Младенческая смертность - один из важнейших медико-демографических показателей, наиболее объективно отражающий состояние здоровья населения страны и уровень развития здравоохранения.
В России основными причинами смерти младенцев в последние годы являются отдельные состояния, возникшие в перинатальном периоде, а также врожденные аномалии, болезни органов дыхания. Из 5 умерших в возрасте до 1 года 2 приходится на новорожденных 1-й недели жизни. Значительные потери в раннем неонатальном периоде связаны с недоношенными детьми, с массой тела при рождении менее 2500 г. В связи с этим немаловажное значение имеет выхаживание глубоко недоношенных детей, летальность среди которых в 20 раз выше, чем среди доношенных.
Неблагополучное положение с младенческой смертностью в стране во многом связано с состоянием здоровья женщин репродуктивного возраста. Практически в 50% случаев беременность сопровождают различные виды патологии: анемия, хронический пиелонефрит, сердечно-сосудистые заболевания, токсикоз второй половины беременности. За последнее десятилетие число родов, осложненных указанными заболеваниями, возросло в 2-3 раза.
Большой урон здоровью женщины и будущему потомству наносит искусственное прерывание беременности. Аборты по-прежнему остаются доминирующим способом профилактики непланируемых беременностей. Распространенность контрацептивов невысока из-за низкого качества отечественных и высокой стоимости зарубежных препаратов. Лишь немногим более 1/3 женщин используют для предупреждения беременности современные средства контрацепции. Так, в 1999 г. из 3,2 млн. беременных 2,1 млн. родоразрешению предпочли аборт. В 5 из 100 случаев (около 60 тыс. в год) беременность заканчивается самопроизвольными и по медицинским показаниям абортами. Стабильно высокой остается и частота преждевременных родов - около 4% в год. Неуклонно сокращается число физиологически нормальных родов, т.е. все меньше женщин могут родить здорового ребенка без активного вмешательства врачей, применения медикаментов, специального оборудования, особых методик (из всех принятых в стационаре в 1999г. родов лишь 1/3 могли считаться нормальными; для сравнения: в 1990 г. - половина родов). При этом отсутствует единая система выхаживания, восстановительного лечения младенцев, родившихся с теми или иными нарушениями.
Распространенность абортов, а также токсикозов, хронических заболеваний и патологических состояний беременных не способствует снижению материнской смертности, уровень которой в России в 5-10 раз выше, чем в развитых странах: на 100 тыс. родов приходится 45-50 случаев смерти женщин от осложнений беременности, родов и послеродового периода (в Швейцарии и Швеции - по 5, в Великобритании - 6, США - 8, Японии и Германии - по 12).
Важнейшим фактом, непосредственно влияющим на здоровье беременных и новорожденных, определяющим такие функции организма, как свертывание крови, иммунитет, продукция грудного молока, обмен веществ, рост и развитие плода, являются характер питания, обеспечение необходимыми микроэлементами и витаминами. По данным исследований института питания РАМН, у 30-60 % беременных выявлен дефицит основных витаминов и такого антианемического фактора, как железо. Текущая ситуация и прогнозы специалистов не дают оснований ожидать в ближайшей перспективе улучшения здоровья беременных женщин и новорожденных. По данным профилактических осмотров, заболеваемость девушек-подростков в 90-е годы увеличилась более чем вдвое. Частота гинекологических заболеваний у них составляет 10-12%, а у женщин фертильных возрастов она повышается до 40-60%.
Современное состояние и тенденции в заболеваемости женщин и новорожденных порождают замкнутый цикл: больной плод - больной ребенок - больной подросток - больные родители. Продолжительность этого цикла составляет 20-25 лет, и с каждым новым циклом патологическая поражаемость новорожденных возрастает.

С переходом России с 1 января 1993 г. на рекомендованные ВОЗ критерии определения мертво- и живорождения было устранено неполное толкование (обоснование) живорождения, связанное с принятым более 60 лет назад в отечественной медицинской практике сокращенным перечнем компонентов признаков жизни. Унификация подхода к понятиям, характеризующим состояние ребенка (плода) в перинатальный период, проявилась в одновременном снижении в общей структуре перинатальной смертности доли мертворожденных (с 48% в 1992 г. до 45% в 1993 г.) и увеличении доли умерших в возрасте 0-6 дней (с 52 до 55%).
