Сабадаш Э. Будущее в лечении рака молочной железы мультидисциплинарным подходом // Здоров'я України. -2002.-№5.-С.8-9

В развитых странах мира рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место среди злокачественных новообразований у женщин. В Украине ежегодно почти у 160 тысяч человек диагностируют злокачественные новообразования, на учете состоят около 800 тысяч заболевших раком. А рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место среди злокачественных новообразований у женщин (как в других развитых странах мира). В Украине заболеваемость РМЖ в 2000 году составила 54,2 случая на 100 тысяч женского населения. Каждый час в Украине умирает женщина от РМЖ, каждые 35 минут выявляется новый случай заболевания.
В статье взяты интервью у ведущих специалистов-онкологов, которые рассказали о последних достижениях в диагностике, лечении, реабилитации больных РМЖ.

Сергей Александрович Шалимов, доктор медицинских наук, профессор, директор Института онкологии АМН Украины, главный онколог МЗ заслуженный деятель науки Украины:
- Мне хотелось бы начать с того, что выделять ту или иную онкопатологию по степени важности, наверное, не следует. Другое дело, что патология молочной железы оказывает большую психическую, эмоциональную, социальную нагрузку, особенно на женщин молодого и среднего возрастов, и этот фактор действительно предопределяет значимость РМЖ.
Если раньше женщины стеснялись идти с этой проблемой к врачу, то сейчас все чаще обращаются при начальных формах рака. Это большое достижение, поскольку раннее выявление заболевания дает возможность получить лучший конечный результат, в том числе и в отношении прогноза выживания. Более того, при ранней диагностике рака есть возможность сделать операцию, которая заключается в удалении опухоли, а не всей молочной железы. Это возможно только в случае полноценного лечения, которое включает как лучевую терапию, так и химиотерапию.
Серьезная проблема в том, что современные химиопрепараты достаточно дороги и далеко не все пациенты могут приобрести их. В прошлом году было выделено 47 млн. гривень на приобретение таких препаратов, но уже прошел год, а мы их до сих пор не получили. Мы надеемся, что все-таки сможем лечить большинство пациентов бесплатно, как это было раньше. В этом, вне всякого сомнения, поможет национальная программа "Онкология", которую мы пытаемся внедрить уже в течение 10 лет. В ней предусмотрены переоснащение онкодиспансеров, нашего Института современной диагностической аппаратурой, ежегодная закупка химиопрепаратов. Программа позволит решить большое число проблем. Дробить и программу "Онкология" на разделы, и выделяемые средства, ставя во главу угла важность одного заболевания, в ущерб другим, а такая тенденция, к сожалению, имеет место, нельзя. Я считаю, что нет необходимости дублировать работу отделений, создавая еще и центры, которые бы осуществляли работу в том же направлении.
Наш Институт успешно решает многие проблемы, отделение рака молочной железы является одним из ведущих в стране. У 95% вовремя обратившихся больных РМЖ мы сохраняем молочную железу, удаляя только опухолевые участки, проводим полноценное лечение и имеем на сегодняшний день высокие показатели - 5-летнюю выживаемость, что является большим достижением, как отечественной онкологии, так и нашей медицины в целом. Кроме того, мы освоили новые реконструктивно-восстановительные методики лечения рака молочной железы - молочной железы реконструируют из собственной ткани. После того, как начнет действовать программа "Онкология", такие операции будут проводиться во всех онкодиспансерах Украины.
Валерий Иванович Тарутинов, доктор медицинских наук, профессор, заведующий научно-исследовательским отделением опухолей молочной железы Института онкологии АМН Украины, руководитель Украинского лечебно-диагностического маммологического центра:
- Наша главная задача, к решению которой мы, маммологи, должны стремиться, выявление рака молочной железы на ранней стадии. За рубежом ранние стадии РМЖ диагностируются в 80% случаев благодаря современному диагностическому оборудованию и наличию скрининговой системы. Там функционируют скрининговые центры, маммологические пункты, институты рака молочной железы, в Америке, например, созданы специальные институты скрининга по РМЖ. Что имеем мы?
