Жеглов В.В. Из опыта оказания медико-социальной помощи ветеранам войн и вооруженных сил // Воен.- мед. журнал.- 2000.-№ 2.-С.18-20

Московский дом ветеранов войн и Вооруженных Сил (МДВ) был открыт в 1992 г. Его основная задача - оказание помощи ветеранам в решении медико-социальных и правовых вопросов, в организации и проведении их встреч и досуга. Управление медико-социальной помощи при МДВ состоит из лечебно-оздоровительного центра, который включает патронажную службу, пансионат дневного пребывания, реабилитационно-поликлиническое отделение, аптечный пункт и отдел благотворительной и социальной помощи с мастерской по ремонту телевизоров, парикмахерской и сапожной мастерской. Ветераны ВОВ г. Москвы всеми услугами центра пользуются бесплатно.
В патронажную службу входят начальник (врач), старшие патронажные сестры - 5 и патронажные сестры (ПС) - 125. Каждая патронажная сестра обслуживает 8-10 ветеранов. Это одиноко проживающие ветераны, из которых 98% инвалиды 1-й и 2-й групп. Средний возраст лиц, находящихся под патронажем - 85 лет. ПС решают все проблемы ветеранов.
С 1996 г. в Москве работает пансионат дневного пребывания (ПДП) (с 930 до 1700) на 70 человек. Штат ПДП - 14 человек. В нем имеются кабинеты лечебной физкультуры, массажа, психологической разгрузки, зимний сад с люстрой Чижевского, комната отдыха на 6 койко-мест, библиотека, кабинет врача и процедурная.
В пансионате организовано 3-х разовое диетическое питание. Время пребывания - 1 месяц, периодичность пребывания - 1 раз в год.
Подробно описана работа Центра, а также реабилитационно-поликлинического отделения на базе загородной клиника реабилитации медицинской академии им. И.М. Сеченова.

Галкин Р. Самарская модель международного здравоохранения // Мед. газета.- 2000.- №19 (15 марта).- С.6

К пожилому человеку на Западе общество относится более внимательно, чем в России. Учитывая зарубежный опыт, в Самарской области многое сделано по совершенствованию оказания медицинской и социальной помощи пожилым и престарелым людям. Организованы так называемые медико-социальные отделения на базе тех участковых больниц, которые исчерпали свои функции и в условиях недостаточного финансирования их следовало бы закрывать. Но с созданием подобных отделений были сохранены рабочие места для медицинских работников. Ежегодно оказывается помощь более 15 тыс. одиноких стариков. Работа ведется в тесной связи с Главным управлением социальной защиты. На базе клинического госпиталя ветеранов ВОВ создан НИИ "Международный центр по проблемам пожилых", в котором изучаются проблемы геронтологии и гериатрии. На основании разработок института издано много нужной литературы, учебники по гериатрии "Энциклопедия пожилого человека", "Словарь терминов".

Шевченко Ю. Л. Врач и государство, здравоохранение и право // Пробл. соц. гигиены, здравоохр. и истории медицины. - 2000. - № 1. - С. 3-13

Постарение населения является важным фактором объема потребления медицинской помощи, ибо на долю лиц пожилого возраста приходится в 3,5 раза больше посещений амбулаторно-поликлинических учреждений и случаев госпитализации. Все это приводит к нарастанию социально-экономических и медицинских проблем, решать которые необходимо путем создания условий для полноценного функционирования геронтологической службы. Сегодня в России действуют около 100 специализированных гериатрических центров, среди них ведущее место занимает созданный в 1997г. Российский НИИ геронтологии. Более 50 госпиталей ветеранов войн на 15 тыс. коек выполняют функции региональных гериатрических центров, более 90 тыс. учреждений общей мощностью свыше 2,6 тыс. коек ориентированы на обеспечение ухода и медико-социальной реабилитации пожилых людей.