И, хотя среди умерших доля детей первого года жизни невелика (в 1999 г. - 0,96 %), полнота и достоверность сведений о младенческой смертности существенно влияют на качество расчетов важнейших социальных и медико-демографических показателей, в частности, ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Так, реальное сокращение смертности младенцев первого года жизни до уровня, достигнутого в развитых странах (4-9 на 1000 родившихся), соответствовало бы повышению продолжительности жизни россиян на 1 год, а в регионах с наиболее высокой смертностью новорожденных - на 2-3 год [Алъбицкий В. Ю. и др., 2001; Балыгин М., 2001; Корсунский А.А., 2001 и др.].
Считается, что материнскую смертность (МС) можно отрегулировать, повысив профессионализм врача [Венцковский Б.М., 2001], а перинатальную - на 80% можно регулировать социально-экономическими факторами и на 20% - медицинскими. При этом уровень смертности детей в возрасте от 1 мес. до 1 года жизни в наибольшей степени зависит от качества и своевременности медицинской помощи, а также организации противоэпидемических мероприятий, роль которых в 90-е годы заметно снизилась. Многие причины (инфекции, травмы, отравления) могут быть устранены при надлежащем уходе за младенцем, его патронажном наблюдении, своевременном обращении к врачу и оказании медицинской помощи [Балыгин М., 2001; Корсунский А.А., 2001].
Влияние мутагенной нагрузки внешней среды на здоровье людей в Украине обуславливает в последние десятилетия увеличение уровня врожденных уродств и наследственных заболеваний среди новорожденных. Это требует разработки и внедрения в функционирующую систему здравоохранения механизмов предупреждения возникновения этих заболеваний. В связи с этим с позиции системного подхода предлагается организационно-функциональная модель системы информационно-образовательного обеспечения населения основами медико-генетических знаний, где четко сформулированы цель, задачи, вопросы преемственности в ее функционировании. Характерным для предлагаемой модели есть то, что она базируется на перераспределении ответственности за выполнение данной функции среди медицинских работников ныне действующих медико-генетических консультаций (кабинетов, центров) и первичного звена медико-санитарной помощи. Предложенная организационно-функциональная модель со своим собственным содержанием базируется на формуле факторов риска здоровья. Внедрении ее на уровне государства (региона, территории) в деятельность структурных подразделений медико-генетической службы и первичного звена здравоохранения позволит эффективно осуществлять профилактику врожденных уродствах и наследственной патологии среди населения Украины [Рудень В.В., 2001].

С целью совершенствования перинатальной помощи, снижения перинатальной, материнской и детской заболеваемости и смертности в штате Висконсин (США) был предложен проект Scbeider (1974 г.). Для разработки программы была создана специальная группа представителей соответствующих профессий и научных дисциплин. Затем система перинатальной охраны была утверждена федеральным правительством в 1976 г. и внедрена в большинстве штатов США, что привело к значительному снижению перинатальной заболеваемости и смертности.
Перинатальная медицина в Украине традиционно подразделяется на акушерскую и неонатологическую, что в значительной степени усложняет достижение цели - обеспечение жизни и здоровья матери и новорожденного. В стране отсутствует структура, интегрирующая и координирующая стратегию и тактику акушера-гинеколога и неонатолога в случаях высокого перинатального риска, даже аттестация специалистов проводится раздельно.
Ориентация МЗ Украины на расширение сети специализированных реанимационных неонатологических коек приводит не только к неоправданному распылению дорогостоящих перинатальных технологий и средств, но и к увеличению числа детей с тяжелыми постреанимационными осложнениями.
Современные проблемы неонатологии наиболее очевидны в крупных городах Украины и в г. Киеве, где новорожденные дети определяют общий уровень младенческой смертности (МС), а среди причин смерти преобладают различные формы перинатальной патологии.
