Процесс адаптации человека в любом новом коллективе или в новой деятельности является стрессовой. Начиная с первого прихода в детский сад и заканчивая выходом на пенсию.

Поступление в школу, институт, смена места работы, жительства, смена вида профессиональной деятельности потому и называются знаковыми жизненными ситуациями, что несут в себе колоссальную эмоциональную нагрузку, которая нередко незаметна для окружающих. Но это не значит, что ее нет. Это касается всех людей, к сожалению.
Особенно остро на перемены реагируют аутисты. У них сфомировалась дисфункция коммуникативной сферы психики, но они об этом, к счастью не знают. У них есть свой, привычный, удобный безопасный мир и есть мир непонятный, пугающий в который их постоянно тащат. Как дать понять этим «инопланетянам», что этот мир тоже может быть к ним добрым, что он интересный, веселый и грустный, цветной, яркий и тусклый,- разный, но не в коем случае не враждебный?

Сейчас я выражу свое субъективное мнение (возможно спорное) - у наших необычных детей есть одна удивительная особенность – считывание информации из окружающей атмосферы. Не из воздуха, а из пространства, которое пронизано мыслями, чувствами, настроением, желанием окружающих их людей. Прежде всего конечно родителей. В первую очередь мамы, потом других близких взрослых. Собственно качественная составляющая этой «атмосферы» и определяет степень успеха адаптации детей – аутистов к жизни в обществе. Родители должны, прежде всего, настроится сами, потому, что ребенка, никогда не бывавшего в коллективе или не остававшегося с другими людьми настроить на это «сложно». Также сложно, как объяснить жестами обычному человеку, зачем ему нужно пойти в «абаваку копитуку» для изготовления «шестиренчатых пятиренок». Пойду ли я туда, будет зависеть только от той невербальной информации, которую мне удастся считать. Аутята находятся в похожем положении. И тревожные родители, неуверенные, суетливые или все знающие педагоги, «легко ранимые» люди в магазине и автобусе, на которых реагируют их мамы, не добавляют уверенности в безопасности этого мира.

Что делать? Нет однозначного ответа. Главное – делать. То, что в данный момент считаете нужным, правильным и полезным. Уверенно, доброжелательно, спокойно и терпеливо. Не бросаться из крайности в крайность и уж точно не искать «кто виноват».

Теперь я перейду к более конкретным вопросам. Тем, с которыми сталкиваюсь в ходе своей работы с необычными детьми.

Главная трудность, с которой встречаются преподаватели, работающие с аутистами – это трудность первого контакта. Ребенок пришел в незнакомое помещение, вокруг все доброжелательное, спокойное, но чужое. Тут и обычный ребенок чувствует себя не в своей тарелке, что же говорить о наших детях.

Я работаю психологом. Главной своей задачей ставлю максимально возможную адаптацию наших детей к социуму. Развитие внимания, памяти и т.д. – нужно и важно, но все-таки не первично. Ребенок должен (не люблю это слово «должен», никому он ничего не должен на самом деле) чувствовать себя наиболее комфортно в обществе людей. Видеть и понимать окружающих, соотносить ежеминутно меняющуюся ситуацию с прошлым жизненным опытом. Большая и красивая цель, но, к сожалению, трудно достижимая.

Малыш «осваивает» территорию, находит наиболее безопасное для себя место. Это может длиться непредсказуемое количество времени. От нескольких минут до часов или дней. Одновременно происходит «знакомство» с жителями нашего «сказочного королевства». Он уже начинает строить свои взаимоотношения с каждым. Да, безусловно, поведение остается стереотипным. Но с каждым членом так внезапно выросшего коллектива ребенок устанавливается свой, отличный от других стереотип поведения. В конце концов, наступает момент, когда ребенок позволяет себя увести в другую комнату.
Если ребенок, зайдя в мой кабинет, сразу не пытается оттуда уйти – это первый маленький шажок навстречу друг другу. Дальше вступает в игру один из самых главных моих помощников в установлении мостиков от меня к ребенку – Большой Тазик с гречкой. Килограммов на пять-шесть. Пока еще не было случая, чтобы малыш им не заинтересовался. Если человечку до шести лет – действует безотказно. Во-первых, это нечто абсолютно новое, т.к. дома мама вряд ли позволяет играть таким количеством крупы. Во-вторых, он не пугает – нейтральный цвет, привычная форма. А вот содержание! В гречку можно запустить руки, ее можно сыпать рукой или чашкой от детской посуды – восторг полный. Я присоединяюсь не сразу, даю некоторое время насладиться новыми ощущениями. Если ребенок не возражает против моего вмешательства – мы продолжаем игру вместе, если возражает, ну что ж, я просто посижу рядом и попробую еще раз через некоторое время.