Власов В. В. Доказательная медицина и гериатрия // Клиническая геронтология.- 2001.- №7.- С. 3

В гериатрии, если ее понимать шире, чем то, что практикуется в немногочисленных специализированных центрах, главной проблемой является отношение к больным старшего возраста как к пациентам, которым должна оказываться "ограниченная" помощь". Ограничения имеют место не только в России, но почти везде - и в Англии, и в Новой Зеландии, где, например, старикам (старше 75 лет) ограничивают предоставление интенсивной терапии и гемодиализа. Этот подход основывается на соображении, что справедливее оказать предпочтение в оказании высокотехнологичной медицинской помощи (ВТМП) молодому человеку, а не старому. Предоставление молодому возможности жить как бы добавляет ему равенства в сравнении со старым, уже пожившим и имевшим возможности для самореализации.
В США, 40% средств расходуется на 13% населения в возрасте 65 лет и старше. Однако, если иметь в виду рост расходов на здравоохранение в США, то оказывается, что только 10% их прироста объясняется увеличением числа старых людей.
Американская статистика показывает, что 1/3 средств программы Medicare расходуется в последний год жизни пациентов. Старые больные госпитализируются преимущественно не для получения дорогостоящей ВТМП (кардиохирургии, химиотерапии), а для вполне обычного лечения и вмешательств, улучшающих качество жизни.
Однако подсчитано, что, если отказывать всем старым людям в высокотехнологичных вмешательствах, то могут быть сэкономлены лишь 3-6% от части бюджета, израсходованной на старых людей, т.к. как примерно 50% больных, получающих подобные вмешательства в старческом возрасте, выживают и ожидаемый эффект лечения достигается.
В целом, обычно общество принимает решение о том, как тратить средства в течение жизни граждан, например, предпочитая большие расходы для лечения младенцев. Так, граждане в Англии уверенно ставят лечение угрожающих жизни состояний у младенцев выше, чем лечение тех же состояний у пожилых. Граждане склонны рассматривать стариков как "поживших" и отдавать приоритет, но крайней мере, в количественном отношении - лечению детей.
Исследование ведения больных с острым инфарктом миокарда в Англии в 1999 г. показали, что пожилые больные получают менее интенсивное лечение на основе мнения о том, что они хуже выживают и их лечение менее эффективно. Так, например, они получают реже назначение бета-адреноблокаторов при выписке. Тем не менее, больные в возрасте старше 70 лет живут достаточно долго (выписавшиеся в 80% случаев живы через 3 года), и в отсутствии сердечной недостаточности живут дольше, чем больные в возрасте младше 60 лет при сердечной недостаточности. Таким образом, не возраст, а особенности течения болезни являются решающими для перспектив лечения пациента.
При обсуждении проблем дорогостоящего лечения и поддержания престарелых, в особенности в неспециальных изданиях, часто поднимается вопрос о том, что их жизни в старческом слабоумии так ужасна, что лучше бы она прерывалась. При этом остается вне поля зрения, что абсолютное большинство людей, доживших до старости, даже в возрасте старше 80 лет не страдают деменцией, более того, среди лиц с возрастным слабоумием качество жизни достаточно высокое, чтобы радоваться ей, если им предоставить простейший уход.
Недостатки в лечении стариков существуют во всех странах. Объемы их длительного лечения возрастают. Они будут возрастать и впредь в опережающих размерах.
В России в связи со сложными экономическими условиями необходимо, по заключению автора, обеспечить пожилым больным только те вмешательства, полезность которых доказана, и отказаться от вмешательств, полезность которых не установлена.

Безруков В.В., Дупленко Ю.К., Бурчинский С.Г. Основные исследовательские направления и приоритеты отечественной геронтологии на современном этапе // Проблемы старения и долголетия. - 2001. - № 2. - С. 113-127

Проведенные авторами исследования в области медицинской демографии позволили им дать интегральную оценку роли различных медико-социальных факторов в формировании уровня здоровья и продолжительности жизни населения Украины.
Среди основных видов исследований, получивших развитие за последние годы в Украине, авторами выделены: мониторинг смертности и продолжительности жизни населения в возрастном плане с учетом пола, условий жизни и причин смерти; создание соответствующей компьютерной базы; разработка многоаспектного среднесрочного прогноза продолжительности жизни для лиц пожилого и старческого возраста в стране до 2025 г. Основные исследовательские направления и приоритеты в области отечественной геронтологии и гериатрии в значительной степени синхронны с тенденциями развития геронтологических исследований в мире.

