Готовы отказаться от плановой операции, лечения зубов или диагностического исследования из страха перед наркозом?
На ваши вопросы отвечает Михаил Замятин, главный анестезиолог-реаниматолог Национального медико-хирургического Центра имени Н. И. Пирогова.

Не ухудшится ли после наркоза память и мои интеллектуальные способности?
Все лекарственные средства, которые применяются для наркоза, действуют на головной мозг и изменяют его функциональную активность, но это всегда носит временный и обратимый характер.

Расстройства памяти и снижение концентрации внимания могут сохраняться в течение нескольких часов или дней. Поэтому, даже после небольших амбулаторных вмешательств, выполненных под наркозом, нельзя покидать лечебное учреждение без сопровождающего. В первые сутки после наркоза не рекомендуется принимать важные решения, подписывать финансовые документы, управлять автомобилем.

У некоторых людей нарушения интеллектуальной сферы могут сохраняться и дольше – в течение нескольких недель и даже месяцев. Однако четко отследить связь этих изменений с наркозом не удается – ведь многое зависит от возраста и исходного состояния здоровья пациента, а также вида операции.

Я очень тяжело и долго просыпался после наркоза. Значит ли это, что он мне противопоказан?
Если применяются короткодействующие современные препараты, человек полностью приходит в сознание уже через 3–10 минут. Есть препараты, которые действуют дольше, тогда пациент дольше будет чувствовать сонливость и вялость в течение более длительного периода времени. Нельзя сбрасывать со счетов и индивидуальную реакцию на тот или иной вид анестезии. Поэтому обязательно нужно рассказать врачу-анестезиологу обо всех неприятных ощущениях, которые вы когда-либо испытывали после наркоза. Но в целом можно сказать, что нет людей, плохо переносящих наркоз, есть анестезия низкого качества и отсутствие должного контроля за пациентом во время операции. В странах СНГ, к сожалению, еще слишком широко распространены старые методы анестезии – на основе галотана, закиси азота или даже кетамина. Они имеют больше противопоказаний и негативнее влияют на мозг.

Есть ли риск не проснуться после наркоза?
Реальных смертей от анестезии – 1 на 200–400 тысяч, процент очень незначительный. Поэтому правильнее спрашивать о “риске не проснуться после операции”. И этот вопрос каждый пациент вправе задать лечащему врачу. Вероятность серьезных осложнений и летального исхода в первую очередь определяется особенностями основного заболевания, наличием сопутствующих болезней, видом и объемом операции.
Наркоз тоже может вызвать осложнения, но они, как правило, не представляют угрозу для жизни. Чаще всего это слабость, сонливость, головокружение, реже – тошнота, рвота, головная боль в первые часы после операции. И их вероятность в значительной степени зависит от вида анестезии.

“Не проснусь ли я во время операции?”
Такая вероятность есть. При ингаляционной анестезии это случается в 1% случаев, при анестезии закисью азота – в 20%, при использовании кетамина – до 25%. Врачи этого могут и не заметить. Ведь во время операции пациент находится под действием препаратов, вызывающих расслабление всех мышц, и не может дать понять, что он все слышит, страдает и ему плохо.

Такое часто случается, например, при экстренном кесаревом сечении, при оказании хирургической помощи пострадавшим от множественных травм, а также в кардиохирургии. Только в США каждый год это происходит у 20–40 тысяч хирургических больных. Примерно у каждого третьего из этих пациентов восстановление сознания во время операции сопровождается болевыми ощущениями, у остальных боли нет, но возникает чувство дискомфорта, страха и даже паники. Кто-то сам вспоминает о том, что происходило с ним в операционной, кто-то – под гипнозом, но таких людей немало, и в США даже существует общество переживших состояние неконтролируемого пробуждения во время операции. Оно опасно тем, что сказывается на качестве дальнейшей жизни: развивается постстрессорный синдром, который, как уже доказано, увеличивает число послеоперационных осложнений, включая инфаркты, инсульты и нарушение работы желудочно-кишечного тракта.

За рубежом люди в таких случаях подают иски в суд и выигрывают. А клиники подстраховываются – в США, например, 70% операционных и большинство реанимационных палат оборудованы BIS-мониторами глубины наркоза, которые позволяют подбирать нужную дозу вызывающих наркоз препаратов и снижают вероятность пробуждения до 0,002%. Для России это относительно новая техника, и не так много операционных ею оснащено. Но поискать такую клинику стоит – ведь применение мониторинга делает наркоз не только более безопасным, но и избавляет от многих неблагоприятных последствий перенесенной операции и анестезии.

“Как снизить риск побочных эффектов от наркоза?”
Поинтересуйтесь у анестезиолога, каким выбором средств располагает клиника. Если есть современная ингаляционная и внутривенная анестезия, применяются разнообразные региональные блокады с сохранением сознания и без – можете расслабиться. Врач имеет возможность выбрать оптимальную для вас, учитывая сопутствующие заболевания, объем оперативного вмешательства и даже ваши пожелания.
Неплохо бы узнать, стоит ли там аппарат для наркоза, есть ли кислород, монитор контроля пульса, давления, дыхания, а в идеале и монитор контроля глубины наркоза. Если нет, лучше перестраховаться и поискать другое место. И уж тем более не стоит соглашаться на вариант, когда в эндоскопический, стоматологический или процедурный кабинет входит анестезиолог, имеющий пару шприцев с лекарством и тонометр. Если же выбор в данной клинике невелик, а вам нужно оперироваться именно в ней, не стоит бросаться на поиски суперсовременного препарата и требовать от врача применить его. Все-таки лучший вид наркоза – тот, которым анестезиолог пользуется ежедневно и которым владеет лучше всего.

Какой наркоз считается щадящим? Говорят, что внутривенный...
Сегодня в мире есть замечательные средства для внутривенной анестезии, которая обычно используется для малых операций, например, гинекологического выскабливания. Но они доступны не в каждой стране. Поэтому при проведении такой анестезии врачи нередко применяют препараты, которые хорошо усыпляют, но плохо обезболивают. Другие добавляют к ним наркотики, после которых еще несколько часов сохраняются расстройства сознания, внимания, мышления. Это повышает риск осложнений, поэтому щадящим такой наркоз по определению быть не может.

В промышленно развитых странах 65–80% наркозов выполняют с использованием ингаляционных анестетиков. Из них вполне доступны изофлюран (признан “золотым стандартом” еще в 90-е годы прошлого века), севофлюран (около 90% всех наркозов в Японии проводится с помощью этого анестетика) и ксенон (на Всемирном конгрессе анестезиологов в Париже ксенон был назван “анестетиком III тысячелетия”). Они оказывают минимальное влияние на внутренние органы и существенно снижают необходимость применения сильнодействующих фармакологических средств. Анестезия превращается в более простой, предсказуемый, безопасный и комфортный процесс.