Анализ специалистами ГУОЗ г. Киева структуры МС, оперативный контроль за случаями смерти новорожденных и экспертиза качества оказания перинатальной помощи в 1997-1999 г.г., выявили реальные возможности предотвращения в большинстве случаев смерти детей в неонатальный период [Катонина С.П., 2001 и др.].
Автором сделаны выводы, что для решения проблем перинатологии и неонатологии целесообразно создать центральный (при МЗ Украины) и региональные перинатальные координационные советы, главной функцией которых будет разработка программ совершенствования перинатальной помощи, соответствующих требованиям проекта OBSQID.
Внедрение усовершенствованного сбора статистических данных, соответствующего статистическому эталону ВОЗ, целесообразно начинать с Регистра рождаемости и выполнения требований и рекомендаций ВОЗ при оценке гестационного возраста и параметров физического развития новорожденного. Информация о новорожденном должна быть дополнена детальным перинатальным анализом.
Снижение перинатальной и младенческой смертности, заболеваемости и риска инвалидизации новорожденных невозможны без серьезной продуманной реорганизации существующей системы родовспоможения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абдулаходжаева И.М., Остапенко Н.И. Система компьютерного учета объектов акушерско-гинекологической помощи в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН // Экономика здравоохранения.- 2001.- №1.- С.35-36
2. Альбицкий В. Ю., и др. Основные методологические подходы и предварительные результаты изучения смертности населения в детском и подростковом возрасте / В.Ю. Альбицкий, К.Ш.Зыятдинов, Л.А.Никольская, М.Ю.Абросимова, Ф.Р. Умярова, Л.Н. Шайхутдинова // Рос. педиатрич. журнал.- 2001.- №2.- С.48-53
3. Ананенко Г.А. Акушерско-педиатрическо-терапевтический комплекс // Медицина. - 1999. - № 3.- С.12
4. Анджеєвська В.А., Сміян С.А. Диспансеризація в акушерстві та гінекології.- К., 1998.- 130 с.
5. Антонов А.Г. Принципы организации реанимационно-интенсивной помощи новорожденным // Рос.педиатр.журнал.-1998.-№3.- С.23-25
6. Аряєв М.Л. та інш. Стратегія боротьби з синдромом раптової смерті у дітей в Україні за матеріалами Міжнародних програм / Аряєв М.Л., Н.К. Бределєва, В.Н. Кукушкін, В.О. Непомняща, І.П. Маломуж // ПАГ.- 1999.- №4.- С.164
7. Аряєв М.Л., Кукушкін В.Н., Бределєва Н.К. Синдром раптової смерті грудних дітей: епідеміологія, фактори ризику // Одеський мед. журнал. - 2001. - № 1. - С. 78-81
8. Балыгин М. Ситуация с младенческой смертностью в России // Врач.-2001.-№2.- С.40-42
9. Баранов А.А. Здоровье детей России: научные и организационные приоритеты // Педиатрия.- 1999.- №3.- С.4-6
10. Барашнев Ю.И. Новые технологии в репродуктивной и перинатальной медицине: потребность, эффективность, риск, этика и право // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии.- 2001.- №1.- С.6-11
11. Богатирьова Р.В. Демографічна ситуація в Україні і проблеми медико-генетичної служби // ПАГ.- 1999.- №1.- С.72-74
12. Венцковский Б.М. Грош-цена доктору, который перестает сомневаться // Здоров'я України.- 2001.- №4.- С.29
13. Гасников В. К. и др. Применение компьютерной экспертизы младенческой смертности / В.К. Гасников, Э.Н. Тыцкая, Т.Л. Чертова, Т.В. Коваленко, Е.Ю. Шкляева, Н.И. Пенкина // Рос. педиатр. журнал .- 2001.- №2.- С.64-67