Вержиковская Н.В., Чайковская В.В. Состояние и перспективы развития амбулаторной помощи населению старше трудоспособного возраста // Проблемы старения и долголетия.-2001.-№1.-С.85-95

Проанализированы данные о состоянии первичной медико-санитарной помощи населению пенсионного возраста. Обоснована необходимость приоритетного развития амбулаторной помощи (сестринской патронажной службы, врачебных амбулаторий, дневных отделений, стационаров на дому, медико-социальных и реабилитационных поликлиник) и ее гериатрической направленности в условиях реформирования медицинской отрасли. Несмотря на то, что амбулаторная помощь является наименее затратным видом медицинской помощи, ее совершенствование способствует предупреждению развития хронической патологии и снижению уровня инвалидизации пожилых людей.

Гехт И. А. Принципы финансирования отделений медико-социальной помощи для престарелых//Экономика здравоохранения.-2001.-№11-12.- С.21-22

В Самарской области на протяжении 15 лет проводятся медико-социологические исследования, посвященные проблемам одинокой старости в сельской местности. Результатом этой работы стало открытие в каждом сельском районе области медико-социальных отделений для пожилых и старых людей. В основном на медико-социальных койках лечатся одиноко живущие лица старших возрастов, у которых социальные показания для госпитализации превалируют над медицинскими. Сроки пребывания пациентов отделений медико-социальной помощи в стационарах в несколько раз превышают сроки лечения взрослых больных в других отделениях, поэтому естественно, что указанные отделения требуют дополнительных ресурсов. В Самарской области было принято решение, по которому отделения медико-социальной помощи стали финансироваться из двух источников: через систему ОМС и от центров социальной защиты.
Средства, выделяемые для отделений медико-социальной помощи органами социальной защиты, являются хорошим подспорьем для лечебных учреждений, но полностью компенсировать затраты больниц по оказанию медицинской и социальной помощи одиноким пациентам старших возрастов они не могут. Понимая ограниченные возможности фонда социальной защиты, необходимо более четко представить, на какие именно цели стоит прежде всего выделять ему деньги, что должно финансироваться за счет страховых медицинских организаций, а на что должны выделяться средства из местных бюджетов (администрациями районов).
По мнению автора, сложившуюся ситуацию с финансированием отделений медико-социальной помощи для престарелых людей можно условно разделить на несколько вариантов.
Вариант первый. В лечебном учреждении, где имеется отделение медико-социальной помощи, а большинство из них находятся в зданиях больничных корпусов, определяется фактическая стоимость одного койко-дня в стационаре (в терапевтическом отделении); средняя длительность пребывания пациентов в стационаре (терапевтическом отделении); рассчитывается средняя стоимость пребывания пациента в стационаре (терапевтическом отделении) с момента поступления до выписки; определяется средняя длительность пребывания пациентов на медико-социальных койках; рассчитывается стоимость содержания пожилого пациента в отделении медико-социальной помощи. Затем определяется разница в расходах на содержание пациентов медико-социального отделения и "обычного" пациента терапевтического отделения. Эта разница и может возмещаться (компенсируя расходы лечебного учреждения) из фонда социальной защиты. Гипотетически можно признать, что удлинение сроков пребывания в стационарах лиц пожилого и старческого возраста связано не с медицинскими, а с социальными причинами, поэтому есть логическая связь в такой форме компенсации затрат лечебным учреждениям.
Вариант второй. Исходя из финансовых возможностей фонда социальной защиты, определяется доля компенсации затрат на оказание медико-социальной помощи престарелым гражданам в отделениях. Эта цифра отражается в договоре, который заключают между собой лечебное учреждение и орган социальной защиты. Показатель компенсации может уточняться через определенный промежуток времени и зависеть от конкретно складывающейся ситуации с финансированием службы социальной защиты, контингента пациентов отделений медико-социальной помощи, определяющих длительность пребывания одиноких пожилых и старых людей в отделении и т.д.