К огромному сожалению, в нашей стране до сих пор к проблеме РМЖ продолжают относиться по старинке, применяя методы общей онкологии. Не развиваются методики диагностики и лечения, не проводятся научные исследования новых медикаментозных средств. Сложно говорить о перспективах при таком отношении со стороны Министерства здравоохранения, других ведомственных учреждений. Стыдно сказать, но у нас до сих пор нет специальности врача-маммолога. Учреждение с громким названием - Украинский лечебно-диагностический маммологический центр - работать как центр не в состоянии, поскольку нет должного финансирования, нет современной качественной аппаратуры, целенаправленно заниматься решением проблемы не дают возможности организационные вопросы. Мы работаем как стандартное поточное отделение. Сегодня каждый специалист смотрит на РМЖ со своей, удобной и выгодной ему точки зрения, а это неправильно. И даже я, будучи руководителем центра, не могу повлиять на ход событий так эффективно, как хотелось бы. Что касается регионов, то там ситуация гораздо хуже. И хотя в течение последних лет при содействии Института онкологии созданы 18 областных центров, маммологические отделения, ситуация заметно не улучшилась.

Сегодня крайне необходимо решить вопросы раннего выявления РМЖ индивидуализации и комплексного подхода в лечении. При раке молочной железы нельзя использовать какой-то один метод лечения. Профессор РАМН В. П. Летягин подсчитал: нюансов в подходах к лечению рака молочной железы можно насчитать около 60 тысяч, т.к ни одна из локализаций не имеет такого количества вариантов, как РМЖ. В лечении его используют лучевую терапию, химиотерапию, иммунотерапию, гормонотерапию и другие методы, которые необходимо индивидуально комбинировать для каждого пациента. Говоря о терапии данного заболевания, нельзя не коснуться экономической стороны проблемы. Жизнь настоятельно требует применять высокоэффективные схемы химиотерапии, особенно на основе таксанов. На рубеже веков один из наиболее эффективных препаратов этой группы - Таксотер - стремительно вошел в клиническую практику и широко применяется в схемах лечения РМЖ первой и второй линий химиотерапии. Активно изучается возможность его применения в адьювантном режиме, а схемы лечения на основе Таксотера, антиэстрогенной терапии на основе торамифена в самое ближайшее время станут стандартами химиотерапии РМЖ.
Конечно, нельзя не сказать и о проблемах диагностики и реабилитации больных. Чтобы провести широкомасштабный эффективный маммографический скрининг в Украине, нужно 3,5 тысячи маммографов, а у нас их всего 318, причем большинство - старые образцы. Сейчас специалисты в Харькове и Киеве пытаются создать отечественные маммографы, однако работа идет разрозненно, и как скоро эта хорошая идея станет реальностью, неизвестно.
И последнее, на чем я хотел бы остановиться. Необходимо создать централизованную маммологическую службу, чтобы обучать специалистов, аккумулировать знания, имеющиеся в разных странах мира, адекватно применяя их в соответствии с нашими условиями. Только в таком случае мы сможем решить проблемы, что накопились на сегодняшний день в диагностике и лечении рака молочной железы. Александр Александрович Литвиненко, доктор медицинских наук, профессор, заведующий клинико-хирургическим отделам, заместитель директора по клинической работе Института онкологии АМН Украины
- Одним из перспективных направлений в лечении РМЖ на наш взгляд, следует считать одномоментную и отсроченную реконструкцию молочной железы. Такая операция позволяет сохранить пациентке грудь. Для любой женщины, независимо от возраста, потеря ее - всегда огромная психологическая травма. В мире, по статистике, 60% браков, где жена перенесла мастэктомию, распадаются. У пациенток возникает так называемый постмастэктомический синдром - появление лимфостазов, отеков верхних конечностей, сколиоз. Воспоминания о перенесенной операции вызывают у женщины психологический дискомфорт. Другая проблема - тенденция к омоложению онкозаболеваний, в частности рака молочной железы. И если в возрасте 55-60 лет женщины относятся к предстоящей операции более-менее спокойно, то в 18-30 лет об удалении груди им даже говорить страшно.
Хотелось бы особо отметить, что с 1999 года мы выполняем реконструкцию аутотрансплантами. От применения силиконовых протезов мы отказались сразу, так как их необходимо менять каждые 4-5 лет, они дорогостоящие (протез стоит 700-900 долларов) и вызывают около 30% септических осложнений. Неизвестна совместимость протезов с другими методами лечения, например, с лучевой терапией. Мы выполняем как первичную, так и вторичную реконструкцию молочной железы, и полученные результаты дают основание считать этот метод наиболее перспективным в восстановительном лечении РМЖ. Пациенты получают необходимый объем лечебных мероприятий. Как и при мастэктомии, новый подход прекрасно сочетается и с лучевой терапией, и с химиотерапией, и с другими методами лечения. В США, например, выполняется около 100 тысяч таких операций в год. Операции с применением ТКАМ-лоскута (лоскута, перемещенного с живота пациента) за рубежом проводятся около 6-7 лет.