14. Гойда Н.Г. Вплив захворюваності та поширеності хвороб у дітей і підлітків на формування здоров'я жінок України // Вісн. соц. гіг. та організ. охорон. здоров'я.України.-2000.-№1.-С.6-10
15. Гойда Н.Г. Стан та перспективи розвитку перинатальної допомоги на етапі реформування охорони здоров'я в Україні // Перинатологія та педіатрія.- 1999.- №1.- С.3-5
16. Зелинская Д.И. Педиатрическая служба России: перспектива развития // Рос. вестник перинатологии и педиатрии.- 1999.- №2.- С.4-7
17. Зелинская Д.И., Балева Л.С. Федеральные и региональные программы охраны здоровья матери и ребенка // Рос. вестн. перинатол. и педиатрии.- 1999.- №4.- С.14-18
18. Исаев. Д.С., Надирова К.И. Резервы снижения младенческой смертности и пути их реализации // Педиатрия.- 1998.- №1.- С.38-40
19. Катонина С.П. Совершенствование перинатальной помощи // Здоров'я України. - 2001. - № 1. - С. 22
20. Коломійцева А.Г., Жабченко І.А. До питання про збереження здоров'я вагітної жінки та безпечне материнство // Перинатологія та педіатрія.-2000.-№4.-С.3-7
21. Корсунский А.А. Младенческая смертность в Российской Федерации. Пути снижения // Педиатрия. - 2001. - № 2. - С.4-8
22. Курцер М.А. Организационные аспекты снижения перинатальной заболеваемости и смертности // Вестн. Рос. ассоциации акушеров-гинекологов. - 1999. - № 4. - С.42-45
23. Лук'янова О.М., Антипкін Ю.Г. Медико-соціальні аспекти здоров'я дітей в наукових програмах України з проблем дитинства // ПАГ.-1999.-№ 1.-С.5-9
24. Пуртов И.И. и др. Факторы риска и меры профилактики младенческой смертности / И.И. Пуртов, В.С. Горбунов, В.С. Стручков, М.В. Пуртова, В.А. Басуров // Пробл. соц.гиг., здравооохр. и истории медицины.- 2001.- №2.- С.14-17
25. Рудень В.В. Стан просвітнього забезпечення населення України в системі медико-генетичного консультування та шляхи його вдосконалення // ПАГ.- 2001.- №2.- С.41-46
26. Савельева Г.М. Пути снижения перинатальной заболеваемости и смертности // Вестн. Рос. ассоц. акушеров-гинекологов.-1998.-№2.- С.101-105
27. Стрижакова Н.В. и др. Оценка результатов программированных родов / Н.В. Стрижакова, Н.В. Гайкалова, А.А. Ибрагимова, Е.М. Филатова // Вестник Рос. Ассоц. акушеров-гинекологов.- 2000.- №1.- С.55-57
28. Хилобок Е.В. Неонатологическая служба в Канаде и в Украине // Медицина Украины.- 1995.- №4.- С.18
29. Чебан В.І. Деонтологія в системі охорони материнства та дитинства як складова частина соціально-медичної профілактики перинатальної патології // Буковинський медичний вісник.- 2000.- Т.4, №1.- С.261-268
30. Чернуха Е.А. и др. Наш опыт ведения послеродового периода у женщин группы высокого риска / Е.А. Чернуха, В.М. Стругацкий, С.К. Кочиева, Н.А. Короткова, Т.П. Богданова, В.А. Розанова, Е.Б. Железнова, И.Е. Драгун // Акушерство и гинекология.- 2000.- №2.- С.47-50
31. Чертухина О.Б. и др. Комплексный подход к снижению младенческой смертности / О.Б. Чертухина, В.И. Бровченко, В.М. Жукова, В.С. Рогачева // Пробл. соц.гиг., здравооохр. и истории медицины.- 2001.- №2.- С.13-14
32. Шадлун Д.Р. Частота і структура перинатальної смертності на сучасному етапі // Одеський медичний журнал.- 2000.- №3.- С.97-102
33. Шкіряк-Нижняк З.А. та ін. Проблеми охорони здоров`я дітей в Україні в аспекті конвенції ООН про права дитини // Журнал практич. врача.- 1998 - №4.-С.2-5

Підготовлено Міським науковим інформаційно-аналітичним центром медичної статистики