Вариант третий. При госпитализации в отделение медико-социальной помощи определяется, что явилось целью госпитализации. Если пациент госпитализирован в связи с полной потерей способности к самообслуживанию, то есть по чисто социальным показаниям и не нуждается в настоящее время в медицинской помощи, то оплата в этом случае должна полностью ложиться на службу социальной защиты, и зависеть она будет от длительности пребывания пациента в стационаре.
Если пациенту, помимо социальной помощи, оказываются медицинские услуги, то стоимость последних следует вычесть из общей стоимости пребывания в отделении. Таким образом, в счет, предъявляемый лечебным учреждением органам социальной защиты, не должны входить: стоимость медикаментов, физиотерапевтического и другого лечения, заработная плата медицинского персонала, а также стоимость питания на тот период, когда пациент получал медицинскую помощь, которая предусмотрена территориальной программой обязательного медицинского страхования.
Вариант четвертый. Социальная служба оплачивает только те статьи расходов, которые определены договором с лечебным учреждением. Здесь возможен вариант, когда за счет фонда социальной защиты оплачиваются только так называемые "гостиничные услуги", то есть содержание зданий, электроэнергия, водоснабжение и т.д., а также зарплата обслуживающего персонала, мягкий и твердый инвентарь.
По другому варианту, практикуемому в Самарской области, из фонда социальной защиты компенсируются лечебным учреждениям затраты на заработную плату персоналу, питание, мягкий и твердый инвентарь. По расчетам эта компенсация составляет в среднем около 60% - 70% всех затрат лечебного учреждения на содержание и лечение престарелых больных в отделениях медико-социальной помощи, в то же время значительная доля затрат ложится на лечебное учреждение, которое содержит здания, покупает мебель и оборудование, производит оплату за коммунальные услуги.
Правда, как уже указывалось, есть районы, где органы социальной защиты полностью взяли на себя все затраты по содержанию отделений.
Совместное финансирование пребывания пожилых пациентов в отделениях медико-социальной помощи, конечно, имеет очень большое значение для развития медико-социальной службы, но в то же время содержит определенные трудности, связанные с финансовыми отчетами. Ведь очень трудно бывает разделить медицинские и социальные услуги, очень трудно выставить счет отдельно за социальную помощь, оказываемую медицинским персоналом, выполняющим одновременно и медицинские манипуляции. Сложность заключается и в том, что пациенты медико-социальных отделений часто могли бы получить большую часть чисто медицинских услуг на дому, но если они госпитализированы, то естественно, что им назначаются в стационаре и профилактическое, и общеукрепляющее лечение, а также медицинские манипуляции, что ведет к удорожанию стоимости пребывания пожилых пациентов в больницах. Поэтому вполне оправдана передача целиком некоторых отделений и участковых больниц (по сути дела являющихся больницами сестринского ухода, где пациенты находятся от нескольких месяцев до года и больше) органам социальной защиты населения. При этом на баланс берутся здания и помещения, полностью расходы на содержание пожилых и старых людей, но сохраняются рабочие места для сотрудников участковых больниц, сохраняется тесная связь с центральной районной больницей.
Проблемы финансирования отделений медико-социальной помощи требуют в дальнейшем своей детальной проработки.. Постепенно накапливаемый в этом деле опыт позволяет более тщательно планировать и реализовывать непростую задачу по организации медико-социальной помощи одиноким гражданам старших возрастов.

Дементьева Н.Ф. и др. Геронтопсихиатрический центр как организационная форма оказания специализированной медико-социальной помощи в системе учреждений социального обслуживания // Медико-соц. экспертиза и реабилитация.- 2001.- №4.- С.10-17