Сергей Петрович Галич, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник отдела микрохирургии и пластической хирургии Института хирургии и трансплантологии АМН Украины, лауреат Государственной премии Украины:
- Сегодня в развитых странах Европы и США не обсуждается вопрос о целесообразности операции реконструкции груди, удаленной по поводу рака. Эта операция стала рутинной. Согласно данным Американского общества пластических хирургов, в 2000 году хирурги выполнили 78832 таких операции, причем, я хочу особо подчеркнуть, 29633 операции одновременно с мастэктомией.
Для реконструкции груди применяют эндопротез молочной железы, системы "тканевой экспандер-протез" или перманентный экспандер, протезы и собственные ткани организма, сложносоставные тканевые лоскуты с перемещением их или микрохирургической пересадкой. Необходимо отметить, что ни один из методов реконструкции не может претендовать на универсальность и определяется, главным образом, опытом хирурга и индивидуальными клиническими показаниями.
Большинство хирургов предпочитают реконструкцию молочной железы с помощью мягкотканевых сложносоставных комплексов на базе широчайшей мышцы спины /ЛШМС/, прямой мышцы живота /ТРАМ-лоскут/, большой ягодичной мышцы и других.
Наиболее перспективным тканевым трансплантатом, считается ТРАМ-лоскут. Пластика груди нижним ТРАМ-лоскутом завоевала большую популярность и считается сегодня стандартной благодаря таким достоинствам, как значительный объем и площадь лоскута с возможностью восстановления груди даже большого размера. Косметический рубец в донорской зоне внизу живота легко скрыть под одеждой, абдоминопластика выполняется одномоментно с подъемом лоскута, при котором улучшается форма живота и талии, что пациентки воспринимают как приятную неожиданность.
К сожалению, в нашей стране и большинстве стран СНГ вопросы целесообразности восстановления груди после мастэктомии, особенно одномоментной, а также время выполнения отсроченной реконструкции, по-прежнему вызывают жаркие споры как между самими онкологами, так и между онкологами и пластическими хирургами. Этим объясняется и незначительное количество сообщений об успешном восстановлении груди после мастэктомии по поводу рака.
На наш взгляд, время проведения реконструктивной операции должно определяться, прежде всего, общепринятыми онкологическими стандартами, а они значительно отличаются от зарубежных. На Западе отмечается неуклонная тенденция к уменьшению объема мастэктомии, значительному сужению показаний к лучевой терапии, повышению роли химиотерапии как в предоперационной подготовке, так и в ходе послеоперационной реабилитации. Этому способствуют ранняя диагностика заболеваний молочной железы и значительное финансирование программ, что диктует и сроки этапов реконструкции груди. Только в США более трети всех реконструкций выполняется одномоментно с мастэктомией, и число их растет.

В Украине, в силу известных экономических условий, отсутствия качественной диагностической аппаратуры, низкого культурного уровня населения, пациентки в большинстве случаев обращаются к врачу, когда заболевание уже в III-IV стадии. И естественно, период предоперационной подготовки значительно увеличивается, что существенно влияет на проведение дальнейшей адъювантной терапии и определяет, в конечном итоге, сроки этапов реконструкции. В таких случаях рекомендуется отсрочка ее, минимум на 3-6 месяцев, для повышения регенераторной способности тканей и восстановления тканевого метаболизма. Хотя, я хочу подчеркнуть, большинство ведущих специалистов в мире предпочитают одномоментную реконструкцию как в эстетическом плане, так и в плане психоэмоциональной реабилитации пациентки.
