его знакомых. Мы съездили к ней, она посмотрела меня и сказала немедленно, хоть и со скандалами, забирать документы и не выдумывать никаких прерываний. После главным моим девизом стало: «Я не больная, а беременная!». Вот так закончилось моё «сохранение».

После этого потянулись спокойные наполненные ожиданием нашей Лизушки дни.
Роды мне обещали где-то около 8 февраля. Рожать мы решили в Акушерском отделении областной больницы им. Мечникова. Мою обменную карту уже подписали у главврача. Туда вообще-то не так просто попасть, так как роддом предназначен для рожениц из Днепропетровской области. И как нам сказала наша знакомая гинеколог (именно она подписала мою обменку): «У нас нормальные роды за счастье», т.к. как правило, привозят сюда с какими-нибудь осложнениями, т.е. врачи просто экстра класса.
Мы не спеша, купили лекарства по списку, где-то на 80-100 грн. Я собрала все необходимые вещи, переделала не спеша всё по дому и к назначенному сроку была полностью готова.
Но, прошло 10 февраля, 20 – е, а мы всё никак… Я начала уже волноваться, а ещё постоянные звонки родителей и друзей с примерно одинаковым содержанием: «Ты ещё дома?» А ещё сомнение по поводу, не пропущу ли я схватки? Теперь то я уже понимаю, что пропустить их просто не возможно.
С 22 на 23 ночью у меня начала, вероятно, открываться шейка, потому что ужасно болела спина и бедренные кости, я даже заснула с трудом. Но схваток нет!! Пережили мы и 23, а вечером позвонила Виктория (гинеколог), поинтересовалась моим самочувствием, пошутила по поводу «а не слониха ли я?» и сказала, что завтра в роддоме дежурит её хороший знакомый и, что было бы неплохо, если бы он меня посмотрел. На том и договорились!

Утром я собрала вещи, потому что уже в любом случае нужно было остаться в роддоме, всё-таки 43 неделя. Мы на такси заехали за Викторией и поехали в роддом. Там в приёмном покое мы с мужем попрощались, а Виктория поднялась со мной на 5-й этаж в родзал. Подошёл её знакомый врач, Сергей Александрович (далее СА), мы познакомились и пошли в зал, смотреть чего со мной делать дальше. После осмотра выяснилось, что шейка уже открыта достаточно. И когда мне сказали, что сегодня до 22.00 родим, я просто растерялась (хотя и ждала этого момента). После этого мы ещё поболтали с Викторией, она пожелала мне удачи, договорилась, что СА позвонит, как только процесс пойдёт. Меня оставили в предродовой палате. Я немного расстроилась, так как оказалась морально не готова к родам, вернее мне хотелось, что всё было естественно, а врач сказал, что сделаем пару стимулирующих уколов. Но акушерка (очень внимательная женщина) здорово меня успокоила.

После первого укола, начались слабые схватки. Во время осмотра мне прокололи пузырь (я даже не поняла когда). Воды было мало, светлая, т.е. всё в норме. Врач очень разговорчивый, постоянно шутил и не давал мне времени испугаться или расстроиться. Спросил на когда обещали роды, расспросил о «сохранении». После всего этого резюмировал: «Сохранили на нашу голову!».

Через час следующий и последний укол. Схватки стали регулярными и более продолжительными: спасибо акушерке, что научила правильно себя вести. И тут привезли ещё одну девочку с уже очень сильными и частыми схватками. Акушерка пошутила: «Оксана, давай скорее!!! Тут без очереди лезут»
Потом я потеряла счёт времени, толи пять минут прошло толи пару часов. Я до сих пор считаю, что самое неприятное это схватки перед самыми потугами. Но спасибо природе, она позаботилась о том, чтобы всё это быстро забылось. Да и между схватками отключка полная, я почти засыпала. Время от времени заходил СА: «Ксюш, ну что, рожать будем? Как схватки?» Как-как? Если бы я тогда знала, что есть показателем начала родов, а тогда казалось, что это никогда не закончится. Очень благодарна персоналу, очень внимательно относились ко мне. Вобщем, схватки длились порядка 3-х часов (с 14.00 до начала шестого). Трудно всё это описать, а в первые часы после родов эмоции били через край, вот тогда, наверное, нужно писать.

А дальше всё как в калейдоскопе: потуги, вначале слабые, потом сильнее и сильнее. Время от времени меня щупала акушерка в какой-то момент, она скомандовала: «Готова!» Я забралась на стол, и начались собственно роды. Но я как не стыдно признаться оказалась слабаком и к этому моменту порядком устала. Поэтому рожали все: и акушерка Лилия Леонидовна, и врач Сергей Александрович, ну и я конечно. Меня и уговаривали, и хвалили, и пугали накладыванием щипцов, в итоге обошлись малюсеньким надрезом в два шовчика.
Как раз в момент появления на свет Лизуши (17.50) приехал наш папочка Володя, а дальше сплошные эмоции: радость, радость и ещё море счастья. Все это затмило и неприятные ощущения во время «штопки» (меня не обезболивали) да и рождение последа тоже прошло мною незамечено. Лизуню сразу приложили к груди, она моментально сориентировалась чего с ней нужно делать, потом еле оторвали.

Какая же она была беззащитная, родная и хорошенькая!!!! Мы с Володей почувствовали ещё большее единение и огромную любовь к этому человечку, сделавшему нас настоящей семьёй.

Потом малышку запеленали и унесли, мы с мужем тоже попрощались, и меня повезли в палату. Ночь была достаточно тяжёлой (стресс, шов болел). На следующий день в 6 утра мне принесли её (Лизку) кормить. Вобщем в роддоме мы пробыли положенные 4 суток, и 1 марта благаполучно приехали домой.

Сейчас нам почти 4 месяца. Мы уже совсем большие. Родилась она 52 см и 3,370 кг, а в три месяца – 61 см и 6,700 кг. А вчера начался кошмар под названием «Зубы». Вот!

Оксана и Лиза
Февраль, 2001г.