Во всем мире отмечается непрерывный рост численности старших возрастных групп населения. В России лица старших возрастов составляют 20,7% в общей численности населения. По прогнозам демографов и социологов постарение населения будет продолжаться. Число лиц в возрасте 60 лет и старше к 2025 г. увеличится в 5 раз по сравнению с 1950 г., а численность населения 80 лет и старше - в 7 раз.
Отмечено, что в старших возрастных группах распространенность психических заболеваний в 3-7 раз больше, чем в общем контингенте населения. Это объясняется, по мнению авторов, как накоплением психически больных, заболевших в более раннем возрасте, так и появлением большого числа новых больных с психическими расстройствами, связанными с церебральными сосудистыми и атрофическими изменениями, а также с соматическими заболеваниями, характерными для позднего возраста. Более того, согласно эпидемиологической справке ВОЗ (1998), прогнозируется рост психической патологи и у лиц пожилого возраста.
При организации психиатрической помощи лицам пожилого и старческого возраста возникают специфические медицинские и социальные проблемы. Это определяется своеобразием их психической патологии, практически всегда имеющимся сочетанием психических и соматических заболеваний, значительной социальной дезадаптацией и зависимостью лиц этой возрастной группы от окружающих. Именно в связи с этим во многих странах организация геронтопсихиатрической помощи является самостоятельным, достаточно обособленным направлением психиатрии.
Результаты проводимых клинико-эпидемиологических исследований становятся информационной базой для определения и создания специализированных организационных форм оказания психиатрической, медико-социальной помощи психически больным пожилого и старческого возраста. Наиболее распространенной организационной формой оказания медико-социальной помощи лицам, находящимся в состоянии психоза или выраженного слабоумия, является их стационарное обслуживание.
В России в системе здравоохранения не существует специализированных геронтопсихиатрических стационаров для длительного лечения больных. Геронтологических больных на общих основаниях помещают в психиатрические лечебницы в случае обострения психического заболевания. Между тем для геронтопсихических больных существует проблема длительного пребывания в стационаре.
В Санкт-Петербурге с 1995 г. функционирует городской гериатрический (медико-социальный) центр, в котором открыто геронтопсихиатрическое отделение преимущественно для больных с болезнью Альцгеймера. Однако это отделение не располагает возможностями для длительного содержания пациентов.