Противоречия, которые возникают между онкологами и пластическими хирургами при решении большинства проблем, связанных с реконструкцией груди, представляются мне надуманными. Они должны уступить место тесному сотрудничеству. Будущее, без сомнения, за мультидисциплинарным подходом в решении этой сложной проблемы. Сотрудники отдела микрохирургии и пластической хирургии Института хирургии и трансплантологии и Института онкологии АМН Украины выполнили совместно более 60 реконструктивных операций. На сегодняшний день ясно, что одномоментную с мастэктомией реконструкцию груди целесообразно выполнять на базе онкологических центров, поскольку приоритет в выборе мастэктомии и последующей тактики ведения пациентки остается за онкологами. Отсроченную реконструкцию, как более сложную в эстетическом плане операцию, предпочтительнее проводить в специализированных центрах, сотрудники которых имеют серьезную подготовку в области микрохирургии и пластической хирургии.
Григорий Платонович Потебня, кандидат медицинских наук, заместитель директора Института экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии им. Р.Е. Кавецкого НАН Украины: - Среди современных методов лечения иммунотерапия рака имеет наиболее давнюю историю. Еще в конце XIX века один из основоположников онкологии Пауль Эрлих предсказывал иммунотерапии опухолевых заболеваний большое будущее. В то время иммунология казалась ключом к решению всех проблем. И, действительно, многие инфекционные заболевания в дальнейшем были побеждены именно с помощью вакцин, но раковые заболевания оказались более сложной проблемой. Дело в том, что опухолевая клетка имеет те же гены, что и ткани организма, в котором она развилась. Различия в образовании отдельных, так называемых опухолеассоциированных антигенов не настолько значительны, чтобы вызвать активную реакцию организма на их отторжение. Казалось бы, организм ежеминутно справляется с множеством клеток, имеющих ошибки в генетической программе, клеток-мутантов, которые могут стать источником развития опухоли. Однако если опухолевой клетке удалось пройти сквозь систему иммунной защиты и опухоль сформировалась, справиться с ней трудно. К тому же, развившаяся опухоль сама подавляет иммунитет. Таким образом, для эффективного противоопухолевого воздействия необходимы два условия: во-первых, удаление непосредственно опухолевого очага и, во-вторых, активизация иммунной защиты при помощи направленной стимуляции - вакцинотерапии, что очень важно для предотвращения развития рецидивов и метастазов.
Современная генная инженерия и биотехнология активно занимаются генетическим конструированием вакцин, то есть созданием специфических иммуногенетических продуктов, которые должны способствовать возникновению мощной противоопухолевой реакции. Однако, ввиду генетического разнообразия опухолей и особенностей опухолевой клетки, этот подход себя не оправдал. Сегодня лучшей считается аутовакцина, которую получают из опухолевой ткани самого больного после хирургической операции. Проблема не только в выделении иммунологического фактора, но и в усилении его действия. Именно подбор оптимального адъюванта, усилителя, наверное, следует считать наиболее трудной проблемой.

В нашем Институте исследования по созданию противоопухолевой вакцины начаты под руководством профессора Д Г. Затулы и проводятся более двадцати лет. На основе опухолевых клеток больного и продуктов синтеза Bacsubtilis АВ-56 создана первая отечественная противоопухолевая вакцина. Во время клинических исследований было показано, что после курса иммунотерапии данной вакциной 5-летняя выживаемость больных раком легких (IIIА стадия) составила 39,8% при 10,6% в контрольной группе, а при плоскоклеточной форме рака легких этой же стадии показатели были еще выше - 57,1% и 13,4%, соответственно. Подобные результаты получены и при вакцинотерапии больных раком желудка и толстого кишечника.
В отделении опухолей молочной железы Института онкологии и на кафедре онкологии Национального медицинского университета противоопухолевая вакцина применялась в комплексном лечении рака молочной железы. Получены обнадеживающие результаты, которые можно значительно улучшить, применяя оптимальные дозы и схемы введения вакцины. Изучение клинической эффективности противоопухолевой вакцины проводились и в Российском онкологическом научном центре, где также получены положительные результаты.
Исследования последнего десятилетия позволили значительно расширить работу по созданию противоопухолевых вакцин, это подтверждает и ряд патентов, полученных нашими специалистами. В настоящее время разработаны вакцины второго поколения на основе микробных лектинов и вакцины третьего поколения, созданные на основе гликопептидов опухолевых клеток. Следует отметить, вакцины не уступают мировым аналогам, а в ряде случаев даже превосходят их. В настоящее время проводится клиническая апробация разработанных вакцин, в том числе и в клинике опухолей молочной железы.