Для чего и как я использую гречку. Первое это массаж пальцев ладоней и предплечий. Приемы применяю те же, что и в классическом массаже - направление движений по току лимфатических сосудов. Глубина и интенсивность зависит от поставленной задачи. Когда необходимо расслабить, успокоить, тогда движения медленные и глубокие. При быстром и поверхностном нажатии достигается тонизирующий, активизирующий эффект. Особое внимание уделяется ладонной поверхности. Движения здесь не только продольные, а еще и круговые. Каждый пальчик массируется отдельно. При этом очень хорошо идут песенки-потешки про пальчики – «Сорока-сорока», « Братцы – пальцы» и др.
Не редко ребенок не воспринимает рифмованную речь. Свое неудовольствие малыш, как правило, выражает очень громко. Это не значит, что нужно сразу отказаться от стихов и песенок. Что может вызывать такое бурное неприятие? Сначала стоит поэкспериментировать со звуком (громче-тише) и высотой голоса. Если есть такая возможность, послушать, как обычно с ребенком общается мама. Ведь настройка происходит именно на мамин голос. По возможности попробовать повторить его. Не пародировать, а попытаться говорить также громко (тихо), также высоко (низко), также быстро (медленно). И может тогда малышу захочется вас слушать и главное слышать. Реже ребенок не воспринимает сам стихотворный ритм.

Большинство детских стихов написано ямбом – первый слог ударный, второй безударный. Может этот размер, вызывает какие-то неприятные вибрации. Можно попробовать подобрать ритм стиха, который бы устраивал ребенка, как слушателя.
У нас в школе есть мальчишка, который начинает громко кричать при первых же рифмованных строчках. Не важно кто их произносит – мама, педагог или просто другой ребенок в комнате. Когда мы с ним чем-то вдвоем занимались, я пробовала произносить две-три стихотворные строчки. Разные, какие помнила. Реакция была моментальной - «Не надо!».
А «Буревестник» почему-то выслушал без привычных комментариев. Зачем мне это нужно? Я думаю, что этот опыт будет полезным именно с этим ребенком в развитии слуховой памяти. Очень редко, когда не подходит ничего. Значит, стихи не читаем. После массажа очень естественно переходить к пальцевой гимнастике. «Кораблик», «собачки», «коза-дереза», «замочек и ключик» - на что хватит фантазии. Старшим детям очень интересно играть в театр теней.

Массаж ладонной поверхности пальцев стимулирует мозговую деятельность. Не так долго, как хотелось бы, но все-таки. По крайней мере, ребенка хватает на 5-10 минут посмотреть картинки, отреагировать вопросы. Реакция может быть не такая, как предполагается, но если она есть – это замечательно. На новый качественный уровень выйдем чуть позже, но выйдем обязательно.

Аутистам очень тяжело даются обратные действия. Если что-то зарываем, то, как правило, навсегда. Для того чтобы малыш захотел найти зарытый предмет надо быть очень настойчивым. Если я просто прошу найти, раскопать какую-нибудь, например, собаку, то 90 % из 100, что меня не услышат, не воспримут. А если собака начинает причитать моим очень жалобным голосом: «Ой, как мне страшно, вытащите меня скорей отсюда! и т.д.», то ее скорей всего «спасут» Она будет шумно радоваться и благодарить. Это уже идет примитивная работа с эмоциями. Они должны обязательно «слишком», чтобы аутист на них отреагировал или хотя бы обратил внимание.

Подводя итог – большое количество сыпучего вещества эффективно при:
1. установлении контакта;
2. коррекции эмоционального состояния ребенка;
3. стимуляции коммуникативной деятельности;
4. развитии мелкой моторики;
5. при ознакомлении с выражением базовых эмоций (радость, страх, печаль. Гнев пока оставим в стороне – доберемся и до него со временем)

Не знаю, как это объяснить, но есть один товарищ, который развлекается тем, что пытается угадать цвет зарытого в гречку колечка от пирамидки. Угадывает чаще, чем это могло бы быть просто совпадением…

Конечно, иногда на ковре оказывается некоторое количество гречки. По этому поводу никто не огорчается - есть пылесос, совок и веник. А несанкционированный массаж других соприкасающихся с ковром поверхностей – это тоже хорошо.

Психолог БО "Школа-сходынки"
Светлана Товстуха