За рубежом долговременная помощь предоставляется больным в психиатрических стационарах и домах-интернатах для престарелых, больничных палатах для длительного пребывания. В частности, в Великобритании в психиатрических стационарах имеется значительная часть коек, специально предназначенных для долговременного пребывания больных.
В связи с увеличением продолжительности жизни в Японии ожидается резкое увеличение числа больных, страдающих слабоумием. По этой причине в стране создаются специализированные "институционные" формы обслуживания этой категории больных.
Особое, самостоятельное место в структуре стационарных форм оказания психиатрической медико-социальной помощи больным позднего возраста занимают дома для престарелых. В перспективе планируется увеличение количества учреждений такого типа. Это обусловлено тем, что в связи с соматической патологией геронтопсихиатрические больные утрачивают способность к самообслуживанию и потому нуждаются, помимо лечебной, в социальной помощи.
Исследования зарубежных авторов показывают, что для больных с выраженными степенями деменции "институциональные" формы помощи являются более предпочтительными. При сравнении и сопоставлении эффективности различных организационных форм геронтопсихиатрической помощи необходим дифференцированный подход с учетом особенностей клинических проявлений психического расстройства конкретного больного. В долговременной помощи более всего нуждаются психически больные, требующие постоянного постороннего ухода, удельный вес которых, естественно, выше в старших возрастных группах.
Авторы подчеркивают, что при создании геронтопсихиатрической службы необходимо учитывать ее материально-техническую базу, уровень профессиональной подготовки медицинских кадров и ряд других обстоятельств. Необходимость решения вопроса специализации и дифференциации геронтопсихиатрической, медико-социальной помощи в стационарных психоневрологических учреждениях социального обслуживания имеет самостоятельное организационное значение.
Далее в статье описана работа созданного в Москве специализированного гериатрического психиатрического центра (ГПЦ).
Данные 10-летнего наблюдения свидетельствуют о том, что ни один из психически больных, поступивших в ГПЦ на временное проживание, по окончании времени пребывания в нем домой не возвращался. Это обусловливалось, с одной стороны, действующим порядком выписки из стационарных психоневрологических учреждений социального обслуживания, который, в частности, требует не только наличия личного желания больного - покинуть центр, но и наличия желания и гарантий со стороны родственников больного обеспечить за ним требуемый уход и надзор, а с другой стороны, - отсутствием такового желания у родственников.
Вместе с тем наличие в ГПЦ условий временного проживания являлось положительным фактором для ряда семей, которые добросовестно относились как к своим родственным (морально-этическим, правовым) обязанностям перед самим больным (матерью, отцом), так и к исполнению требований устава учреждения. Наличие возможности поместить больного на временное проживание облегчает родственникам нагрузку по уходу за больным, дает им возможность отдохнуть, а для больного психологически легче переносить временное "переселение", чем сознавать, что он навсегда покидает свой дом.
Клинические наблюдения за психическим состоянием поступающих на временное проживание показывают, что они легче адаптируются к новым условиям "среды обитания". В то время как у больных, поступивших на постоянное проживание, чаще наблюдались обострения психических расстройств. В частности, у них чаще возникали депрессивные состояния с выраженным тревожным компонентом. Они чаще предъявляли жалобы соматического характера, иногда демонстрировали реакции протеста. Следует отметить, что такие состояния отмечались у лиц с умеренно выраженной деменцией.
Организация такого специализированного профильного учреждения, как ГПЦ, позволяет обеспечить условия содержания, соответствующие психическому, физическому состоянию больных и их возрасту. Главное в состоянии пациентов - психическая и физическая немощность, снижение возможностей передвижения и способности к самообслуживанию. Это обусловливает необходимость особенно тщательного ухода, внимательного и заботливого отношения со стороны обслуживающего персонала. Важным моментом при организации специализированной геронтопсихиатрической помощи является создание среды проживания, направленной на обеспечение безопасности и удобства жизни.
В ГПЦ были осуществлены мероприятия по приспособлению внешней среды обитания больных к их психофизическим возможностям, по переоборудованию жилых палат, рекреаций, производственных помещений: были убраны потенциально опасные для больных предметы; заменено покрытие пола, чтобы пол был нескользким; сделаны широкие двери, пандусы и подъемники для колясок, смонтированы поручни и механические устройства, помогающие при передвижении больных и в уходе за ними. Приобретены оборудование и мебель, в наибольшей степени отвечающие функционально-физиологическим особенностям лиц старших возрастных групп. Обеспечена возможность провести время с родственниками. Больным предоставлены реальные возможности пользоваться личными вещами (одеждой, книгами, предметами обихода), что, по нашим наблюдениям, имело определенное психотерапевтическое воздействие, позволяло сохранить у больных "веру и надежду на скорое возвращение домой", "ощущение временности нахождения в центре".