Людмила Ивановна Воробьева, доктор медицинских наук, профессор, заведующая отделом онкогинекологии Института онкологии АМН Украины, главный онкогинеколог: - Последние годы, к сожалению, характеризуются значительным ростом злокачественных опухолей. Казалось бы, мы живем в цивилизованном обществе, имеем значительные достижения в науке и технике, за последние годы повысился жизненный уровень в большинстве стран, однако рост числа злокачественных опухолей гениталий и молочной железы продолжается.
По всей вероятности, причины этого явления - нарушение детородной функции и обмена веществ у женщин. Поскольку женщина сегодня реже рожает, молочная железа не выполняет присущую ей функцию, что вызывает всевозможные гормональные нарушения, фиброаденомы и фибромы молочной железы. Это происходит на фоне различных гинекологических проблем: воспалительных процессов внутренних половых органов, нарушений функции яичников и других. Мне кажется, трудно отделить проблему молочной железы от проблем онкогинекологии. Вот почему при гинекологическом обследовании предусмотрена система выявления ранних форм РМЖ и патологий молочной железы. Женщина, пришедшая в поликлинику по любому поводу, должна пройти гинекологический осмотр. Очень важно пройти при От своевременной диагностики зависят ближайшие и отдаленные результаты лечения рака молочной железы и яичников. К сожалению, поздняя обращаемость пациенток не способствует эффективности лечения заболеваний, хотя в настоящее время мы располагаем всеми возможностями терапии онкогинекологичсских заболеваний, включая хирургические, химиотерапевтические и лучевые методы. Особые надежды мы возлагаем на широкое внедрение в нашей стране новых химиопрепаратов, таких как Таксотер. Я абсолютно убеждена в том, что только комплексные государственные программы, направленные на раннюю выявляемость и эффективное лечение онкогинекологической патологии, дадут положительные результаты.

Татьяна Феофановна Татарчук, доктор медицинских наук, заведующая отделением эндокринной гинекологии Института педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины:
- В последние годы все большее значение приобретает концепция симультанных опухолей, наличие опухолевого процесса в матке, молочной и щитовидной железе. Следует сделать акцент на необходимость согласованности действий гинеколога, маммолога и эндокринолога как при скрининге заболевания, так и при лечении и последующем наблюдении пациентки. Сегодня матку лечат гинекологи, молочную железу - маммологи, а щитовидную - эндокринологи. Отсутствие взаимодействия между ними зачастую приводит к тому, что при лечении одних состояний у женщины развиваются другие.
В нашем отделе разработана и внедрена программа по изучению особенностей течения дисгормональных патологий гениталий в контексте симультанных предопухолевых состояний. Полученные результаты позволяют говорить о необходимости создания скрининговых программ для женщин с дисгормональными заболеваниями матки и яичников, поскольку это оправдано с точки зрения раннего выявления и предопухолевых состояний и опухолей молочной железы. Взгляд гинеколога и эндокринолога на проблему молочной железы должен быть сфокусирован в двух направлениях. Первое - прежде чем назначить лечение, необходимо обследовать состояние молочной железы у женщин с фибромиомой, гиперпластическими процессами эндометрия, эндометриозом. Такое обследование зависит от возраста пациентки и включает в себя пальпацию молочной железы, которой обязательно должен владеть гинеколог, и ультразвуковое обследование. В случае необходимости женщину направляют на консультацию к маммологу, а после 40 лет маммографическое исследование обязательно для всех женщин. И второе - обследование женщин в климактерическом периоде, поскольку при гормональной перестройке онкориск возрастает.
Говоря о тактике лечения предопухолевых состояний, не следует забывать о необходимости совместных программ онкологов и других специалистов, поскольку молочная железа - орган-мишень при эндокринных сбоях, а эндокринная и нервная системы отвечают за сбалансированность, синхронность работы всего организма. Только когда эти системы будут работать согласованно, можно добиться успеха в лечении предопухолевой патологии.
Еще одним важным моментом в лечении дисгормональных нарушений и снижении онкориска является назначение заместительной гормональной терапии (ЗГТ). Вопрос о ее связи с риском развития рака молочной железы изучается уже много лет, но до сих пор остается актуальным. Доказано, что ЗГТ снижает диагностическую ценность маммографии, поэтому женщинам, принимающим ЗГТ, требуется более тщательное обследование при диагностике возможной опухолевой патологии. И хотя исследования, проведенные в нашем Институте совместно с отделом опухолей молочной железы (руководитель - В. И. Тарутинов), показали относительную безопасность ЗГТ, тем не менее, следует обратить внимание на целесообразность тщательного мониторирования. Хотелось бы сказать о несколько преувеличенном страхе в отношении ЗГТ в терапии рака молочной железы. Ведь если речь идет о качестве жизни женщины, тяжелых депрессивных состояниях, серьезных кардиальных нарушениях, которые развиваются на фоне эстрогендефицитных состояний, то препараты ЗГТ необходимо назначать даже женщинам, прооперированным по поводу рака молочной железы. У нас такой опыт есть, мы назначаем препараты, проконсультировавшись предварительно с маммологом и проведя детальное обследование пациенток. Вопрос качества жизни женщин, прооперированных по поводу рака молочной железы, и коррекция их гормонального гомеостаза на сегодняшний день являются новыми тенденциями и в мире, и в нашей стране.

Василий Иванович Борисов, профессор, доктор медицинских наук, Центральный городской онкологический диспансер, г. Москва, главный химиотерапевт г. Москвы:
- При раке молочной железы неоадъювантная терапия позволяет значительно уменьшить количество мастэктомий за счет проведения органосохраняющих операций. В будущем, как мне представляется, при использовании более активных схем лечения можно получить гораздо большее число больных в стадии "ноль", то есть добиться регрессии, как первичной опухоли, так и пораженных лимфоузлов. Это даст возможность не только уменьшить саму опухоль, увеличить процент органосохраняющих операций, но и улучшить отдаленные результаты.
Следующий момент - отказ в будущем от поточных лимфоаденэктомий. Уже сегодня ставится вопрос о том, что их не всегда нужно выполнять, если мы имеем дело с маленькой опухолью. Возможно, мы сможем вообще отказаться от этих калечащих операций путем проведения как неоадъювантной, так и активной химиотерапии в адъювантном режиме. Если это произойдет, процент осложнений в виде лимфостазов будет значительно ниже.
Зоя Павловна Федоренко, кандидат медицинских наук, заведующая научно-организационным отделом Института онкологии АМН Украины, научный руководитель Национального канцер-регистра: - В Украине происходит постоянный рост заболеваемости злокачественными новообразованиями, ежегодно увеличиваясь на 2%. В качестве причины смерти рак занимает второе место, 16-17% смертей приходится на его долю. Ежегодно регистрируются примерно 160 тысяч новых случаев рака, из них 23 тысячи - легкого, 20 - кожи, 15,5 - желудка и 14,5 - молочной железы.
Главная задача в решении проблемы заключается в ранней, своевременной диагностике. Опухоль должна выявляться на доклинической стадии, когда ее размер не превышает 1 см. В этом случае, как показывает практика, можно достичь хороших результатов. Если говорить о создании полноценной маммологической службы, то ее первостепенной задачей сегодня должна быть организационная. Надо вести постоянную работу с общелечебной сетью, обучать врачей, наказывая их за каждый запущенный случай, особенно, если речь идет о женщинах трудоспособного возраста. Сегодня крайне необходимо повысить уровень онкологической настороженности и грамотности, только тогда мы сможем добиться более значительных результатов.
Владимир Федорович Семиглазов, академик РАМН, руководитель хирургического отдела НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова, председатель Общества онкологов Санкт-Петербурга и области:
К сожалению, в России, как и в Украине, рак молочной железы занимает первое место по заболеваемости и одно из первых по смертности. Тем не менее, за последнее время наметились существенные сдвиги в решении данной проблемы. В первую очередь, это касается более частого выявления рака молочной железы на ранних стадиях и выполнения органосохраняющих операций. Появились новые лекарственные средства, ряд химиопрепаратов, например, таксаны и другие, которые применяются после завершения хирургического лечения или во время его проведения. Появились новые гормональные препараты, позволяющие улучшить результаты лечения, - это ингибиторы ароматазы, которые на сегодняшний день можно считать перспективными как в адъювантной, так и в неоадъювантной терапии. Все эти терапевтические методы уже применяются во многих клиниках, институтах Москвы и Санкт-Петербурга. Таким образом, можно сказать, что сегодня формируется новый стандарт лечения.

Підготовлено Міським науковим інформаційно-аналітичним центром медичної статистики