Клинические особенности характера и тяжести состояния больных определили необходимость применения в системе организации медико-социальной помощи дифференцированного подхода. Это было достигнуто путем профилизации коечного фонда учреждения, специализации его отделений.
Отделения ГПЦ профилированы с учетом как клинических особенностей и тяжести состояния больных, так и характера требуемой ими помощи: отделения интенсивного ухода и надзора для больных с тяжелыми соматическими расстройствами и глубокой степенью слабоумия, нуждающихся в постельном режиме; отделения восстановительно-активирующего режима для больных с дефектными состояниями, но способных к самообслуживанию; отделения социально-реабилитационого режима для более сохранных и физически активных больных.
Значительное место в системе оказания медико-социальной помощи геронтопсихиатрическим больным занимает лечение. На сегодня в медицинской практике имеют место два взаимоисключающих подхода. Отрицательный подход, согласно которому врачи рассматривают большинство жалоб больных как результат возрастных изменений, что ведет к недолечиванию. С большим беспокойством следует отметить, что подобный подход преобладает у большей части руководителей и работников стационарных учреждений социального обслуживания, которые мотивируют свою позицию тем, что "наши учреждения - не больницы". Противоположным подходом является избыточная медикаментозная терапия, когда врач пытается медикаментозным воздействием устранить или компенсировать все отклонения, не соотнося адекватность назначенного лечения с выявленными отклонениями и функциональными особенностями организма пожилого больного.
Основными проблемами, которые были установлены в практике проведения медикаментозной терапии геронтопсихиатрическим больным, явились: необходимость назначения нескольких лекарственных препаратов, вследствие полиморбидности - вынужденная полипрагмазия; длительное применение медикаментов в связи с хроническим течением заболеваний (сердечно-сосудистая недостаточность, гипертоническая болезнь II-III стадии, заболевания опорно-двигательного аппарата; декомпенсированные стадии эндокринных заболеваний и др.); нарушение фармакодинамики и фармакокинетики на фоне инволюционных процессов, а также частые, являющиеся следствием психопатологических изменений негативные установки у больных на необходимость соблюдения режима медикаментозной терапии.
Учитывая изложенные особенности проведения фармакотерапии психически больным лицам пожилого и старческого возраста, в ГПЦ был внедрен "бригадный" (или "консультативный") принцип назначения и проведения соответствующего медикаментозного лечения. Медикаментозное лечение любого заболевания назначалось после всестороннего обследования больного, в том числе путем привлечения к даче заключения о состоянии здоровья врачей других специальностей. Введена практика, когда результаты каждого обследования больного и назначения ему лечения, осуществляемого врачом-интерном (терапевтом, невропатологом, урологом, гинекологом и др.) из прикрепленной поликлиники или диспансера, обсуждаются с врачом-психиатром. От выполнения больным врачебных назначений и рекомендаций во многом зависит ожидаемый и получаемый результат, поэтому в основу положено установление между больным и врачом конструктивного диалога и взаимопонимания (естественно, с учетом степени возможности его установить с психически больным).
Важное значение в лечении психически больных, находящихся в ГПЦ, придается своевременному выявлению возможных побочных эффектов медикаментозного лечения. Данное направление в организации лечебного процесса рассматривается как в достаточной степени самостоятельное. Такой подход, с нашей точки зрения, является объективно обоснованным, учитывая характер, тяжесть и степень выраженности психических расстройств у больных, вследствие которых они не всегда могут в достаточной мере информативно изложить субъективно жалобы, оценить свое самочувствие в сфере как психических, так и соматических расстройств. Более того, нередко сами жалобы, высказанные психически больным, нуждаются в психиатрической оценке. Кроме того, учитывается также и предыдущий "стаж медикаментозной терапии".
Важным условием, определяющим качество пребывания психически больного в ГПЦ, является обеспечение единства медицинских и социальных мер. В основу системы организации медико-социальной помощи в центре положено состояние больного, которое предопределяет весь комплекс социальной помощи. Организационно самостоятельным направлением в системе оказания медико-социальной помощи психически больным является социотерапия. Всячески поощряются самостоятельность больных, их активное времяпрепровождение, вовлечение их в трудотерапевтические процессы. Значительное место в системе мероприятий занимает работа с родственниками больных, с ними проводят беседы, привлекают к занятиям по привитию навыков правильного общения с психически больными.
Таким образом, есть достаточно оснований говорить о том, что клиническая интердисциплинарность гериатрии особенно отчетливо проявляется при оказании медико-социальной помощи лицам с психическими расстройствами.
Накопленный опыт по работе ГПЦ позволяет сделать конкретные выводы и определить практические рекомендации по созданию и функционированию стационарных психоневрологических учреждений социального обслуживания геронтопсихиатрического профиля.
1. Среди стационарных психоневрологических учреждений социального обслуживания ГПЦ является самостоятельной, структурно-функциональной организационной формой оказания специализированной медико-социальной помощи геронтологическим больным, страдающим хроническими психическими заболеваниями.
2. Для клинического состояния здоровья контингента лиц, находящихся в ГПЦ, характерна сочетанная, множественная психосоматическая патология с частыми рецидивами и обострениями, атипичным течением заболеваний и возрастным патоморфозом.
3. По характеру и тяжести состояния здоровья психически больные, находящиеся в ГПЦ, нуждаются в постоянном постороннем уходе и медицинском круглосуточном наблюдении.
4. Временная форма пребывания больных в ГПЦ не дала ожидаемый социальный эффект, но для многих больных она имела важное психологическое и адаптационное психотерапевтическое значение. Поэтому следует продолжить практику ее использования в работе стационарных учреждений социального обслуживания геронтопсихиатрического профиля.
5. Клиническая психосоматическая характеристика контингента больных ГПЦ и обусловленная их состоянием потребность в соответствующем объеме и качестве медико-социальной помощи ставит задачу по определению оптимальной штатно-организационной структуры учреждений этого профиля.
6. Функционально-структурной единицей стационарного психоневрологического учреждения социального обслуживания независимо от его наименования (психоневрологический интернат, геронтопсихиатрический центр и др.) должно быть отделение сестринского ухода ("отделение милосердия").
7. В стационарных психоневрологических учреждениях социального обслуживания "смешанного типа", в которых наряду с молодыми, соматически сохранными больными находятся и больные старших возрастов, необходимо также организовывать отделения сестринского ухода ("отделения милосердия"). Это позволит выделить больных, требующих, как правило, индивидуального ухода, что целесообразно с медицинской, деонтологической и психологической точек зрения.
8. Персонал ГПЦ, непосредственно оказывающий медико-социальную помощь больным, должен иметь, кроме соответствующей базовой, профессиональной подготовки, также и подготовку по вопросам геронтологии по соответствующим дисциплинам (терапии, психиатрии, неврологии и др.).
9. Учреждения геронтопсихиатрического профиля должны иметь достаточно развитую лечебно-диагностическую и реабилитационную базу (клиническую и биохимическую лаборатории, кабинеты лечебной физкультуры и физиотерапии, кабинет электрокардиографии и др.).
Таким образом, ГПЦ является не только важной, но и самостоятельной организационной формой оказания специализированной стационарной медико-социальной помощи психически больным старших возрастных групп.

Дорогие мои старики... (постоянно действующий "круглый стол" школы общественного здравоохранения) // Мед. вестник.- 2002.- №4.- С.10,11

По данным ВОЗ, психические расстройства у людей пожилого возраста встречаются в 5-7 раз чаще, нежели в среднем возрасте. Люди, выходящие на пенсию, не только заболевают, но и часто умирают раньше. Половина пожилых, потерявших супруга, умирают в течение года. Связано это в первую очередь с их невозможностью психически адаптироваться к ситуации.
В сложных ситуациях спасительной для старых людей может быть сиделка -геронтоситтер. На Западе это хорошо организовано. В Швеции люди, сидящие со своими родственниками, получают от государства зарплату как социальные работники. А в Америке этим больше занимаются общественные организации, в которых работают пожилые, здоровые люди. Это одна из немногих возможностей приспособить их к работе. Они сидят со страдающими болезнью Альцгеймера, перенесшими инсульт и т.д., приносят им продукты, общаются и довольны этой работой, потому что чувствуют свою социальную значимость. Многими специалистами считается невероятно важным, чтобы помощь пожилым оказывалась людьми примерно такого же возраста, что и сами пациенты.
Так, например дом для престарелых (государственное учреждение) в городке под Дюссельдорфом в Германии - учреждение, напоминающее пятизвездочный отель. В этом доме треть - тяжелые психически больные, а две трети - старики с "букетом" болезней своего возраста. Первые - значительно лучше идут на контакт со своими сверстниками, а вторые - целыми днями заняты с больными и чувствуют себя востребованными, нужными.
По официальным данным, среди лиц позднего возраста, которые обращаются не к психиатрам, а к терапевтам, депрессией страдают примерно от 5 до 7%. Это лишь большие депрессии, развернутая картина состояния. А если расширить круг, включить в него и маскированные депрессии, и депрессии, имеющие нетипичную психопатологическую структуру, то число таких больных составит примерно 25%. Специалисты по психосоматике отмечают, что страдают депрессиями после инфаркта пятьдесят процентов пациентов, а после инсультов - восемьдесят процентов. Тем не менее, в реанимации, где их выхаживают, нет врача-психиатра. Не устраняется главная причина всех заболеваний - депрессия, а без этого больного к жизни не вернуть. По м